Границы национальных интересов - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Границы национальных интересов

Мы обустраиваем Россию как национальное государство. Но каковы же насущные интересы этого устройства?


Национальное государство обычно предлагают как альтернативу страшному слову «империя». Многие публицисты используют определение «имперское мышление» как жупел, которым они побивают своих оппонентов.

На самом деле империи – просто одна из стадий становления национального общества, и многие народы проходят подобную стадию. «По словам Джорджа Вашингтона, США были основаны как «зарождающаяся империя», – пишет американский мыслитель Ноам Хомский. К тому же он цитирует ещё своего соотечественника и коллегу, утверждающего, что «Америка родилась как идея, и поэтому она должна нести эту идею всегда». Эти темы можно отыскать в новом сборнике знаменитого лингвиста и публициста «Создавая будущее». По Хомскому, смысл империи находится в расширении территорий и нынешняя политика США движима именно имперской энергией.

Стало быть, если мы держимся за наши географические координаты, мы держимся за имперскую составляющую нашего менталитета. А нужно ли это нам? Стоит ли держаться за наследие Российское империи? Не лучше ли поискать, пока не поздно, новые ориентиры? На эти вопросы пробует отыскать разумные доводы культуролог Игорь Яковенко в работе «Российское государство: национальные интересы, границы, перспективы».

Основное в Империи – это идея, система ценностей, приподнятая над каждым отдельным человеком, живущим в империи. Мы слышим эту идею, мы читаем эту идею, мы пропитаны этой идеей, мы, люди моего поколения, помним ещё, каково жить внутри имперской идеи. «Великие империи оформляли синтез больших цивилизационных кругов, – утверждает Яковенко. – Национальные государства возникают на их месте». Он видит национальное государство как выразителя интересов общества. А эти интересы представляются ему как равнодействующая отдельных надежд и желаний, «проекция законных личных целей и интересов большинства общества».

Каким образом улавливаются и оформляются эти интересы – тема многих статей и размышлений. Но сейчас о другом – о географических очертаниях нашего ареала. Эта проблема кому-то может показаться частной, но для России она крайне важна. Если есть национальное государство, стало быть, у него есть и границы. Какие же границы следует иметь Российскому государству, чтобы отстаивать свои/наши национальные интересы?

Яковенко отвечает достаточно точно, хотя на первый взгляд замысловато: «Ответ целого на изменение параметров внешней (и внутренней) среды должен укладываться во время, достаточное для эффективной реакции в той точке пространства, где произошло изменение». Иными словами, надо успеть перебросить армию, подразделения МЧС, технику, деньги, чтобы отреагировать на вызовы среды. Там, где мы не успеваем, где нам приходится тратить несоразмерные средства, туда нам и не следует торопиться – те территории выходят за рамки наших национальных интересов, а стало быть, и границ.

С общей точки зрения, с позиции простой арифметики всё кажется достаточно ясным. Но как только теорию начинают применять к реальным областям, возникают сшибки и противоречия. По мысли автора, из тела России уходят Сибирь, Дальний Восток, Крайний Север: «Однажды экономические интересы субъектов за Уральским хребтом войдут в конфликт и с экономическими интересами центра, и с интересами государственной целостности».

Но что Россия без Ямала, Тюмени, Владивостока? Даже если не вспоминать об истории, достаточно посмотреть на современную экономику. Да, возможная угроза отделения зауральских земель существовала всегда – вспомним хотя бы «Общество независимости Сибири» Григория Потанина. Но на этот вызов должен быть дан ответ обоюдоострый. С одной стороны, надобно развивать промышленные центры в европейской части, чтобы сделаться несомненным центром притяжения для географических окраин. С другой – развивать и те же окраины, чтобы они чувствовали себя частью большой общности. То же самое с Кавказом и даже с Памиром. Мы не можем уйти с горных перевалов, потому что именно высокие хребты и есть наши естественные границы – с военной точки зрения.

 

Да, арифметика хороша для начальной школы, для освоения высших элементов знания требуются уже иные разделы математики.


// Владимир Соболь, писатель, лауреат Государственной премии России
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте