«Перепутали демократию с колбасой» - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Перепутали демократию с колбасой»

В рамках спецпроекта «НВ» известный политик и общественный деятель Валерия Новодворская размышляет о том, что мы построили за 20 лет перестройки и реформ.

За два десятка лет в стране изменилось многое, но самые большие метаморфозы произошли с сознанием людей. Казалось бы, совсем недавно мы готовы были жизнь положить на борьбу за свободу и демократию – достаточно вспомнить погибших защитников Белого дома в дни августовского путча 1991 года, а сегодня слово «демократ» стало почти ругательным. О том, почему демократия так быстро перестала быть ценностью для россиян, размышляет лидер «Демократического Союза» Валерия Новодворская.

– Народ, который выходил толпами в 500 тысяч на Манежную площадь, ходил, как ему казалось, за демократией. Но на самом деле народ перепутал демократию с колбасой, а парламент – с супермаркетом. В парламенте не продается колбаса и водка, там совсем другими ценностями торгуют. Помаленьку все подторговывают, даже на Западе, но главное там остается нетленным и неприкосновенным. У народа было ощущение, что коммунисты съели всю колбасу. Понятно: есть хотелось, еды никакой не было, и показалось – многие невольно внушали народу это заблуждение, – что, как только прогоним коммунистов, в магазинах сразу появится колбаса. Не «свобода нас встретит радостно у входа», а продавец с полными прилавками. И отдадут нам не меч, не кирку и даже не трактор, а заполненную корзину из супермаркета и еще тележку на колесиках в придачу, и ни за что не надо будет платить. Да, мы внушали любовь к Западу, но, боюсь, у народа создалось впечатление, что Запад – это 28 сортов колбасы, полные витрины, изобилие и, как у Войновича в романе «Москва-2042», выкинут все это само собой появившееся, и можно будет все уносить домой.

«Демократический Союз», кстати, обещал много неприятностей на выходе, очень много трудов, большое напряжение. Мы говорили правду с самого начала, и коллеги-демократы нам на это пеняли, что мы, мол, отгоняем народ от демократии. Мы же открыто объясняли, что придется наверстывать упущенные 500 лет, долго и нудно трудиться, что будет имущественное неравенство и с этим надо будет смириться. Одни будут беднее, другие – богаче, и это – навсегда. И нужно страшно напрягаться, чтобы тебя не уволили с работы, многое уметь, следить за своим здоровьем, потому что медицина стоит дорого, за все надо платить, жить с полной ответственностью, стоять на своих ногах, ничего не просить у государства, и главное – работать, работать и работать. И когда еще догоним, если догоним вообще! Может быть, эти 500 лет невосполнимы...
И действительно, оказалось, что капитализм – это либерализация цен, это – правда об истории, правда о том, что мы – на помойке, что в стране нет ни промышленности, ни сельского хозяйства, гордиться нечем, кроме ракет и покорения Енисея. Ну, может быть, еще балетом, но это никак не заслуга социализма. Народ, надолго впавший в заблуждение, что другого мира нет и происходящее вокруг него происходит везде, вдруг оказался наедине с зеркалом под названием «демократия». А это зеркало не убеждает тебя, что ты на свете всех милее, всех румяней и белее. Это зеркало говорит правду – многие на свете и румяней, и белее, а чтобы ты был таким же, нужно засучить рукава и работать.

– Оказалось, что эффективное сельское хозяйство – это фермерство, которое означает не сидение перед телевизором, а работу от темна до темна. Кто так смог – тот преуспел. Видела я таких фермеров в Новгородской области, но их оказалось мало. Другие же стали швырять в них каменья, травить их скот, поджигать их дома. Оказалось, что демократия – это ответственность и очень тяжелая работа. Все равно как «мэнифест дестини» в Америке, когда люди в полотняных фургонах пересекли прерии и скалистые горы на пути в Калифорнию, и очень многие умерли по дороге от рук индейцев и от жажды.

У Ирвинга Стоуна есть роман «Достойные моих гор» об этих людях, так вот, мы оказались в итоге недостойны своих гор. Первые американцы перевалили через свои горы, хотя многие из них погибли на перевалах. А у нас на первом же перевале возник вопль: зачем либерализация, где наши фантики от конфет, которые были сбережениями, нас разули и раздели! Одни просто сидели и ныли, другие скупали ваучеры.

Демократия не живет без этого фундамента. Она – острый нож, которым можно и зарезаться. Так вот, Россия зарезалась демократией, потому что каждые выборы приближали нас к печальной развязке. То народ за ЛДПР голосовал, то за коммунистов. Наконец он нашел себе «Единую Россию» и срочно в нее влюбился. А до этого в кого только не влюблялся! Ельцин очень быстро перестал сопротивляться, желая народной любви. А дальше реформаторы уже все делали урывками: отхватили клок социализма – и в сторону. Мандатов же на реформы не было. Демократия убийственна в том случае, если народ не сделал нормальный либеральный выбор.

Демократия стала для страны орудием самоубийства. И чем дальше, тем меньше голосов на выборах получали правые, а народ абсолютно не желал нести ответственность за последствия своего позорного безделья и рабства в течение семидесяти с лишним лет, все больше разочаровываясь в «результатах демократии». Демократия нужна людям самодостаточным, налогоплательщикам, которые хотят управлять государством, которое они содержат на свои налоги. Тем, кто кричит «Хлеба и зрелищ!», она не нужна. Им нужно поцеловать чьи-то сапоги, им нужен старший брат, которого они и будут любить.

Личный достаток? Но это не то, что тебе дарит государство, и не то, что ты украдешь. Это то, что ты сам заработаешь и сможешь передать своим детям, а те передадут своим потомкам. Это то, что будет улучшать среду обитания – страну, в которой ты живешь. Личный достаток сейчас у большей части страны, если поверить всем воплям и стонам, нисколько не прибавился. Какой личный достаток в бесчисленных Арзамасах? Какой личный достаток, когда промышленность нерентабельна? Когда не созданы рабочие места, нет ни дорог, ни инфраструктуры? Не будет никакого личного достатка, потому что его не бывает без демократических ценностей.

Ну не работает власть без обратной связи, без этого зеркала, в котором она может увидеть себя! Не работает экономика без ответственности со стороны населения. И вообще ничего не будет работать, если ничего не строить, а жить только за счет трубы. А на всех трубы не хватит. История с Пикалево может повториться в масштабах всей страны. Пока власть кидает куски, не такие уж большие, но очень скоро у нее этих костей и объедков не останется. Тогда народ поймет, если, конечно поймет, что сначала – свобода, потом – колбаса, а не наоборот.

Суверенная демократия? Это – предельное лицемерие. Не бывает суверенной демократии. Бывает демократия, описанная в Декларации прав человека и в Пакте о гражданских и политических правах. В Конституции РФ, кстати, тоже. Где многопартийная система? Где свобода СМИ? Где свобода собраний? Конституционные права превратились, и по воле народа в том числе, в фикцию, потому что народ все это не требовал. Конституция – это генетический код страны, генетический код народа. Или же это просто бумага, в которую можно завернуть селедку. И поэтому можно сказать, что у «совков» в этом отношении генетическое заболевание. В стране два народа, и один из них – «совки» – составляет процентов 95. Все-таки создали эту общность – советский народ. А он генетически не может стать гражданским обществом. Это лучше всех Евтушенко сказал в своем «Лесгафте», имея в виду под словом «народ» люмпенизированную толпу:
И если порою народ
Ярмом недовольно
потряхивает,
То вовсе не в жажде свобод.
Ему бы – корма образцовые,
Ему бы – почище хлева...
Свобода нужна образованному,
Неграмотному – жратва.


Народ должен посмотреть на себя со стороны, перестать заниматься самовосхвалением, должен дать себе отчет в своем печальном положении. И ничего не просить у государства! Нужно понять, что основа благосостояния – индивидуализм. Не научится этому – значит – все…

досье «нв»

Валерия Ильинична Новодворская родилась 17 мая 1950 года. Школу закончила с медалью. До первого ареста училась в Институте иностранных языков им. Мориса Тореза на французском отделении. В 1977 году закончила вечерний факультет иностранных языков Московского областного педагогического института им. Крупской. В 19 лет организовала подпольную студенческую группу, в которой обсуждалась необходимость свержения коммунистического режима. Первый раз была арестована в 1969 году по обвинению в антисоветской агитации и пропаганде. Впоследствии параллельно с педагогической работой и работой переводчика Новодворская участвовала в распространении и тиражировании самиздата и продолжала попытки создать подпольную политическую партию для борьбы с КПСС. Ее трижды судили за диссидентскую деятельность, систематически вызывали на допросы, направляли в спецбольницы. Была организатором ряда несанкционированных митингов, за участие в которых с 1987 года по май 1991 года подвергалась задержанию и административным арестам 17 раз. В мае 1988 года участвовала в создании партии «Демократический Союз». В мае 1991 года против Новодворской было возбуждено уголовное дело за призывы к насильственному свержению государственного строя. Освобождена 23 августа 1991 года «в связи с изменением обстановки в стране». Не ограничиваясь политикой, Новодворская занимается журналистской и просветительской деятельностью. Автор нескольких книг, свободно владеет французским и английским языками. Является лидером «Демократического Союза». Живет и работает в Москве.

// Анна Кострова
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте