Как в городе Ы объекты ремонтируют - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Как в городе Ы объекты ремонтируют

 


 

Самый щедрый в городе Ы заказчик – это бюджет. У него можно запросить миллиард за ремонт поребрика – заплатит. Главное – грамотно  нарисовать смету. Поэтому на бюджет хочет работать весь бизнес. Но, поскольку на всех работы не хватает, её приходится придумывать. Цель ведь в данном случае  не в том, чтобы иметь, например, хорошие дороги, а в том, чтобы зарабатывать на них деньги… Так что художник «НВ» предлагает дорожным и прочим причастным департаментам города Ы не мелочиться – и составлять планы своих работ так, чтобы они велись непрерывно и по всему городу разом. 

 

 


Тимофей Гарик, поэт

Крупный дорожный чиновник мэрии города Ы Максим Максимыч Задорожный бодро шёл через вестибюль на первом этаже элитного жилого дома, в котором он несколько лет назад купил (разумеется, на деньги жены!) столь же элитную квартиру. Как вдруг под правым ботинком что-то отвратительно чавкнуло, нога заскользила по мраморным плитам, а всё вокруг заполнилось жуткой вонью. Максим глянул на пол и не смог сдержать эмоций:

– Скоты! Свиньи! Какая сволочь в собственном доме гадит!

Зажимая нос, Задорожный торопливо поскакал дальше, мечтая побыстрее добраться до ванной, но не тут-то было: его левая, чистая нога внезапно угодила в какой-то провал, которого (и в этом Задорожный мог поклясться здоровьем мэра города Ы!) ещё вчера здесь не было. Лодыжку пронзила острая боль, Максим Максимыч грохнулся на четвереньки и уткнулся носом в разбитые кем-то на кусочки дорогущие и совсем ещё новые мраморные плиты.

Каждый год жильцы элитного дома сдавали на ремонт этого вестибюля, лестничных площадок, крыльца по несколько тысяч евро. Задорожный в душе подозревал, что глава обслуживающей их дом управляющей компании был уже богаче его самого, но положение обязывало его жить именно в таком доме, где все свои, – видные руководители департаментов, политики из местного парламента и другие слуги народа.

В нынешние непростые времена нужно было блюсти неписаный деловой этикет. Так, чиновникам города Ы не рекомендовалось жить в одной парадной с негоциантами – банкирами, владельцами грузовых терминалов, намывов и так далее. У тех были свои дома (и ничуть не хуже, чем у чиновников), но на другой стороне аллеи! Так что приличия соблюдались.

Но в понятие приличий входило, по мнению Задорожного, и приличное содержание элитного дома, а не обустройство в вестибюле ловушек на руководителей департаментов мэрии города Ы.

С трудом ковыляя в сторону своей квартиры на осквернённых и травмированных ногах, Задорожный кипел злобой, обещая засудить и разорить управляющую компанию. До родной двери оставалось всего несколько шагов, но не зря говорят, что злость ослепляет: несчастный чиновник не разглядел открытый технический люк – и рухнул в него, лишь в последнее мгновение чудом успев растопырить локти и застрять на уровне пола.

Когда Задорожный очнулся – отмытый и бережно перебинтованный, – первое, кого он увидел, это главу управляющей компании Семён Семёныча Комфортовича с букетиком цветов и бутылкой «Боржоми».

– Убью, тварь! – прохрипел Максим Максимыч. – На вокзале туалеты будешь зубной щёткой драить!

– Что вы такое говорите, дорогой? – искреннее удивился управляющий. – Попейте вот лучше «Боржоми», успокойтесь и перестаньте меня пугать. У меня же лучшая управляющая компания в городе.

От такой наглости Задорожный потерял дар речи. Чем и воспользовался глава управкомании.

– Посмотрите на дом негоциантов, – продолжил он. – Как его обслуживают – это же, извините за выражение, «совок» какой-то: один ремонт в три года! И посмотрите на нас – мы же всё делаем, как вы, по вашим, господин Задорожный, заветам: у нас ремонт идёт круглый год!

– Ты, управдом позорный, ещё смеешь сравнивать?! – задохнулся от гнева Максим. – Да если у меня подрядчик яму, как у тебя в вестибюле, на дороге оставит, я его самого в асфальт закатаю!

– Вы решительно меня не понимаете, – огорчился управляющий. – Повторяю: у нас в доме всё то же самое, как у вас в департаменте. Эти мраморные плиты, о которые вы изволили запнуться, подрядчики у меня по нанотехнологиям укладывали, замшевой тряпочкой каждую полировали. Они предлагали мне в благодарность за подписание акта шоколадку «Алёнка» – так я и ту не взял.

– И кто сейчас эти плиты в мраморную крошку расколошматил? Я, что ли?

– Ну, отчасти… – потупился управляющий. – Не вы сами, конечно… Вы лишь служили нам, так сказать, образцом.

Если бы Максима не удержали в постели бинты и медсёстры, лежать бы Семёну Комфортовичу на соседней койке с тяжёлыми травмами…

– Вы по-прежнему не хотите меня услышать! – укоризненно сказал он Задорожному. – Не верите, что вы для меня, можно сказать, духовный отец. Дамы, держите его крепче: я ему сейчас на пальцах всё объясню, но как бы он снова на меня не кинулся… Итак, после того как мы уложили новый мрамор в вестибюле, ко мне обратились водопроводчики – у них по плану предусматривалась замена труб в нашем доме. Что мне оставалось делать? Конечно, я разрешил – не рисковать же водоснабжением. Предвидя ваш вопрос, отвечу: раньше, до укладки мрамора, они прийти не могли – у них свой график, на другом объекте были заняты. И должен вам сказать, что они неплохо-таки обратно мрамор уложили – почти половина плит оставались ещё целыми, да и ям было не так много. Но потом пришли электрики, у которых в графике была забита плановая перекладка кабеля в нашем доме. Что я мог сделать? Мы же обязаны гарантировать уважаемым жильцам нашего дома не только безупречное водоснабжение, но и электроэнергию по самым современным стандартам.

– А потом пришли сантехники и весь пол раздолбали? – страдальчески спросил Задорожный, уже понимая, куда клонит Комфортович.

– Не совсем так, – поправил управляющий. – Сантехники должны были прийти только через месяц. Но электрики пробили им фановую трубу – и потребовался срочный ремонт. Они старались, торопились и – забыли закрыть люк…

– Ну хорошо, – уже почти сдался Максим Максимыч. – Но гадить-то на пол было зачем?

– О, это отдельный разговор! – обрадовался вопросу управляющий. – Дело в том, что я человек скромный – живу в обычном спальном районе и каждый день добираюсь на работу через полгорода. Летом дорогу, по которой я обычно езжу (Минеральный проспект), ваш департамент прекрасно отремонтировал! А через месяц его начали раскапывать водопроводчики. Их заборы стояли на дороге полгода, но я входил в положение… Но когда они закопали свои траншеи и заново уложили асфальт, то оказалось, что их асфальт лежит сантиметров на двадцать ниже, чем было. И я разбил на этих ямах свою машину, как вы теперь – свой нос.

– Но ты же сам сказал, что дорога была сделана отлично!

– Так и вестибюль был сделан отлично! – обрадовался Комфортович. – Что и требовалось доказать!

– Но гадить-то всё-таки зачем было? – простонал с койки Задорожный.

– Гадить?.. – задумчиво переспросил Комфортович.

И, не найдя ответа, деловито добавил:

– Кстати, с вас в этом месяце ещё три тысячи евро – на восстановление вестибюля.

 

из прессы

Объявление в рекламном листке «Прочитай и выбрось»:

«Компания Nelegal Limited проводит восстановление дорожного покрытия на ваших условиях. Засыпаем яму песком со щебёнкой, притаптываем всё ногами, кладём один сантиметр асфальта. Работаем плохо, но долго. И главное – дёшево. Наличные и ответственность берём на себя, потому что у нас нет регистрации, разрешения на работу и вообще каких бы то ни было документов. Обращаться к рабочему-подсобнику магазина номер № 3».

Фрагмент интервью в деловом издании «Деньги решают всё»:

«Конечно, мы можем выстроить графики так, чтобы асфальт не пришлось ломать каждый год, – рассказал нашему корреспонденту глава взаимоувязочно-логистического департамента мэрии города Ы. – Это же задачка для студента с компьютером: сначала запланировать все подземные работы, потом наземные. Но экономика – это вам не фунт изюма – она государственного подхода требует! Если электрикам не придётся ломать асфальт и заново раскапывать дорогу после того, как её залатали водопроводчики, у них смета уменьшится на треть. В итоге упадут объёмы подрядных работ в целом по городу. Часть компаний – дорожных, ремонтных – и вовсе разорятся. Бюджет недополучит налоги. Снизится уровень средней оплаты труда. Повысится безработица. И так далее. Да с нас голову снимут за такие показатели! Поэтому мы делали и делам всё, чтобы дороги вскрывали и заново закапывали каждый год, и желательно не по одному разу. Это нужно городу, нужно бизнесу. И, заметьте, никто ничего не ворует, а напротив – все работают!»

 

общество и власть

Избранные места переписки гражданина Оброкова с чиновниками города Ы

В дорожный департамент мэрии города Ы – от гражданина Оброкова:

– После укладки каких-то труб на Минеральном проспекте на проезжей части осталось 200 провалов, прогибов и ям – каждая их них запомнилась мне ударами по позвоночнику и поломками машины. Прошу срочно принять меры!

Из дорожного департамента мэрии города Ы – гражданину Оброкову:

– Наш департамент не отвечает за дефекты, появившиеся после ремонта дороги силами сантехников и электриков. Обращайтесь в электрический департамент – это его подрядчики.

Из электрического департамента мэрии города Ы – гражданину Оброкову:

– Мы контролируем своих подрядчиков в части правильности ремонта канализации и кабелей, а в дорожных делах вовсе не разбираемся. Разрешение на перекрытие и раскопку дорог даёт городская административно-административная инспекция – с ней и разбирайтесь.

Из административно-административной инспекции мэрии города Ы – гражданину Оброкову:

– ААИ мэрии города Ы действительно выдаёт разрешения всем, кто перекрывает для своих нужд городские улицы и тротуары. (А чего ж не выдать, если людям надо?..) Мы также жёстко контролируем сроки проведения работ. С теми, кто не укладывается в отведённое время, поступаем жёстко: требуем, чтобы они получили от нас разрешение продлить срок. Но что касается качества восстановления дорог после ремонта – то при чём здесь мы? У нас вообще другие заботы. Обращайтесь в надзорно-карательный департамент.

Из надзорно-карательного департамента мэрии города Ы – гражданину Оброкову:

– Никаких нарушений и злоупотреблений по вашей жалобе не обнаружено. Все комитеты ответственно выполняли свои обязанности. Что же касается состояния дорожного полотна Минерального проспекта, то до этого нам нет никакого дела – мы не за ямами – за законностью следим.

Из дорожного департамента – гражданину Оброкову:

– В связи с вашей справедливой и обоснованной жалобой на плохое состояние Минерального проспекта сообщаем, что мы запросили на будущий год дополнительное финансирование в размере 100 миллиардов. Дадут, правда, только десять, но и это неплохо. Так что большое вам спасибо за бдительность и взаимовыгодное сотрудничество!


(Все персонажи и структуры – вымышлены. Все совпадения – случайны.)



тем временем в петербурге...

 


Улицу Академика Павлова подрядчики одного из городских энергетических ведомств перекрыли и раскопали вообще без согласования с городскими инстанциями – разрешение они  получили уже задним числом, поскольку время – деньги, а штраф карман не тянет



То, чем является  эта улица сейчас, дорогой нельзя назвать даже с натяжкой – это скорее брошенная стройплощадка, по которой накатали колеи. Аналогичная картина – на Полюстровском  проспекте, улице Потапова и десятках других магистралей Петербурга
// Рисунок Ольги Быстровой. Фото Александра Гальперина и Алексея Лощилова
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте