Наш нежный, прекрасный сад!.. - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Наш нежный, прекрасный сад!..

 

Каюсь, чеховский «Вишнёвый сад» казался в юности скучноватой пьесой – ни помещица Раневская с её вздохами о «милом саде», ни вечный студент Петя Трофимов с его несносным оптимизмом, ни «новый русский» купец Лопахин не пленяли воображение… И только в 1990-е годы дошло до сердца это пророческое: «Сад рубят…» – и вся страна хором, на манер Раневской, запричитала: «О мой милый, мой нежный, прекрасный сад!»


Светлана Мосова, 
литератор

Оказалось, Чехов про нас написал. И про наш сад. И что вообще это было чеховское послание человеку.

«Приходите все смотреть, как Ермолай Лопахин хватит топором по вишнёвому саду, как упадут на землю деревья! Настроим мы дач, и наши внуки и правнуки увидят тут новую жизнь!..» – сказали нам новые лопахины, и можно было, конечно, порадоваться за их внуков и правнуков, но нам были дороги и собственные дети.

То есть пришло время оплакивать наши сады, когда хватанули топором по паркам и садам – вишнёвым, яблоневым, рябиновым, – а на зачищенном месте стали возводить то пресловутый стеклобетон, то терема. Тут и вспомнили «скучную» пьесу Чехова с лопахинской фразой: «Идёт новый помещик, владелец вишнёвого сада…» Да расплакались в конце над знаменитой ремаркой: «Слышно, как вдали стучат топором по дереву».

И правда, застучали то там, то тут – и стало не скучно. Стало больно.

Кстати, именно в 1990 году чеховское послание человеку подхватила песня: «Не губите, мужики, не губите – не рубите дерева, не рубите…» Куда там…

Справедливости ради стоит сказать, что топором стали стучать давно. Историки знают, что Петровский остров, к примеру, славился когда-то роскошными садами и парком, разбитым в 1840 году по приказу Николая I, однако некоторое время спустя он был потеснён дачами знатных вельмож (знакомая картинка, правда?), а впоследствии – фабриками и заводами. В советское время опять отщипнули землицы будь здоров (одновременно не забывая декламировать Маяковского «здесь будет город-сад»), и то, что мы видим сегодня, – это всего лишь остатки былой роскоши.

К слову, и чудесного парка Крестовского острова сегодня могло бы не быть, потому что ещё в 1914 году, на заре российского капитализма, эту территорию собирались отдать под застройку доходных домов: доход – путеводная звезда капитала. Но тогда беда миновала. Однако через сотню лет «новый помещик» стал тихой сапой превращать остров-парк в престижный спальный район – «спальник», как говорят в народе.

Отдельная печальная песня об историческом районе Петербурга – Рыбацком, утопавшем когда-то в садах. Старожилы вспоминают, как в 1980–1990-е годы их родовые дома (заметим, высокие образцы деревянного зодчества, 300-летняя родовая память – прадеды-то на века строили!) со всеми садами пошли под снос. Как рубили, что называется, по живому, и поверженные деревья полыхали яблоневым цветом. Как слезилась розовая стружка, и дух деревянного Рыбацкого уходил безвозвратно…

Разумеется, время идёт, всё меняется. И должно меняться! Стеклянным колпаком заповедники милой старины не накроешь и вспять историю не повернёшь – это всё равно что вздыхать о каретах и севрюге, которая когда-то водилась в Неве. Однако народные войны за зелёные островки города не стихают, и иногда они бывают даже победоносными, например, застройщикам всё же не удалось оттяпать территорию у сада имени Ивана Фомина в Выборгском районе: на защиту любимого места отдыха горожан встало общественное движение. И сад отстояли, ура!

Конечно, мне могут возразить: дескать, если бы не рубили, то и Петербурга бы не было – был бы сплошной лес. А ведь и людям где-то жить надо.

Это правда. Но страна-то огромна, и тут опять вечный Чехов: «Вся Россия – наш сад». Сад, который мы рубим и рубим. Вот и сегодня руки чешутся срубить в Пушкине Баболовский парк да коттеджи отгрохать (кто больше, круче и выше!), а ещё построить город-спутник Южный, уничтожив Кондакопшинский лес. Новые лопахины, мускулистые, с пружинистым шагом («златая цепь на дубе том»), вновь и вновь «хватают топором по вишнёвому саду» – в общем, «идёт новый помещик».

 

Так и хочется сказать ему: дорогой ты мой, пройди мимо – мимо наших садов, парков, лесов… и иди ещё дальше!.. Занавес.

 

//
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте