Особенности национальных СМИ - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Особенности национальных СМИ

«НВ» пыталось разобраться, почему прибалтийская пресса изобилует статьями о «российской угрозе»


По мнению бывшего главного редактора латвийской  газеты «Телеграф» Александра Краснитского, «объективность – тоже большой вопрос. Например, при освещении конфликта не всегда получается сразу дать и противоположную точку зрения. Ресурсов нет…»



минуточку внимания!

Европейская пресса редьки не слаще…

Светлана Белоусова, эксперт по странам Балтии

Недавно, разговаривая с эстонским депутатом Европарламента Яной Тоом, я услышала от неё – журналистки с огромным стажем – неожиданное заявление. «Наша профессия, – сказала Яна с откровенной печалью в голосе, – быстро деградирует. Люди приходят на интервью и задают вопросы в соответствии с заранее расставленными маячками, по которым нужно будет лепить текст…»

Поскольку разговор шёл об эстонских журналистах, единственный вывод, который можно было сделать из сказанного: что бы на Западе ни говорили об ангажированности российских СМИ, европейская пресса редьки не слаще… А ведь и правда, странная получается штука. Смотришь прибалтийские новостные ленты – и диву даёшься: неужели в Эстонии, Латвии и Литве все озабочены только отношениями с Россией? А иначе чем объяснить, что политики только о том и говорят, что об опасности, грозящей прибалтам из-за ближней восточной границы?

Может быть, конечно, и другое объяснение такого назойливого «монотемья» – лето, сезон каникул и, следовательно, полный информационный штиль. А тут – беспроигрышная тема, которая легко распушается и подогревается удачно подобранными цитатами. И это предположение, судя по всему, к истине ближе, чем зацикленность прибалтийского политбомонда на российских делах. Нет, о Москве, Кремле и Путине действительно говорят почти все медийные эстонские, латвийские и литовские политики. Вот только, встречаясь с министрами, депутатами и мэрами с глазу на глаз и беря у них эксклюзивные интервью, я ни разу не слышала ничего похожего на прочитанное в прибалтийских газетах. Практически все их ответы на мои не всегда лицеприятные вопросы оставались спокойными, конструктивными и вполне миролюбивыми. Вот и последние встречи с далеко не последними в своих государствах людьми прошли, что называется, «в тёплой дружественной обстановке». Под кофе, который – да простят меня коллеги! – прибалтийские бармены готовят гораздо лучше, чем их соотечественники-журналисты выпуски новостей…

 

«Контакты стали менее активными»

 

С Витаутасом Грубляускасом мы знакомы давно. Ещё с тех времён, когда он был впервые избран мэром Клайпеды. Поэтому задавать ему, джазмену с мировым именем, вопросы о том, помогает ли музыка в политической деятельности и когда он в последний раз играл на трубе, не имело смысла. Ответы были известны заранее. Первый: «Политика не помогает джазу, но джаз помогает политике. Импровизация, способность чувствовать публику – это то же самое, что принять быстрое политическое решение». И второй: «Моя труба по-прежнему на гвоздике не висит. Играл вчера вечером, минут двадцать-тридцать. Как всегда, у себя дома, в подвале…»

В общем, разговор выстраивался совсем на других темах. И они оказались не менее интересными, чем беседа о музыке…

– Во-первых, господин Грубляускас, хочу поздравить вас с переизбранием. Впрочем, в том, что вы вновь станете мэром Клайпеды, никто и не сомневался…

– Спасибо, конечно, за хорошие слова. Но эта победа, хотя она, может, и казалась лёгкой со стороны, на самом деле такой не была. В неё вложено и много времени, и масса энергии. Когда баллотируешься, ты не можешь быть пассажиром на заднем сиденье. Надо самому во всём участвовать…

– Безусловно. Но ведь клайпедчане не могли не заметить, насколько город преобразился во время вашей прошлой каденции!

– Я не переоцениваю своего личного вклада. В городе работает очень много прекрасных специалистов. Конечно, мне, как мэру, чаще всего приходится быть в авангарде. И всё-таки я скорее дирижёр большого слаженного оркестра, чем солист, которому музыканты только аккомпанируют, а зрители всегда аплодируют.

– То есть были всё же какие-то провалы в работе?

– Ну, вообще-то неудач может избежать лишь тот, кто вообще ничего не делает. Но слово «провал» для меня звучит немножко драматически. Я бы сказал: были потери, неосуществившиеся надежды и мечты. И в первую очередь к этой категории я бы отнёс то, что мы не смогли убедить правительство притянуть в Клайпеду финиш регаты Volvo Ocean race 2014. Я вложил в эту идею очень много сил и до сих пор верю, что это стало бы большим плюсом для города. Но, к сожалению, время, когда решался вопрос, совпало с формированием нового правительства. Да и сама политическая ситуация была тогда очень неблагоприятна для серьёзных решений на государственном уровне…

– Вам, как мэру, наверное, приходится постоянно учитывать политическую ситуацию?

– Это вопрос, я бы сказал, философский. Но вообще-то город – неотъемлемая часть государства. Если это полезно, нужно и важно для государства, значит, это должно быть полезным, важным и нужным для города тоже. Хотя честно могу вам сказать: я глубоко убеждён, что муниципальные власти не должны вмешиваться в сферу международных отношений. Чем меньше они этим занимаются, тем лучше живётся горожанам.

– Да, но Клайпеда – город портовый, и значит, вы не могли не ощутить на себе влияние введённых санкций!

– Скорее, ваших контрсанкций… Было бы, конечно, смешно говорить, что никто в Клайпеде после их введения ничего не почувствовал. Но о том, как всё это повлияло на нашу жизнь, лучше всё-таки спрашивать у портовиков. Они, наверное, рассказали бы больше. А я могу лишь передать вам, что от них слышал. Например, о переменах в потоке грузов, который, к сожалению, изменился не в сторону увеличения. Но – повторю – точные цифры вам могут назвать только портовики.

– Зато вы, наверное, можете сказать, насколько уменьшилось число приезжающих в Клайпеду туристов?

– Это в большей мере почувствовали в Паланге и Ниде, где живут только за счёт туристов. Клайпеда – совсем другое дело. То есть туризм в городском бюджете занимает, конечно, большое место. Даже очень большое. Но – не решающее. Кстати, вы знаете, что Клайпеда в Литве один из трёх городов – доноров бюджета? И это, между прочим, тоже больной вопрос. Некоторые говорят: «Разве мы виноваты, что кому-то не очень везёт? Почему мы должны платить?!» Правда, пока это только дискуссия, не более того…

– Всё так. Но мне бы хотелось вернуться к вопросу отношений Литвы с Россией.

– Я уже сказал, что муниципальная политика не должна смешиваться с международной. Для нас, муниципалов, главное – чтобы у людей была возможность путешествовать, познавать друг друга, общаться с соседями. И чем связи будут более открытыми, более интенсивными, тем лучше для всех.

– Знаете, господин мэр, я поймала себя на мысли: к величайшему моему стыду, не знаю, есть ли у Клайпеды в России город-побратим.

– Даже два – Калининград и Череповец.

– Вот это да! Ну, Калининград – я понимаю, это ваш сосед. А Череповец-то почему?

– Так сложилось. Правда, в последнее время наши контакты стали не такими активными, как прежде. Но мы стараемся всё-таки связи поддерживать, ни в чём не ограничивая и уж тем более не разрывая.

– А ведь наша газета выходит и в Череповце. Так что интервью с вами там тоже прочтут.

– Очень приятно. Обязательно передавайте от меня череповчанам привет!..


привет из россии

Елена Авдеева, заместитель мэра Череповца:

– Успешные партнёрские отношения между Череповцом и Клайпедой сложились более 20 лет назад. С 1992 года официальные делегации и творческие коллективы являются постоянными участниками мероприятий, проводимых как на территории Череповца, так и в Клайпеде. В основном наше сотрудничество затрагивает социальные и культурные сферы. Проводятся совместные конференции, круглые столы по здоровому образу жизни и другим социальным темам. Мы всегда приглашаем принять участие город-побратим в детском фестивале оздоровительной направленности «Радуга детства», который проходит в нашем городе. Литовские коллеги всегда откликаются на приглашения и всегда говорят спасибо. Надеемся на дальнейшее тесное сотрудничество с Клайпедой.

Беседовала Светлана Белоусова, Клайпеда – Петербург

 

«НВ» выражает благодарность за организацию данной встречи коммерческому атташе Литовской Республики в России господину Альгимантасу Белзусу


тем временем в эстонии…

В конце прошлого года правительство Эстонии после долгих дискуссий поддержало идею создания телеканала на русском языке, который должен «более успешно противостоять российской пропаганде». На 2015 год на этот медиапроект из госбюджета выделено 2,5 миллиона евро. В дальнейшем планируется сумму увеличить до 4 миллионов.

Комментируя это сообщение, член правления национального телерадиовещания (ERR) Айнар Рууссаар подчеркнул, что новое детище не будет конкурировать с российскими телеканалами».

Объективно говоря, по части получения информации русские в Эстонии отнюдь не обделены – транслируются практически все основные российские телеканалы. В отличие от Латвии и Литвы Эстония не отключала – ни временно, ни навсегда – ни один из «вражеских голосов», хотя требования подобного рода раздавались неоднократно. Но возобладала здравая идея: запреты не имеют смысла, поскольку через индивидуальные «тарелки» можно принимать что угодно. И на этом фоне достаточно логичной представляется позиция скептиков, которые считают, что вообще нет смысла затевать новый телеканал.

Среди скептиков – президент Русского клуба в Эстонии, тележурналист с почти 40-летним стажем Евгения Хапонен. Она считает, что для формирования редакции, способной создавать качественные программы, у Эстонии нет ни материальных, ни человеческих ресурсов.

Другие скептики задаются вопросом: а будут ли на новом канале иметь возможность высказаться «неправильные» с точки зрения властей организации, представляющие русскоязычное население? Пустят ли туда, например, НКО «Русская школа Эстонии», представителей Союза неграждан, объединения российских соотечественников? Отвечая на эти вопросы, руководитель по развитию русского телеканала Янек Лутс заверил: «У нас демократия. Единственная возможность – слышать всех, кто здесь живёт!»

Однако это заверение диссонирует с результатами исследования «СМИ и меньшинства», автор которого социолог Кари Кяспер утверждает: «В течение года на эстонском ТВ состоялось 35 передач «Граждане республики». На каждую приглашались четверо гостей, то есть в общей сложности их было 140 человек. Русских участников – лишь пять…»

Вывод очевиден: вряд ли возможность «слышать всех, кто здесь живёт» будет реализована…

Вячеслав Иванов, корреспондент «НВ» в Таллине


и в латвии

Страна в ответе за здоровье нации

Иванс Клементьевс, депутат латвийского сейма

Когда кто-то говорит: «Латвия – страна спортивная», мне всегда хочется спросить: «И на чём строится такое убеждение?» 

Как минимум треть латвийских школьников регулярно пропускают уроки спорта. Сделать это несложно, достаточно просто взять освобождение у семейного врача. И самое, на мой взгляд, возмутительное – семейные врачи на это охотно идут! Причём их объяснение такого попустительства сводится к тому, что детям не по силам выполнить предложенные школьной программой нормативы!

Дошло до того, что на занятиях присутствует только процентов двадцать класса. А остальные дети кладут учителю на стол медицинскую справку, запрещающую им заниматься физкультурой…

Я не раз спрашивал: «Да почему же такое происходит?!» И слышал самые разные ответы. Одни считают, что подростки просто не хотят носить форму. Другие уверены: дети стесняются выполнять упражнения, так как сами считают, что ничего не умеют.

Ещё одна причина – элементарная скука. И правда, поколения меняются, а уроки физкультуры в школах ведутся по давно устаревшей советской системе.

Можно ли как-то осовременить школьную программу? Я убеждён: несомненно! Но чтобы она реально работала, необходимо в первую очередь изменить образ мышления преподавателей спорта. Может быть, я скажу сейчас то, за что меня многие обвинят… Но я, наверное, был бы не против того, чтобы преподаватели спорта уходили на пенсию в 50 лет. Впрочем, это мера радикальная. Можно найти и другой путь решения проблемы. Например, почему бы не ввести требование, чтобы освобождённые от урока физкультуры дети всё равно присутствовали в спортзале? Или другая идея – пусть родители сами решают, должен ли ходить их ребёнок на спорт или нет. Как скажут – так и будет. Но, боюсь, не все мамы и папы знают, что если подсчитать, сколько латвийские спортсмены заработали олимпийских медалей на душу населения, то мы стоим в мире на шестом месте!

Впрочем, в большой спорт идут очень немногие. А вот уроки физкультуры, по моему глубочайшему убеждению, необходимы всем школьникам. И – добавлю уже не как спортсмен, а как политик – страна должна быть в ответе за здоровье нации.

 

//
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте