Тень Победы - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Тень Победы

Почему нет почтения к останкам погибшего красноармейца? Потому что имя его неизвестно.

Несколько лет назад я изучал ситуацию: некая фирма «Эдельвейс» собиралась застроить часть Берега мужественных на юге Финского залива. Это второй Невский пятачок – даже в годы блокады плацдарм держали любой ценой. Масла в огонь подкинул тот факт, что местные депутаты и администрация уже всё согласовали. А если бы застройщик догадался сразу переименовать фирму, так и скандала бы, скорее всего, не случилось. Ведь годом раньше по-тихому отрезали землю в соседней Красной Горке – ещё одном военном мемориале. В 1942 году еле живой Ленинград высадил сюда десант, а в 2007-м кости погибших начали поднимать экскаваторы.

Разумеется, эти факты возмутительны и не предполагают дискуссии. Однако я стал замечать, что тема «строительства на костях павших воинов» стала увесистым чёрным пиаром, которым можно вдарить по кому угодно. В интернете найдётся немало видео, на которых некие активисты кричат в камеру: «Мэр строит таунхаус на костях героев». Скорее всего, это означает, что началась предвыборная суета. Вдруг оказывается, что новый торгово-развлекательный комплекс в центре города воздвигнут поверх истлевших шинелей. А окружающие его кварталы – нет?

В Волгограде спорят о массовом жилищном строительстве по федеральному проекту «Доступное жильё» в районе Лысой горы. Общественники рассказывают, что здесь полегли десятки тысяч советских солдат и офицеров, захоронений особенно много в верховьях Купоросной балки. Чиновники возражают: а что в Волгограде построено не на костях, если здесь произошла самая кровопролитная битва в мировой истории? Сталинград уже к 1948 году отстроил десятки заводов и жилых кварталов – вряд ли тогда бережно относились к солдатским останкам.

Кто прав? Не знаю. Но у меня шевелятся остатки волос от другого: те же поисковики рассказывают, что без особого труда подняли и идентифицировали десяток советских воинов у Лысой горы. И теперь патриоты предлагают создать здесь музей-заповедник воинской славы под открытым небом! Как выразился один из них, «на Лысой горе в нетронутом состоянии сохранился ландшафт местности, каким он был во время сражения». Словно это культурный слой Мачу-Пикчу.

Мы живём в стране, где никогда не жалели средств, чтобы на всю катушку отметить День Победы. При этом солдатские кости в местах боёв считаются «ландшафтом местности». Их и 70 лет спустя можно эксгумировать из почвы «музея-заповедника» и часто даже опознать. Но при всём ура-патриотическом воспитании даже школьники привыкли, что герои у нас безымянные. Хотя погибли они не в Бразилии и не на Марсе, а в черте миллионного города. И подлинная дань их памяти заключается в том, чтобы вернуть людям имена. Не укладывается в голове, почему этого не делалось в первые послевоенные годы. Но если даже тогда нашему коллективному сознанию это не казалось первостепенным, то чему удивляться сегодня?

Под Петербургом в деревне Кондакопшино структуры «лесных баронов» Зингаревичей собираются построить питерский город-спутник Южный. В деревне есть воинский мемориал бойцам 45-й, 63-й, 64-й гвардейских дивизий. Представители застройщика инициировали создание неких «поисковых отрядов», которые заявляют, будто серьёзных боёв здесь и не было никогда. Это в пяти километрах от Пулковских высот! Местные общественники утверждают, что останки погибших воинов ищут на землях, которые полвека после войны были сельхозугодьями. А в лес и болота никто не суётся.

Спор этот тянется со времён губернаторства Валентины Матвиенко, но в преддверии 70-летия Победы перекочевал на телеэкраны и газетные полосы явно неспроста. В начале 2015 года у молодого бизнесмена Антона Зингаревича начались проблемы: его компания оказалась должна различным банкам свыше 10 «ярдов». Официально сообщалось, что некоторые банкиры обращались с заявлением в правоохранительные органы. Наверняка какие-то разговоры велись и со старшими родственниками Антона Борисовича. Договориться, похоже, не удалось, и к весне Зингаревичей начали «мочить» в СМИ именем павших героев.

 

Ведь простой россиянин всегда готов уверовать, что буржуи строят дворцы на костях. А ржавые каски в грибных лесах – это наша национальная форма поминовения. Стоит ли удивляться, что вышедший из народа чиновник способен искренне прослезиться, выступая перед ветеранами, и тут же расписать полмемориала очередному «эдельвейсу». Потому что журавли, в которых вселяются души солдат, – это лишь слова из песни за нетрезвым столом, где говорят о реальных делах.


// Денис Терентьев, литератор
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте