Фемида всем ухмыляется по-разному - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Фемида всем ухмыляется по-разному

Читаю судебные решения последних недель и понимаю, что ничего не понимаю. То ли суды превратились в чёрные ящики, этакую вещь в себе, то ли законы странные написаны, то ли слуги закона так распоясались, что вместо правосудия получается то самое предусмотренное поговоркой «дышло». Это если без подробностей.

Евгения Васильева – главная коррупционерка эпохи. Миллиарды на неё не повесили, но разворованные сотни миллионов суд признал и вынес приговор: пять лет реального срока. Фактически максимум. В принципе могло быть и десять лет, раз уж и служебное положение, и группа лиц, но в принципе «пятёрочка» – максимум.

Однако обернулся он минимумом – за решёткой экс-петербурженка провела всего меньше трёх месяцев. Остальное отсидела в комфортабельной квартире в столице. Зато в колонии успела пройти курс коррекции личности и была отпущена по УДО, поскольку тюремные психологи признали рецидив маловероятным.

А вот другой петербуржец, Андрей Пивоваров, провинился, как решило следствие, по статье о неправомерном доступе к компьютерным данным. Хотел с помощью полицейского проверить подписные листы в базе данных УМВД, которая для служебного пользования. Хорошо, вовремя разоблачили и до паспортной базы этот злоумышленник не добрался. Ему тоже, если по максимуму, можно дать 5 лет. Но только в случае особо крупного ущерба – более чем на миллион. Хотя какой ущерб, если злодеяние пресечено на корню? Тем не менее к этому обвиняемому суд не так снисходителен, как к ослепительной блондинке. Никакого домашнего ареста, хотя съёмная квартира в Костроме  – место куда менее приятное, чем апартаменты в Молочном переулке Москвы.

Может, Пивоварову достался менее гуманный судья? А может, факты биографии подкачали? У него ни ордена, как у Васильевой, ни положительной характеристики с места работы или жительства. Да и выглядит активист РПР далеко не так лучезарно, как королева «Оборонсервиса»: взгляд мрачноват, стрижка коротковата.

И вообще, судья может руководствоваться своим внутренним убеждением и решать самостоятельно, кому узилище, а кому свобода. Так в законах написано: судья в своём процессуальном праве. Поверил, что женщина твёрдо встала на путь исправления, и отпустил. А за кражу рубанка тот же судья закатал ранее судимого пьянчугу на полтора года да ещё на строгий режим. Хотя тот вроде тоже раскаялся, повинился и рубанок вернул.

Одна незадача, российские граждане не одобряют решения судей. Московского судьи, который дал «символу российской коррупции» 5 лет колонии, хотя прокурор просил условно. И судогодского районного судьи, который уверовал в то, что осуждённая встала на путь исправления и достойна УДО.

Цифры у социологов угрожающие: по одному опросу 60 процентов россиян уверены, что приговор слишком мягкий, а по другому уже 70 процентов полагают, что на свободу её выпустили чересчур поспешно и вовсе не с чистой совестью. Насчёт пивоваровской попытки неправомерного проникновения в паспортную базу ни ФОМ, ни ВЦИОМ россиян не опрашивали. Но исходя из того, что вполне свежие базы УМВД любой сумеет прикупить на Горбушке или на Крупе и никто за это ещё не сел, граждан России вряд ли взволнует чудовищное злодеяние Пивоварова. Большинство даже не узнает, за что сидит и будет сидеть активист из Петербурга в далёкой Костроме. А вот про дело Васильевой знают 87 процентов россиян, и только каждый 12-й готов одобрить доброту судей.

Дело вовсе не в кровожадности соотечественников. Милосердие часто стучится в их сердца. Верю, что подавляющее большинство пожалели бы покусившегося на рубанок забулдыгу или того же Пивоварова. Но дело не в том, кого и за что пожалел народ, а в том, кого и за что пожалели обычно неумолимые слуги Фемиды.

Неукротимая страсть к демонстративному сверхпотреблению, свойственная российским чиновникам всех рангов, видна и из нашего окна, и из окошка избы на далёкой сибирской заимке. От Москвы до самых до окраин россияне знают, что банкеты-шубы-авто-квартиры приходят вовсе не за зарплату. И яснее, чем уполномоченный по правам человека Элла Памфилова, понимают, что УДО Васильевой – это не милосердие, а элитное правосудие. Нечто вроде спецмагазина, спецполиклиники и спецраспределителя номенклатурной эпохи.

 

Кто ж из нас не разглядел ухмылку Фемиды, которая вместо того, чтобы вслепую взвешивать вину подсудимого, карать и миловать по вине его, нахально подглядывает и подсуживает? Но, как учил поэт, есть ещё и Божий суд, который не ухмыляется.

 

// Марианна Баконина, обозреватель канала 100 ТВ
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте