Легко ли быть «малышом»? - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Легко ли быть «малышом»?

Корреспондент «НВ» выясняла, каково в нынешних условиях живётся малому бизнесу и можно ли сегодня открыть своё дело


В последние месяцы, когда еду привычным маршрутом на работу, глаз каждые два-три дня выхватывает яркий плакат с надписью «Аренда» или «Продажа» на дверях или окнах очередного опустевшего помещения, где совсем недавно был магазин, принимал гостей ресторанчик, работала небольшая фирма или агентство. И это не на каких-то тихих улочках, а на изобилующих автомобилями и пешеходами проспектах в самом центре города! Когда же на днях исчезла винотория на Гороховой, где гурманам предлагали чудесную пасту с лососем и изумительные закуски к вину, я уже расценила это как личную потерю. Да что же с вами происходит, господа малые бизнесмены и индивидуальные предприниматели? Сговорились вы, что ли?

В СМИ «сводки с фронтов» экономического кризиса одна другой тревожней. На днях в ряде информагентств появились сообщения, что в стране резко выросли продажи готового бизнеса, причём впереди всей страны оказался Петербург. Ссылки давались на сайт бесплатных объявлений «Авито». 

Стала изучать многочисленные предложения. Сейчас их по Петербургу свыше 11 тысяч, правда большинство повторяющиеся. Вот, например, у метро продают цветочный магазин. Цена – полмиллиона рублей. Со всем оборудованием, мебелью, стеллажами, стеклянными вазами, холодильниками. Арендная плата с коммуналкой – 70 тысяч в месяц. Такая же, как утверждает продавец, и месячная чистая прибыль. Торг приветствуется. Или фотостудия всего за 190 тысяч со всем оборудованием, записью на месяц вперёд, продлённым договором аренды. Продавец уже скинул «полтинник» и, возможно, на этом не остановится. Есть цены и посмешнее, а купить можно что угодно – от солидного производства до будки сапожника. Неужели так невыгодно стало заниматься бизнесом, что люди готовы отказаться за довольно невеликие «отступные» от своего детища, в которое наверняка вложили массу сил, средств, времени?

Генеральный директор работающей по всей России и занимающейся продажами готового бизнеса брокерской компании «Альтера Инвест» Максим Новицкий призывает не воспринимать бесплатные интернет-площадки как камертон рынка. 

– Пик продаж готового бизнеса пришёлся на середину 2014 года, – пояснил «НВ» Максим Новицкий. – Рынок готового бизнеса, бесспорно, растёт, объём роста предложения от 2013-го к 2014 году можно оценить в 23 процента, спроса – в 37 процентов. К концу прошлого года наблюдался спад – как предложения, так и спроса на готовый бизнес.

Однако, по мнению Максима Новицкого, сейчас, когда экономическая ситуация проясняется, уровни спроса и предложения готового бизнеса восстанавливаются. 

— Кризис открывает перспективы для покупки активов по сниженной стоимости, — считает эксперт. — Опытные бизнесмены с имеющимся запасом капитала сейчас скупают или готовятся к приобретению компаний конкурентов и комплементарного бизнеса для формирования большей автономии и суверенитета экономической деятельности. Сейчас большинство наших покупателей — это опытные бизнесмены, которые оптимизируют свой бизнес, сокращают затраты и риски, покупают для расширения и формирования вертикально интегрированной структуры бизнеса. Так, если говорить о малом бизнесе, производитель суши, например, докупает транспортную компанию для развития доставки, сеть эконом-магазинов скупает конкурентов, производитель рыбных консервов покупает рыбоферму, мясное хозяйство приобрело четыре розничные точки для формирования гарантированного канала сбыта. Если ранее бизнес переходил от мелкого в средний, то теперь наметилась тенденция перехода от среднего в мелкий, то есть присоединение к среднему бизнесу мелкого. В крупном бизнесе спросом пользуются промышленные производства и всё, что связано с импортозамещением, в малом – объекты торговли.

Из-за девальвации стали активнее продавать компании, так или иначе связанные с импортом, – логистические, таможенные, торговые фирмы. Также увеличилось число предложений туристических фирм, кафе, ресторанов и развлекательных учреждений. Тут причина очевидна: обесценивание рубля, растущая инфляция и прочие «прелести» кризиса заставляют людей экономить на путешествиях и других удовольствиях.

— Реалии таковы, что сейчас каждый решает первоочередные проблемы, — продолжает Максим Новицкий. – И если бизнес не приносит достаточного объёма прибыли, то не остаётся ничего другого, как продавать его по себестоимости активов. Есть отдельная когорта бизнесменов, которые «сбрасывают жир»: продают непрофильные бизнесы, бизнесы «для души» — пусть не по лучшей цене, но в короткие сроки. Можно расценить эту ситуацию как положительную: происходит оздоровление экономики — все начинают заниматься тем, что эффективно,  что действительно нужно, что востребовано рынком и приносит прибыль. Однако и рост числа банкротств мы отмечаем, и он будет продолжаться. В наиболее сложной ситуации окажется крупный бизнес из-за высокого уровня закредитованности и сниженной маржинальности при высоких постоянных издержках. Сейчас стоит вопрос о динамике и сроках развития текущей ситуации. Думаю, ближайшие полгода покажут тренд на следующие пять лет…

Принято считать, что главные помехи «малышам» создают проверяющие структуры, что их душат налогами, поборами, административными барьерами, и потому не цветут эти цветы жизни в том количестве, в каком власти хотелось бы. Эти проблемы с попеременным успехом решаются. Например, Петербург в части отстаивания интересов предпринимателей и программ их поддержки может дать фору большинству регионов России. Неспроста город на Неве занимает второе место в России по количеству малых предприятий с численностью сотрудников от 15 до 100 человек и лидирующее по массе других показателей развития малого и среднего предпринимательства. Куда сложнее стало с кредитами: после повышения Центробанком ключевой ставки взять заём на те же оборотные средства практически нереально. Конечно, кому-то пытаются помочь, субсидируя процентную ставку, но таких меньшинство. Однако в пору кризиса для многих «малышей» на первый план выходит совсем другая проблема, которую не решить волевым усилием властей, как бы последние ни старались. 

— Торговля падает, — разводит руками владелица небольшого магазинчика по продаже одежды Алина Васильева. – Товара покупают меньше, закупочные цены поднялись. Хоть и говорят, что арендную плату замораживают, но то в КУГИ, а у частников она хоть и не намного, но повысилась. В итоге если раньше многие из нас имели пару-тройку продавцов, то сейчас большинство предпринимателей стоят за прилавком сами, оставляя в лучшем случае одного сотрудника, который работает один-два дня, пока ты ездишь за товаром, в налоговую или районную администрацию. Мои продавцы ушли работать по найму. Говорят, что получают больше, чем имели у меня. Плюс оплачиваемые больничные, отпуска, восьмичасовой рабочий день, а не 10-часовой, как у меня… Каков объём расходов? Считайте: аренда за 20 метров подвального помещения – 50 тысяч рублей в месяц. Плюс плата ТСЖ за размещение рекламы – 2,5 тысячи. С рекламой вообще проблемы: районные власти отказывают нам – у нас трое арендаторов в помещении – её согласовывать, хотя мы заказывали её в строгом соответствии с их требованиями. Несколько раз приходилось переделывать, потому что всё время какие-то «недочёты» находили, а это при каждой переделке снова плати. В итоге так и не согласовали, поэтому сейчас у меня вывеска висит, по сути, незаконно. Каждый раз, как приходит проверка, нам её снимают. Почему не согласовывают? А разве сами не догадываетесь? Как говорится, не подмажешь – не поедешь… В общем, с учётом платежей за электроэнергию и воду, с учётом налогов, аренды, рекламы и страховых взносов получается около 70 тысяч расходов в месяц. И эти деньги нужно отбить! А сейчас, когда покупательная способность людей падает, это делать всё сложнее. Если раньше у меня наценка была около 40 процентов, то теперь приходится резать её до минимума. Так что всей чистой прибыли мне остаётся на среднегородскую зарплату…

Владелица салона красоты в одном из спальных районов Светлана Моисеенко спасается тем, что помещение у неё в собственности. Но в своё время появились другие трудности – с кадрами. Количество открывающихся салонов и парикмахерских настолько выросло, что хороших мастеров на всех стало попросту не хватать, а те, что были, начали требовать всё новые преференции. 

— Помните, как в 2013 году индивидуальным предпринимателям в два раза увеличили страховые взносы? – говорит Светлана. – Тогда многие самоликвидировались, а кто-то стал отказываться от того небольшого штата, который у них был. Ну и я перешла на предоставление рабочего места в салоне в аренду. Но сейчас и мастера стали экономить. Плата идёт за день работы, поэтому мои арендаторы умудряются всех своих клиентов записывать на один день и пашут с раннего утра до позднего вечера, пока я двери не начинаю закрывать. Так что иной раз у меня мастеров в зале вообще нет – приходится самой браться за ножницы, если приходит случайный посетитель, который ни к кому не записывался… 

И всё же, несмотря на все передряги, «малыши» всегда упираются до последнего. Лишь когда прибыль уходит в ноль и зависает на этой планке надолго, они решаются расстаться со своим детищем. Многих и такие проблемы не останавливают: они начинают искать новую нишу, открывать новые горизонты. Просто потому, что для большинства таких людей предпринимательство – это не род занятий, а образ жизни. 

— В чём плюсы? Ну, всё-таки в независимости, в том, что ты работаешь на себя, — резюмирует Алина Васильева. – Хотя и все риски – тоже тебе. Конечно, если бы наш НИИ в 1990-е годы не погрузился в полную безнадёгу, как это тогда произошло с большинством институтов и предприятий, я бы ни за что в бизнес не пошла, так и осталась бы работать по найму. А теперь куда я денусь с подводной лодки? В конце концов, для нас, предпринимателей, это не первый кризис – бог даст, и его переживём. А не переживём – тоже не сдадимся…

 

авторитетно

Кризис – это время поиска

Александр Абросимов, уполномоченный по защите прав предпринимателей в Санкт-Петербурге

Существуют два основных фактора сокращения малого бизнеса. Первый заключается в том, что бизнес, как говорится, просто не пошёл: упал спрос, выросли закупочные цены, исчезли каналы поставки тех же импортных товаров и так далее. Эти вопросы, конечно, нам сложно контролировать. Второй фактор – административные барьеры, и мы сегодня очень активно стараемся снять все эти препятствия и сохранить те же объекты нестационарной торговли или обслуживания на их нынешних местах. Активно включились в работу комиссии по продлению договоров аренды. Напомню, один из принципиальных моментов, отражённых в городской программе мероприятий по экономическому развитию и социальной стабильности, – оказать максимальное содействие и помощь в плане размещения объектов нестационарной торговли, уменьшения налоговой нагрузки на бизнес, не увеличивать ставки арендной платы в ближайшие годы. 

Я каждый вторник веду личный приём предпринимателей. В последние месяцы чаще всего поднимаются вопросы, касающиеся пролонгации договоров на землепользование для объектов нестационарной торговли в связи с изменениями в Земельном кодексе, которые начинают действовать с 1 марта. Суть этих поправок состоит в том, что земельные участки будут предоставляться в аренду только после проведения аукциона. К сожалению, сдвинуть сроки вступления закона в силу нам так и не удалось. К сожалению — и в Минэкономразвития были вынуждены признать это, — данные изменения не учли того, что существуют добросовестные арендаторы, которые при ведении своей деятельности проводят существенные улучшения земельных участков: благоустраивают территорию, подводят какую-то инженерную инфраструктуру, устанавливают объекты, которые хотя и считаются временными, но имеют фундаменты. То есть это не просто ларёк, который краном поднял и переместил на новое место, а основательное добротное сооружение. Отмечу, что Петербург пошёл навстречу предпринимателям и сейчас готовится закон, где будут учтены такие моменты, что позволит добросовестным арендаторам продлить договоры без торгов. Пока же городские власти по максимально упрощённой схеме продлили договоры аренды, с тем чтобы до принятия городского закона, о котором я выше сказал, был какой-то временной фактор, который позволит избежать всплеска притеснения добросовестных арендаторов. 

В целом, конечно же, предпринимателям сейчас нелегко. Основные проблемы — отсутствие возможности кредитования, уменьшение рынка сбыта. Ну и плюс отсутствие заключённых договоров, чётких проработанных программ естественных монополистов, что, к сожалению, негативно сказывается на перспективах выживания бизнеса. Но для того и был создан институт уполномоченного по защите прав предпринимателей, чтобы максимально исключить административные препоны на пути развития бизнеса. Так что, если есть проблемы с арендой, с органами исполнительной или муниципальной власти, с естественными монополиями, всегда можно обратиться к нам на  ул. Куйбышева, 21А, помещение 18Н. А вот найти свою нишу, увеличить продажи и открыть для себя новые горизонты – это уже должен сделать сам предприниматель. Кризис – это ещё и время поиска. Так что нужно искать.


цифры

• 381,3 тысячи субъектов малого и среднего предпринимательства было зарегистрировано в северной столице на 1 октября 2014 года, по данным управления развития предпринимательства комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка Санкт-Петербурга

• 255 тысяч из них составляют микропредприятия, 19 тысяч – малые, 106,8 тысячи – индивидуальные предприниматели

• На 13 тысяч увеличилось число малых и микропредприятий за девять месяцев 2014 года, индивидуальных предпринимателей стало больше на 3650 единиц

• 42,2 процента от общего числа малых и микропредприятий составляют торговые компании, 20,5 процента – организации, осуществляющие операции с недвижимостью, 10,8 процента работает в сфере строительства, 8,3 процента приходится на производственные компании. 

 

// Анна Кострова
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте