В стороне от белого КАМАЗа - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В стороне от белого КАМАЗа

Я давно мечтала о таком театре – без кресел и сцены, без занавеса и кулис. О таком театре, где ты не просто безмолвный зритель, которому позволено лишь смеяться и плакать, а где ты становишься участником действия и ничего не подозревающие люди кругом видятся тебе статистами, и в декорацию превращаются улица, площадь, двор, парк, железная дорога, набережная…Такой театр, на мой взгляд, должен существовать. И он возник.

Хотя это вовсе не новость. В первые годы после Октябрьской революции были популярны спектакли вне театральных подмостков. И теперь, в начале XXI века, случилось как бы возрождение театра вне театра. На международных фестивалях, включая один из самых популярных – Авиньонский, – режиссёры из разных стран уже не первый год практикуют разнообразные интерактивные формы театрального действа. И вот наступает момент, когда ты, наконец, в полной мере оказываешься в новых условиях театрального существования и задаёшься вопросом: ты этого хотела?

«В сторону белого КАМАЗа» – так называется спектакль из программы
I Санкт-Петербургского фестиваля спек-таклей в нетеатральных пространствах «Точка доступа». Он был сыгран больше 30 раз в жилом микрорайоне близ станции Удельная. Создала его творческая группа: драматург Всеволод Лисовский, художники Александра Ловянникова и Алексей Лобанов, режиссёр Вера Попова, при активной помощи самих жителей района Удельной, рассказавших создателям спектакля реалии своей жизни.

Белого КАМАЗа никто из зрителей так и не нашёл, но суть не в этом. Спектакль – для выносливых, скорее даже для спортсменов с высоким IQ. В удобном кресле не развалишься, нужна удобная для пеших прогулок обувь, тёплая одежда, минимум груза в руках – надо выдержать в хорошем ритме пять километров по парку.

Такой театр уже прозвали променад-театром или театром-бродилкой. Он напоминает квест – ты идёшь по знакам-рунам, читаешь в условленных местах тексты, которые несколько ошеломляют тебя молодёжным сленгом, претензией на оригинальность и мифологичность. Когда по маршруту следования тебе встречаются заросшие бурьяном дома с пустыми окнами и обвалившимися балконами, ты думаешь о разрухе в родном отечестве. Когда игра приводит тебя к барельефу головы барана на отлично отремонтированных Ярославских банях, охватывает радость: умеют же построить и восстановить! Когда после блужданий в холодном парке тебя сажают в старую, 60-х годов, машину, сильно смахивающую на автозак, в голове проносятся мысли о недавних митингах, в которых ты принимал участие или уже не принимал и тебя никто там не «вязал», но ведь наверняка могли.

Для чего нужен такой театр, который тебя внедряет, порой чуть не насильно, в социальную среду знакомого или вовсе незнакомого пространства? А чтобы зритель-участник смог встать на место жителя этого района, на место собаки этого района, бомжа этого района и ощутить прелесть и подлость времени и жизни. Вот, собственно, и всё. Больше ничего.

Трудно оспаривать социальный театр, как и тёплое отношение к городским легендам, сохранение памяти о реально живших здесь людях. И не может не импонировать, что театром-бродилкой с наушниками и айпадами увлеклись местные бабушки, совсем не театралки, и им удалось увидеть места привычного обитания по-новому. Замысел прекрасен.

Но вот драматургического материала до обидного мало. Задевающие душу человеческие истории заменились многозначительной пустотой и не слишком удачной попыткой написания чего-то внятного в жанре «новой драмы». Хотя зрителям, обладающим воображением и фантазией, весь этот променад мог вполне прийтись по душе, так как пустоты заполнялись собственными воспоминаниями и ассоциациями. Но в таком случае сильно ли такой «спектакль» отличается от обычной прогулки по району?..

Сегодня это примета времени: главное – придумать идею, запустить проект, создать концепцию, найти форму и всё это залить жирным слоем… пустоты. («В сторону белого КАМАЗа» – далеко не худший пример, здесь хотя бы была попытка нащупать тему.) На то же самое натыкаешься в живописи, в литературе, в кино… В искусство ринулись толпы не умеющих ни рисовать, ни писать, ни ставить спектакли.

Я обеими руками за театр-бродилку, сопелку, свистелку, за театр социальный, документальный, вербатим, но – с идеями и смыслами. Порой же современный театр напоминает ребёнка из интеллигентной семьи, который, оставшись один дома, разбивает молотком фамильный фарфоровый сервиз, получая наслаждение от звуков разлетающихся осколков.

 

// Елена Добрякова, обозреватель «НВ»
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте