Успешный Ван Гог - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Успешный Ван Гог

«Креатив», «позитив», «успешность» – эти бодряческие слова вошли в нашу жизнь на переломе эпох, породив впоследствии «креативных художников» и «успешных писателей», причём до сих пор эти словосочетания в нашем сознании не совсем сочетаются – вопрос: почему?

В новейшие времена в моду вошёл и термин «текст» – в значении слова «произведение». Нет, относительно современного чтива этот термин, наверное, можно употреблять без особого ущерба, но всё чаще мы слышим с экрана телевизора: «текст Гоголя», «текст Пушкина», «текст Толстого»…

Представим, что некто сказал бы классику: «Ваш текст, Лев Николаевич, очень креативен и успешен» – чай, огрел бы косой Лев Николаевич.

Кстати, «креатив» в переводе с английского – «творчество», и когда говорят «креативный художник», получается «творческий художник», то есть тавтология (масло масляное).

Конечно, те или иные слова появляются не просто так, не от балды: язык есть сознание нации, и он несёт информацию о времени, духовности народа, его истории. Не случайно, например, долгое время говорили (а многие говорят и поныне) «ПикассО», ставя ударение на последний слог, то есть на французский манер: в данном произношении была закодирована информация о том, что весть об испанском художнике пришла к нам из Франции.

Есть свой код и в лукавом слове «успешность», которое сегодня лоббируется с маниакальной настойчивостью. Нам предлагают массу тестов и семинаров на темы: «Успешность, или Как стать богатым человеком» (знак равенства!), «Правила для успешного человека», «Талисманы для успешного человека», «Портрет успешного человека» (на обложке журнала атрибут успеха – рекламная тошнотворная улыбка, как на коробках стирального порошка: нет места сомнению и грусти!). Кстати, среди портретов успешных людей есть и Конфуций. «Успешный человек Конфуций» – это звучит не просто смешно, как-то неловко перед философом и мыслителем.

Спрашивается: что здесь не так, почему данная фигура речи оскорбляет слух? То есть почему фраза «картина имела успех» звучит вполне естественно, а выражение «успешный человек» имеет странный привкус?

А дело в том, что сегодня символом успешности стали деньги, материальное благополучие. Исходя из этого, можно ли назвать, например, успешными художниками Ван Гога и Модильяни, обделённых признанием при жизни и вниманием Плутоса? А был ли успешен Пушкин, пройдя свой земной путь в постоянной нужде и оставивший после себя огромные долги? И есть ли в галерее «успешных людей» место великому зодчему Карлу Росси, который, как известно, «столице севера дал пышное убранство, был славой вознесён и умер в нищете»?

И тут стоит обратиться к семантике слова «успех». В толковых словарях находим следующее: спеть, успеть, спех, спешно (двигаться, развиваться, стремиться вперёд); успех – удача в военной операции, победа; признание заслуг; успешность деятельности, обучения, строительства и так далее. Иначе говоря, всё, что угодно, но ни слова о деньгах. Так сложилось: в исторической ментальности нашей нации успех не связан с мамоной. В то время как в западном менталитете (исключаем гениев, живущих совсем другими заботами) успех – это прежде всего материальный успех. Успешный человек – это правильный человек, неуспешный – неправильный, неудачник, достоин порицания и пренебрежения. В русской же традиции напротив: отношение к людям, потерпевшим неудачу, – сочувственное, и не случайно на Руси говорили вместо «любить» – «жалеть».

…Помнится, одна моя соотечественница, переехавшая на постоянное житьё в США, сетовала: мол, не дай бог в ответ на вопрос: «Как твои дела?» пожаловаться на свои неудачи – в следующий раз тебя при встрече постараются не заметить.

А вот у нас всласть поплакаться – хлебом не корми, и при этом мы, ничтоже сумняшеся, рассчитываем на понимание и сострадание собеседника (не будем лишаться этого доброго чувства, это наше достояние, не побрезгуем им и впредь).

И вот что ещё интересно: наш язык не случайно был назван Владимиром Далем «живым Великорусским» – живой организм, он рано или поздно отторгает от себя всё ненужное, чужеродное. Как совсем недавно вытолкнул из себя ставшее едва ли не вездесущим кошмарное «вау».

Отринет ли наш великий и могучий «успешных художников» или прирастёт ими – покажет будущее. Но уже теперь это словосочетание некоторые произносят с явной долей иронии. Может, поэтому язык немеет назвать Ван Гога или Модильяни «успешными людьми»...

 

Нет, пусть уж они остаются для нас просто великими. Ныне и присно.

 

// Светлана Мосова, литератор
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте