Это будет фильм о тех, кто переводил Джойса в страшные годы - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Это будет фильм о тех, кто переводил Джойса в страшные годы

Автор фильмов «Окно в Париж», «Праздник Нептуна», «Фонтан», «Бакенбарды» хочет вернуться к идее создания картины «Радость любви к Джойсу» и посвятить фильм памяти Екатерины Гениевой, российского филолога, культурного и общественного деятеля.

 

Юрий Мамин, кинорежиссёр

Фамилия автора «Улисса» созвучна английскому слову «радость». «The joy of love for Joyce» – так звучит название фильма на английском языке. Когда-то у юной Кати Гениевой была воспитательницей Елена Вержбловская – православная монахиня Досифея, секретарь отца Александра Меня. И однажды Елена пришла домой из архива и, плача, жаловалась Катиной бабушке, что выяснила точно – «его убили из-за Джойса». И Катя спросила: «Тётя Лена, вы говорите, что вашего мужа убили из-за радости. Но как из-за радости можно убить?»

И вот так эта игра слов дала название сценарию, легла в основу «Радости любви к Джойсу». Моя дочь, которую тоже зовут Екатерина, прочитала автобиографическую книгу Вержбловской «Близнец», где Елена рассказывает о своём муже Игоре Романовиче, переводчике «Дублинцев», первом переводчике «Улисса», историю их любви и его гибели в Большом терроре. Пронзительная правдивая книга, где много чудес и мистики, связанной с личностью самой Вержбловской. Книга – рассказ о её молодости, похожий на бунинскую новеллу «Холодная осень», где героиня прощается со своим женихом, уходящим на Первую мировую войну и гибнущим там. Это прощание с ним холодной осенью осталось с ней на всю жизнь. Так и всю жизнь Елены Вержбловской освещает время её молодости, короткий период, когда она была вместе со своим мужем Игорем Романовичем. Именно тогда он переводил «Улисса»…

И вот я задумал этот сценарий о людях, переводивших Джойса в то время. И убитых или сосланных в лагеря тогда, в годы Большого террора. Это были интеллигентные, тонко чувствующие, культурные люди. И поразительно умевшие радоваться жизни. Даже в лагере, даже когда кашляли кровью, они ещё могли смеяться при встрече.

А Джойс во всей этой истории выступает как герой параллельного мира. В мире Игоря Романовича за любовь к Джойсу платят жизнью, а Джойс живёт и не подозревает, что в СССР есть влюблённые в его творчество люди. Которые вскоре погибают от руки власти, собственного государства. И этих людей с Джойсом связывают, по сути, только культура, литература, талант. Так возникает история, возникает это трагикомическое повествование о параллельных мирах.

Дочь моя связалась тогда с Екатериной Юрьевной Гениевой, которая сама была известным исследователем творчества великого ирландца, написала книгу «И снова Джойс…». Я приехал к Гениевой, мы поговорили, она меня благословила на написание сценария, а потом, прочтя его, одобрила. Стала консультантом проекта. Показала сценарий министру культуры Ирландии, а также Владимиру Толстому, который стал, в свою очередь, инициатором чтения сценария на Джойсовских чтениях в Ясной Поляне. Екатерина Юрьевна начала было тогда читать сама, но потом её стали душить слёзы, и она передала текст артисту….

Сценарий прочли Алексей Герман-старший, Светлана Кармалита, на «Ленфильме» почти всем он понравился. Улыбался министр культуры Мединский, приехав к нам на «Ленфильм» на сдачу сценария. И мы были практически уверены, что получим поддержку. Но...

 

…Сейчас, когда Екатерины Гениевой не стало, я думаю, что этот фильм тем более надо сделать. И посвятить её памяти. Буду искать инвесторов – в России, за рубежом.

 

//
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте