Эллада: долг платежом страшен - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Эллада: долг платежом страшен

Корреспондент «НВ» попытался разобраться в истории одного из главных «профессиональных неплательщиков» Европы


Министра финансов Германии Вольфганга Шойбле греки считают одним из главных виновников своих бед

Известная максима криминального мира, согласно которой «платить по долгам – дело святое», применима и к событиям, происходящим на уровне высокой политики. Вот, допустим, набрала Греция кредитов и не только не хочет платить по долгам, но ещё и вызывающе себя ведёт, унижая VIP-персон, представляющих одну из стран-кредиторов. Как быть с неплатёжеспособной и непокорной Элладой? Ответ есть у правящей верхушки Туманного Альбиона: британская эскадра входит в крупнейшие греческие порты Пирей, Сирос, Идра, Патры, Спеце! Входит и арестовывает свыше 100 кораблей торгового флота эллинов. Они, эти корабли, будут проданы с торгов за долги – вопреки несогласию с такой британской «политикой» России и Франции. И всё же политический вес этих двух стран в Старом Свете таков, что «англичанке» так до конца и не удаётся претворить в жизнь её главный замысел: привести к власти в Греции новое правительство и заполучить в счёт британских займов ряд стратегически важных греческих островов (в частности, Элафонисси и Сапьендзу).

Переведите дух. Не думайте, будто вы пропустили какую-то «жареную» политическую новость. И уж тем паче не обвиняйте автора этих строк в том, что он, дескать, выступает в жанре альтернативной истории. Сейчас мы вместе прикоснёмся к одной из тайн истории, которая, возможно, ещё получит продолжение в наши дни. Впрочем, мы уже этим и занялись…


Ничто не ново под Луною

Дабы немного освежить в памяти события, возьмём в руки газету и почитаем, «что там у эллинов». Цитируем далее дословно.

Об экономическом положении Эллады: «Греческое государство бедно, но это не его вина, а вина Греции в том, что в стране «процветает» отвратительная финансовая система».

О коррупции: «Финансовые вливания, сделанные в Грецию, оседают не на счетах предприятий, а в карманах чиновников-коррупционеров. Один тому пример: деньги европейцев, выделенные на строительство пользующегося дурной славой Коринфского канала, – 80-миллионный кредит – растворились без следа».

О немецких кредитах: «Германия, равно как Британия с Францией, осуществляли, один за другим, 100-миллионные транши на счета греческого министерства финансов. Сегодня эти деньги не просто обесценились на две трети. Сегодня их уже просто не вернуть».


О налоговых реформах: «В Афинах к необходимым налоговым реформам относятся столь плохо, что вряд ли в действительности их осуществят»

Читатель, внимательно следящий за актуальными событиями, связанными с Грецией, за событиями, в перспективе способными развалить Евросоюз, наверное, уже готов задать недоуменный вопрос: «Ну и зачем вы пересказываете хорошо известные факты?» Что ж, отвечаем. Речь идёт о хорошо известных фактах родом из… 1897 года. И держим мы в руках не свежий выпуск Bild или The New York Times, а пожелтевшую от времени немецкую газету Schlei-Bote за 17 мая уже упомянутого года. Статья в ней, которую мы кратко процитировали, носит название «Греческая трагедия: часть два».

Постойте, а когда же была первая часть греческой – вернее, общеевропейской – трагедии, связанной с нежеланием эллинов платить по долгам и расставаться с сытой жизнью за чужой счёт? Тут, надо сказать, журналисты из Schlei-Bote грешат против истины, относя первый акт финансового Марлезонского балета в исполнении Афин к концу XIX века, когда Эллада насобирала займов столько, что не смогла (в очередной раз) вернуть долги. На самом деле приквелов у финансово-детективного сериала под названием «Дефолт Греции» (хоть образца 1897 года, хоть в актуальной версии 2015-го) – не счесть.

И всё же попробуем подсчитать их.


«…всё Зевсова роса!»

Четвёртый век до нашей эры. Чёртова дюжина греческих городов занимает деньги у храма Аполлона (остров Делос). И естественно (как покажет дальнейшая история), не отдаёт долги. Жрецы храма «списывают» 13 греческим городам долг в размере 80 процентов. 

1826 год. Греция, отстаивающая независимость в сражениях с Османской империей, объявляет дефолт.

1843–1850 гг. Государство обанкротилось по европейским займам, пустив их на модернизацию армии и содержание баварского принца Оттона, возведённого Британией на греческий престол.

1860 год. Финансовый крах Греции. Страна покидает международные рынки капитала до 1878 года.

1894–1897 гг. Читаем предыдущую главку.

1932 год. Банкротство в годы Великой депрессии. Фактически дефолтное состояние Греции продлилось до 1964–1966 гг.

2015 год. Читаем в газетах.

Итак, как видим, в лице Эллады Старый Свет имеет дело с профессиональным, можно сказать, историческим неплательщиком. Наверное, превзойти в этом деле страну, подарившую миру демократию и на том, вероятно, успокоившуюся, могут только Венесуэла с Эквадором. Но они от старушки Европы бесконечно далеки.

Всё это, впрочем, не тайны. А теперь давайте разберёмся с подлинной тайной истории, с которой мы начали сегодняшний рассказ: с оккупацией греческих портов доблестным британским флотом.

О тех лихих деньках многие – во всяком случае, в сегодняшней Европе – имеют самое смутное представление. Пример такого представления цитируем по свежему выпуску немецкой газеты Bild: «Британцы в качестве предлога для того, чтобы вторгнуться в Грецию, использовали гнусные антисемитские выходки жителей Афин».

И всё. А дальше старосветские «знатоки истории» тотчас переходят к финалу греческой «оптимистической трагедии образца 1850 года»: вторгнуться-то британцы вторглись и греческий флот арестовали за долги, но в итоге Эллада – вы уже догадались? – всё равно получила отсрочку по всем платежам государственных займов (за которые так никогда и не расплатилась). Да ещё – заключила выгодное торговое соглашение с Россией.


Дело Дона Пасифико. Оно же – «Паркеровские события»

Не столь уж важно, как именовать события, о которых пойдёт речь далее: в традициях англосаксонской («Дело Дона Пасифико») или греческой историографии («Паркеровские события»). Мы позволим себе пересказать их в стиле современного боевика, не экономя, впрочем, на документальной канве.

Итак, в 1843 году Эллада в очередной раз обанкротилась по европейским займам. Тогда Евросоюза ещё не было. Никто из кредиторов – и более всего Британия – не жаждал любой ценой спасать «рядовую Грецию». Всё только и ждали повода, дабы распродать Элладу за долги и вернуть себе «кровные», равно как и проценты по ним.

В 1850 году британский флот оккупировал порты Греции, арестовал торговый флот эллинов, надеясь распродать всё это богатство в свою и некоего Дона Пасифико пользу. А заодно, в качестве «процента по кредитам», заполучить в собственность пару стратегически важных для Британии греческих островов.

В итоге этот план сорвался. Объединившись, Франция и Россия щёлкнули по носу (посредством дипломатии и военных манёвров) зарвавшуюся владычицу морей. А греки традиционно вышли сухими из воды. Или, в терминологии греческого историка Павлоса Каролидиса, Эллада стала «ещё сильнее, ещё более уважаемой европейскими народами, не исключая английский народ».

Как говорится, «чтобы вам так жить»: набрать кредитов, не расплатиться по ним, но тем не менее обрести всеобщий респект. Однако если вы не гордый потомок древнегреческих героев, то это весьма затруднительно. Впрочем, мы уже задолжали читателям исторический боевик…

Всё началось с чучела Иуды

В Страстную неделю 1847 года в Афины пожаловал один из представителей клана Ротшильдов, у которого греческие власти (в те дни правительство Колеттиса) решили по эллинскому обыкновению взять в долг.

Вся проблема заключалась в том, что у греков (и поныне) есть славная традиция – встречать Христово Воскресение фейерверками, пальбой и сжиганием чучела Иуды Искариота. Колеттис опасался, что еврею Ротшильду (речь о Мейере Амшеле де Ротшильде) может не понравиться «сожжение Иуды», и тогда – плакали денежки. В итоге до сведения афинян – через объявления полиции и проповеди с амвонов – было доведено, что в 1847 году все эти буйства (фейерверки, оружейная пальба, сожжение чучела) власти Греции отменяют.

И что же гордые обитатели «колыбели демократии»? Во-первых, как читаем у греческого историка Врацаноса, никогда «в Афинах не было столько петард и выстрелов, как в тот год!». Да что там говорить, если пример простым афинянам подавали священники, которым правительство вменило в обязанность урезонить паству в своих проповедях. Другой греческий историк, Фотиадис, повествует, как, например, священник церкви Святых Бессребреников Мелетий отчитал с амвона всё, что полагалось, а затем вышел из церкви, вытащил из-под рясы пистолет и открыл пальбу.

Было и «во-вторых». Поскольку простые жители Афин поверить не могли в то, что родное греческое правительство способно запретить достославные народные традиции, то они, афиняне, обвинили в этих кознях иудеев. Проблема с местью «покусившимся на…» состояла в том, что еврейская община в Афинах в частности и в Греции в целом была столь мала и в те годы маловлиятельна, что подходящего субъекта для «беседы по душам» в её рядах трудно было отыскать.

В итоге козлом отпущения был выбран чуть ли не единственный влиятельный иудей в столице Греции – британский подданный, в прошлом дипломат, а в настоящем богач по имени Дон (Давид Бонифаций) Пасифико. Его дом афиняне неудачно попытались сжечь, его мебель, драгоценности и утварь – «удачно» разграбили.

Едва отсидевшись с дочками на чердаке, Пасифико «свёл дебет с кредитом» и представил список ущерба британскому послу в Афинах, который, в свою очередь, передал оный правительству Греции.

Как только эта тайна стала явью для афинских простолюдинов, они, возмущённые выставленным счётом (30 тысяч золотых английских фунтов!), повторно собрались у виллы пострадавшего, угрожая ему расправой. В итоге означенный счёт вырос вдвое – Пасифико присовокупил к прошлым откупным «плату за моральный ущерб».

В течение трёх лет между Афинами и Лондоном, уже давно разъярённым тем, что греки благоденствуют за счёт Её Величества, с разной степенью интенсивности тлел дипломатический скандал. И в конце концов Туманный Альбион использовал «казус Дона Пасифико» для военно-морского вторжения в Грецию, блокады её портов, приватизации флота эллинов – «во имя защиты интересов подданного Британской короны».

The Times (04.02.1850): «Вражеское появление английского флота против Греции объединило против нас все партии. Греческий народ как свободного королевства, так и османских территорий ищет сейчас надежды в Петербурге. Англия выглядит врагом греческой независимости, а Россия её оплотом».

Разумеется, в ходе последовавших затем дипломатических войн между Великобританией и Францией с Россией, имевшими на те события свой суверенный взгляд, интересы Давида Бонифация Пасифико были слегка подзабыты. Россия подарила эллинам проценты по своему займу в размере 60 миллионов французских франков. Франция кардинально усилила влияние на Афины, осудив нападение британцев на «маленькое бедное государство». Британцам пришлось освободить все захваченные ими греческие корабли, отказаться от намерения получить за свои кредиты стратегические порты Эллады. А сам Дон Пасифико, удовольствовавшись какой-то мелочью, выплаченной ему греками за сломанную мебель, навсегда уехал из Афин.

 

между тем…

В исторической перспективе любопытно посмотреть, что последовало за греческим дефолтом образца 1847–1850 годов. А последовали за ним – через 4 года после первой блокады портов Эллады – ещё более масштабная блокада и интервенция (уже англо-французская) в ходе Крымской войны. Сии действия были предприняты Туманным Альбионом и на этот раз примкнувшей к нему Францией с целью нейтрализовать поддержку Греции со стороны России.

Между тем в современной Элладе весьма популярны «пророчества» монахов Геронтоса Паизиоса и Филлипаса, сделанные в XX веке. Согласно их предвидениям всех нас в недалёком будущем ждёт внезапный «ремейк» упомянутого кризиса – с приходом большой войны в Европу и с участием в ней России на стороне Греции против Турции. Если верить Геронтосу и Филлипасу, точно предсказавшим греческий финансовый кризис – 2015, – что, признаться, не представляло труда для просвещённых монахов, хорошо знавших многовековую кредитную историю родной страны, – то предвестием широкомасштабной войны в Старом Свете станет спор между Грецией и Турцией, связанный с месторождениями нефти и газа в Эгейском море.

Последим за развитием событий. Будем надеяться, что на очередном своём витке история повторяется не как трагедия, а как фарс.

 

// Антон Шандоров, корреспондент «НВ» в Германии
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте