Служил я в стройбате… - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Служил я в стройбате…

про жизнь

Не знаю, куда планировал направить меня военкомат на Фонтанке, но на сортировочном пункте в Риге капитан Рожкалн искал художника и спортсмена. Я откликнулся и очутился в маленькой части в латышской глубинке.

Солдатом я точно был не самым образцовым: самоволил, дрался и ещё всяко-разно там нарушал. Но Ленина рисовал узнаваемо, в соревнованиях, когда надо, участвовал и к концу первого года «заслужил» полугражданское бытиё на заводе «Сарканайс металлургс» в Лиепае.

Наш весенний призыв 1976 года для отряда, где служили в основном сыны Кавказа и Средней Азии, был событием исключительным: в нём были ребята из Ленинграда и другого Северо-Запада России, Москвы, Белоруссии, Украины. 

Но следующий весенний был, как говорит нынешняя школьная воспитательница сына Ваньки, «бесплатный цирк шапито»: в часть привезли еле-еле пригодных даже к нестроевой, плохо или совсем не говорящих по-русски разнокалиберных «бойцов» из Азербайджана, Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана… 

Так получилось, что за первым построением новобранцев на плацу я наблюдал с крылечка санчасти, куда приехал из лиепайской ссылки «полечиться» к своему приятелю фельдшеру Серёге. Там же вместе со своим другом-доктором готовился к встрече с новобранцами и командир части.

Несмотря на утро, начальники изрядно поддали, а в подпитии голос у командира частенько срывался на мальчишеский фальцет. В данной ситуации это было совсем ни к чему, и, стоя в «предбаннике», майор звучно прочищал горло раз за разом, повторяя солидным басом:

– Здравствуйте, товарищи солдаты!

Получалось вроде неплохо и даже грозно.

Наступило время выхода. По привычке, глядя под ноги, командир вышел на крыльцо, вскинул глаза на плац, увидел своё новое войско, резко охренел и не зря «отрепетированным» голосом не удержал в себе:

– Ой, б…!!!

И в нашем призыве не было Аленов Делонов и Муромцев, но увиденное было за гранью. Потом выяснилось: командир как-то накосячил в верхах и в наказание ему спихнули всю «некондицию».

Непонимающие по-русски вновь обращённые военные строители, как и учили, вразнобой, но дружно ответили:

– Здравия желаем, товарисч командир!

Наблюдающая за представлением обслуга дружно согнулась от хохота. Командир, отойдя от шока, резко развернулся и пил с доктором целый день.

Наутро ещё бухой доктор пришёл к нам в палату, где мы с фельдшером Серёгой тоже не совсем на сухую обсуждали творчество модного композитора Тухманова, и сказал:

– Ты, Чепакин, съе…л бы в свою Лиепаю. А то командир, пока не вырубился, твердил, что ему теперь страшно по части ходить и надо хоть немного русских из командировок назад повытаскивать. Собирайся, я тебе машину дам, а то, не дай бог, на глаза ему попадёшься.

В тот же день я «навсегда» уехал в Лиепаю и в части появлялся только по крайней нужде.

А о том, что довелось служить в стройбате, – не пожалел ни разу.


Блог: https://www.facebook.com/chepakin


// Андрей Чепакин, заведующий фотослужбой «НВ»
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте