Древо коррупции. Пять лет спустя - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Древо коррупции. Пять лет спустя

«Древо российской коррупции», которое мы нарисовали в 2010 году, увы, не спилено, не засохло, а всё так же зеленеет. Впрочем, кое-что, конечно, изменилось. Что именно?



Три громких дела – «Оборонсервиса», экс-губернатора Сахалина Хорошавина и экс-губернатора Коми Гайзера – позволяют надеяться, что парочка суков нашего дерева хотя бы частично подпилены и надломлены. Хотя бы потому, что широко засвечены схемы обогащения героев этих дел.

Суть дела «Оборонсервиса»: распродажа государственного имущества нужным людям по заниженным ценам. Данный вид коррупционного бизнеса считался практически безопасным, ведь любые экспертные оценки имущества субъективны, и чиновник-продавец всегда может прикрыться заключением какой-нибудь оценочной конторы. Однако эта схема хорошо работает только при наличии мощной «крыши». Без неё весь этот беловоротничковый криминал оказывается беспомощен.

Дело Гайзера и Ко слегка похоже на историю госпожи Васильевой – речь тоже идёт о передаче госсобственности в частные руки. Но нюансы везде свои. В Коми губернаторская команда, по версии следствия, различными способами отжимала в свою пользу госпакеты акций тамошних предприятий. В широком смысле эта схема называется «приватизация прибыли и национализация убытков». Прибыль получали частные структуры, а спасать компании, из которых были выкачаны все соки, приходилось властям.

Бывший же губернатор Сахалина действовал, если верить материалам предварительного следствия, проще и прямолинейнее всех – он просто брал гигантские откаты с крупных госзаказов. 

Однако эта коррупционная Ниагара – откаты за госзаказы – пока так и не перекрыта. Потому что цены госконтрактов – всех этих развязок, станций метро, мостов, стадионов и прочего – по-прежнему берутся, по сути, с потолка. В Москве недавно прикрыли известную в соответствующих кругах частную фирму, называвшую себя «центром ценообразования при министерстве строительства». Однако практика рисования смет методом «прищуря глаз» широко используется и сегодня – с соответствующими последствиями для бюджетов всех уровней и карманов чиновников.

Тем не менее три перечисленных выше дела на общий объём коррупции, конечно же, повлияли. Ведь люди идут во власть ради денег и влияния, а не ради тюремных сроков. Которые для многих уже стали реальностью.

Что же касается остальных веток нашего дерева, то они на месте: сказать, что хоть какой-то вид коррупции у нас искоренён, увы, нельзя. Но хотя они и не срублены, то хотя бы усохли, подвяли… Впрочем, некоторые наоборот – разрослись… А вот новых, по всей вероятности, уже не вырастет – «климат» изменился.

 

Древо российской коррупции пять лет назад

 

 

//
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте