Имидж России меняется на глазах - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Имидж России меняется на глазах

Две главные особенности последней встречи «нормандской четвёрки» в Париже – основной темой встречи вместо Украины стала Сирия, а инициатива в переговорах вновь перешла к России

Внешне благожелательная беседа стала настоящим испытанием для Петра Порошенко – он понял, что юлить и изворачиваться теперь станет куда труднее


Елена Развозжаева, 
корреспондент «НВ» во Франции

Десять лет назад один французский профессор пообещал своим студентам выплатить по 100 евро каждому, кто найдёт в течение учебного года хотя бы одну положительную статью о России во французских СМИ. В тот раз ни одному из студентов не удалось выиграть пари. В карикатурах газеты «Монд» Владимир Путин, широко раскрывая шинель, хвастался своей футболкой с портретом Сталина, а Россию все привычно сравнивали с СССР.

Сегодня, спустя десять лет, Европа могла бы уже осознать, что Россия давно распрощалась со своим советским прошлым. Но нет. С началом украинского кризиса здесь снова вернулись к словарю эпохи холодной войны. Имидж РФ в западных СМИ вновь стал ограничиваться рамками «бесправной агрессивной диктатуры, угрожающей безопасности чуть ли не всей Европы».

И тут – неожиданный поворот: Россия объединяется с Ираном, Сирией и Ираком в борьбе против «Исламского государства» (организации, запрещённой в РФ. – Прим. ред.), а Владимир Путин выступает в ООН с речью, которая ставит под большой вопрос стратегию действий США и ЕС в Сирии. Французы озадачены: выходит, что президент России прав? И если выбирать общего врага, то это, конечно, «ИГ», а не Башар Асад! А ради общего дела можно и объединиться с правителем Сирии.

Впервые за последние годы складывается исключительная ситуация – французское общественное мнение на 70–80 процентов поддерживает позицию России. И удивляется недальновидности своего правительства – ведь чего стоят французские воздушные бомбардировки позиций «ИГ» без связи и поддержки союзников на территории страны? Это ли не луч света на картине «Чёрный квадрат», которую французская пресса считает единственно верным портретом нашей страны?

Впрочем, французы и американцы недолго были в информационном замешательстве. На помощь пришла идея переквалифицировать боевые действия российской армии против исламистов в Сирии как «бомбардировки умеренной оппозиции Башару Асаду». А французские телеканалы вслед за американцами стали показывать «жертвы российских бомбардировок среди мирного сирийского населения». «Уф… – выдохнули французские СМИ. – Отлегло на душе…» РФ вновь выступает как агрессор, всё вернулось на круги своя и можно продолжать освещать события, как и раньше. Ведь чёрной краски для этого дела заказано много, а вот с радужными красками мигом возник бы дефицит.

Именно в этот момент и состоялась встреча «нормандской четвёрки» в Париже. В этот день было яркое солнце – похоже, даже природа старалась внести свою лепту в потепление отношений между Германией, Францией, Украиной и Россией. Первым, ровно в полдень, на встречу в Елисейском дворце из отеля «Бристоль» на своём «Мерседесе-Пульман» приехал Владимир Путин.

Он коротко, но тепло пожал руку неулыбчивому Франсуа Олланду, после чего оба в ожидании остальных участников встречи удалились за закрытые двери для предварительного совещания по Сирии.

Второй приехала на Citroen французского президента канцлер ФРГ Ангела Меркель. Встреча лидеров Франции и Германии была гораздо теплее – они и обнялись, и расцеловались, и улыбнулись камерам, всеми силами демонстрируя, что отношения двух стран крайне сердечные. Меркель после этого также удалилась на переговоры с Путиным, оставив Олланда играть роль мажордома и встречать Петра Порошенко. Последний приехал на BMW – и не знал, расцеловаться или просто пожать руку Олланду. Однако француз принял-таки украинского президента в свои объятия и проводил его на первую часть «нормандских переговоров» за закрытыми дверями.

Переговоры проходили настолько увлечённо, что участники отказались обедать, чтобы не тратить ценное время, удовлетворившись простым кофе-брейком на солнечной террасе Елисейского дворца. Журналисты продолжали толпиться в кулуарах и вокруг резиденции до семи вечера, ожидая официальных заявлений. Многие уже начали думать, что переговоры вновь затянутся на всю ночь, как это было при заключении договора «Минск-2». Но тут вышел улыбающийся Владимир Путин – он, правда, не стал общаться со СМИ – и быстро выехал в аэропорт.

Ответ перед прессой держали Ангела Меркель и Франсуа Олланд. Впрочем, скорее это были официальные версии общей стратегии двух стран по Украине, нежели итоги прошедших переговоров. Олланд сказал, что реализация «Минска-2» займёт больше времени, чем планировалось. Что все иностранные военные должны покинуть территорию Украины как можно быстрее. Что перемирие сейчас сохраняется с двух сторон. А выборы, намеченные в ЛНР и ДНР на 18 и 25 октября, будут перенесены на более поздний срок, чтобы «обеспечить их правовую подготовку».

К этому лидеры Германии и Франции добавили, что «указали» Владимиру Путину: мол, нужно бомбить «ИГ», а не «мирную оппозицию» в Сирии и что их позиции по этому вопросу сходятся. Следующая встреча по Украине состоится в начале ноября на уровне министров иностранных дел.

Конкретные договорённости глав государств на прошедшей встрече остались «за кадром». Тем не менее стало понятно: Европа всё настойчивее подталкивает Порошенко к исполнению Минских соглашений, особенно в плане предоставления автономии ЛНР и ДНР и амнистии для участников боевых действий. Ещё один эффект, способный сильно обеспокоить Порошенко, – в отношениях с РФ вопрос украинского урегулирования для лидеров Евросоюза отходит на второй план на фоне изменения обстановки в Сирии. Местные эксперты отметили: в оценках французских СМИ и политиков зазвучали такие эпитеты в адрес лидера России, как «мастер шахматной игры, предпринявший внезапную атаку на Ближнем Востоке», «перед Путиным расстелили красную дорожку Елисейского дворца, чтобы избежать изоляции Франции в вопросе Сирии».

Теперь президента РФ называют «царём, триумфально избежавшим дипломатической изоляции и показавшим, что с мнением России необходимо считаться», а также «стратегом, развернувшим капкан для Европы в Сирии, вынуждая их присоединиться к широкой коалиции в общей борьбе с «ИГ».

 

Тем не менее, чтобы окончательно не сбить с толку простых французов, местные СМИ продолжают напоминать, что расхождения позиций Москвы и Парижа по Сирии по-прежнему велики. Так, Франция, как и раньше, выступает за свержение Башара Асада и передачу власти «умеренной оппозиции», практически дублируя позицию Америки. Карикатурой дня стал рисунок, изображающий Олланда, который звонит Бараку Обаме, чтобы спросить о теме будущей встрече с Путиным: «Привет, Барак! Так что мне ему сказать?»

 

авторитетно

«Договор нужно выполнять, а не трактовать»

Ростислав Ищенко, политолог, президент Центра системного анализа и прогнозирования

Встреча в так называемом нормандском формате, на мой взгляд, закончилась для России успешно. Главный её итог – Владимиру Путину удалось добиться от Ангелы Меркель и Франсуа Олланда поддержки российской позиции по Минским соглашениям, которая сводится к нехитрому тезису: «Договор нужно выполнять, а не трактовать». Да, мы согласны перенести срок выполнения документа на 2016 год – почему бы не пойти навстречу уважаемым партнёрам? Но и в следующем году Петру Порошенко придётся выполнять положения подписанного в нынешнем феврале документа, а не искать в нём двойной и тройной подтекст.

Конечно, Украина не заинтересована в выполнении Минских соглашений. Весь год она всеми силами старалась сорвать процесс их выполнения, но так, чтобы не выглядеть виновной. Это происходило примерно по такой схеме – Киев говорит: «Мы бы рады пойти на мировую, но Россия ведёт против нас войну». В свою очередь, Москва предлагает посмотреть текст соглашения, в котором РФ вообще не записана как сторона конфликта. Там есть два участника – Киев и ДНР/ЛНР, которые должны вести переговоры и искать компромиссы. Затем Париж и Берлин смотрят в эту же бумагу и предлагают: «Да, Киев не совсем выполняет соглашения, но, может быть, мы пойдём ему навстречу?» Россия отвечает: «Нет, не пойдём, пусть сначала выполняют». И теперь с этой трактовкой согласились во французской столице Франсуа Олланд и Ангела Меркель, что нельзя не признать достижением Владимира Путина. По сути, Порошенко ставят в положение шахматного цугцванга, в котором каждый последующий ход только ухудшает его позицию.

Но почему, спрашивается, Киев так противится выполнению Минских соглашений? Во-первых, этого от своих украинских клиентов требует Вашингтон, мечтающий использовать Украину как таран против России и клин между РФ и Евросоюзом. Во-вторых, эти соглашения противоречат идеологии нынешнего украинского государства – свои же праворадикальные боевики могут свергнуть правящих. А в-третьих, Украина в случае выполнения Минских соглашений быстро превратится в рыхлую федерацию, и контроль Киева над некоторыми регионами страны полностью исчезнет. Но разве ради этого сценария затевали государственный переворот украинские олигархи? Не думаю. Для успешного грабежа им надо сохранить Украину как единое унитарное государство.

Итак, фиксируем промежуточные итоги «нормандских посиделок». Срыв Минских соглашений в условиях, когда Париж и Берлин однозначно отказались возлагать вину на Россию, чреват моментальным военным поражением Киева на Юго-Востоке Украины. Потому что в случае, если прекратится перемирие (а именно так Порошенко охарактеризовал «минский процесс»), продолжится война. А войну Киев в нынешнем состоянии вести явно не может.

 

Более того, на Украине уже происходит ползучий дефолт, делающий неизбежным дальнейшее резкое и массовое обнищание населения, а также потерю государством остатков финансового ресурса (прекращение кредитования). В этих условиях отказ от военной авантюры на Юго-Востоке приведёт к внутреннему взрыву, распаду страны и утрате центральным правительством контроля над любыми территориями за пределами правительственного квартала в Киеве.


тем временем...

Заморозка конфликта – не худший вариант

Алексей Чеснаков, политолог, директор Центра политической конъюнктуры

Встреча в Париже стала ещё одним важным шагом в развитии Минских соглашений. Украинская сторона должна выполнять взятые на себя в Минске обязательства, в первую очередь по модификации своего законодательства – закона о выборах в Донбассе и поправок в конституцию, согласованные с представителями республик, что она ранее категорически отказывалась делать.

Если говорить о России, то ей выгодно исполнение Минских соглашений, поскольку они предусматривают фактическую федерализацию Украины и переформатирование «украинского проекта». Но и заморозка конфликта – не самый худший вариант. Нужно понимать, что все варианты имеют свои существенные плюсы и минусы, которые порой невозможно сравнивать.

Многие эксперты указывают на то, что встреча в Париже произошла вскоре после переговоров Владимира Путина и Барака Обамы на полях Генассамблеи ООН. Некоторые аналитики даже указывают на то, что между ними мог произойти некий размен. Лично я не уверен, что следует обозначать связь между сирийской кампанией и проблемами урегулирования ситуации в Донбассе. Всё-таки это вещи разного порядка.

 

Встреча в Париже лишний раз показала и то, что Берлин хочет играть в самостоятельную игру, и к этому его подталкивает логика ситуации на Украине. Но у него недостаточно ресурсов для этой игры. В целом многое решится в ноябре-декабре – на встрече министров иностранных дел «нормандской четвёрки», а затем на ещё одном саммите глав государств. Продление соглашений на сегодня – самый лучший вариант. Минские соглашения – довольно чувствительный и тонкий вопрос, который требует развязки на самом высоком уровне.

 

// Фо­то Алексея Дружинина / ТАСС
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте