Большой Ух - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Большой Ух

Был в моём детстве такой замечательный мультик «Большой Ух». Его главный герой упал с небес на Землю и стал призывать земных жителей (в лице доброго волчонка) прислушиваться к тому, что происходит где-то далеко: в высоких сферах, на других планетах, в космосе. Имея большие и чуткие уши, он мог слышать всё, что происходит во Вселенной, однако не слышал того, что происходит у него под носом. Волчонок же, напротив, был равнодушен к тому, что делается в далёких мирах. Его внутренняя антенна была настроена на то, чтобы улавливать сигналы бедствия в ближайшем окружении и бежать на помощь. Этому нравственному слуху он научил и своего большеухого друга. Вот так просто в 1989 году создатели этого анимационного шедевра объяснили детям теорию малых дел в стране, которая уже стояла на пороге глобальных социальных и политических потрясений.

Ровно 9 лет назад вышел мой первый материал на страницах газеты «Невское время». Я писала о заседании квалификационной коллегии судей, которые вынесли беспрецедентное для Петербурга решение: прекратить судейские полномочия Владимира Казакова. Широкой общественности города этот судья Приморского района был уже известен как непримиримый борец с коррупцией. Судьба героя моей первой публикации в «НВ» оказалась немилосердной: лишение судейского статуса, потом несколько лет в СИЗО по ложному обвинению в убийстве бывшей жены, потом – во многом благодаря освещению судебного процесса нашей газетой – долгожданное освобождение и оправдание. А спустя пару лет – внезапная гибель в автомобильной катастрофе… Всю эту историю я пропустила через себя.

Помню, когда в 2007 году я переходила из отдела соцпроблем на должность редактора отдела информации, коллега Павел Виноградов метко охарактеризовал моё журналистское амплуа: «О чём бы ни писала Инна, из любого её материала торчат уши социальных проблем».

Нет, не зря творили свой мультипликационный шедевр его авторы. Возможно, именно тогда, в 1989 году, во мне и зародился тот самый внутренний «Большой Ух», без которого журналистика – не профессия. В моей памяти до сих пор живы обстоятельства и детали тех историй, которые я освещала на страницах «Невского времени». Это и сироты-двойняшки, которых из-за трагической смерти их матери попытались лишить права на законное жильё. Это и одинокая мама с ребёнком, чью комнату в коммуналке «по ошибке» занял прапорщик милиции, пока они были в отъезде. Это и ветеран-блокадник, так и не получивший от города жильё. Это и бесправные, запуганные дети в закрытых интернатах, и многие-многие другие люди и судьбы.

Когда твой внутренний камертон настроен на подобный лад, потеря площадки для журналистских выступлений становится личной трагедией, которую трудно выразить словами. Что ж, попробую с помощью образа. Однажды на развалинах древнего амфитеатра в Херсонесе (Крым) меня укусила сколопендра. Я очень испугалась, потому что тварь эта мало того что страшная, так ещё и ядовитая, вплоть до летальных исходов. Пока я добралась до гостиницы, мне стало совсем нехорошо: появился жар, начали неметь руки и ноги. Друзья вызвали скорую помощь. На вызов приехал очень спокойный двухметровый доктор, который начал меня неспешно утешать: «Вам повезло! Сколопендра нынче не в силе!» В моих глазах – полное недоумение и непонимание. Видя это, доктор уточняет, всё также флегматично растягивая слова и припадая на «о»: «Смертельно опасна только майская сколопендра, когда у неё брачный сезон. А августовская не в силе: без энергии, без яда, без серьёзных последствий. У вас просто аллергическая реакция».

Сегодня выходит моя последняя публикация на страницах любимой газеты. И я чувствую себя как… сколопендра, которая не в силе. Без энергии. Без яда. Без последствий от укуса. Но по-прежнему с большими и чуткими ушами.

 

 

// Инна Тимченко, обозреватель «НВ»
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте