«Ленинградцы из «Зенита» редко уходили» - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Ленинградцы из «Зенита» редко уходили»

Экс-футболист и тренер петербургского клуба Алексей Стрепетов, отмечающий сегодня 65-летие, специально для «НВ» вспомнил о ярких моментах своей карьеры

Алексей Стрепетов – человек, которого не нужно представлять читателям «НВ», ведь они регулярно читают его экспертные мнения. Он играл за «Зенит», тренировал молодёжные команды клуба и искал для него молодые таланты, комментировал матчи сине-бело-голубых на канале 100 ТВ… А ещё – снимался в кино про Всеволода Боброва и тренировал самого знаменитого питерского хоккеиста Николая Дроздецкого. Сегодня Алексей Александрович отмечает 65-й день рождения и по просьбе «НВ» делится воспоминаниями о разных периодах своей карьеры и жизни.

«Отчисляли за потерю прыгучести»

– Когда я начинал, то профессии «футболист» не было – в трудовой книжке писали «инструктор физкультуры». Никаких контрактов, но в зарплате уравниловки не было: ставка игрока основного состава – 180 рублей в месяц, оклад игрока, который «под основой», – 150, дублёра – 130 и стажёра – 60. И премии: за победу – 80, за ничью – 40. «Зенит» был, наверное, самой низкооплачиваемой командой в высшей лиге. Над нами все смеялись, ведь в других клубах одни только премии могли доходить до 500 рублей.

Игроки тогда были совершенно бесправны. Захотел тренер с кем-нибудь расстаться – и иди куда хочешь. А в приказе об увольнении могли написать что угодно, например «отчислен за потерю прыгучести».

…Конечно, я хорошо помню свой дебют – 28 апреля 1968 года с московским «Динамо»: солнечный день, 90 тысяч зрителей на трибунах стадиона имени Кирова. Я мог забить в первом же матче, но защитник под удар бросился. Начинал я в атаке, потом тренер Герман Семёнович Зонин переквалифицировал меня в универсального полузащитника. Мог сыграть на любой позиции, но чаще меня ставили в опорную зону.

Я счастлив, что играл против звёзд нашего футбола – Славы Метревели, Владимира Мунтяна, Олега Блохина… И моими партнёрами были великолепные футболисты: Лев Бурчалкин, Павел Садырин, Владимир Голубев, Анатолий Зинченко, Владимир Казачёнок. Наверное, все мои годы в «Зените» – одно сплошное яркое воспоминание.

«В те годы тоже был лимит»

– Когда говорят, что мы круглый год жили на базе, это если и преувеличение, то небольшое. Нас собирали за день до матча дублёров, то есть за два дня до игры основы. А был период, когда и после матча тоже нас привозили в Удельную, на «разгрузочный день» – массаж, баня. Условия на базе были спартанские – номера двухместные, тесные, как купе в поезде. Комары донимали. В свободное время заняться нечем. 

От скуки мы чего только не придумывали. Каждый день всякие розыгрыши, приколы – то чью-то машину переставят, спрячут от владельца, то кого-то свяжут по рукам и ногам и оставят лежать на весь день. То кто-нибудь на спор наденет костюм и нырнёт с разбега в пруд или разденется до трусов и сядет в самое комариное место. Весело было! Главными заводилами были Павел Фёдорович Садырин и Володя Казачёнок.

В «Зените» и тогда было много приезжих футболистов. Примерно столько же, сколько сейчас легионеров. И отношение к ним было примерно такое же – иногородним давали квартиры, машины в первую очередь, доплачивали сверх оклада. И в основу их ставили, даже если был ленинградский футболист, который не уступал в мастерстве. Так что можно сказать, что в те годы тоже был лимит.

Но ленинградцы из «Зенита» редко уходили. Мы очень любили свой город. Знаете такую песню, её ансамбль «Поющие гитары» исполнял: «Зари розоватый багрянец окрасил родную Неву. Я счастлив, что я ленинградец, что в городе славном живу»? Мы, когда в самолёте к Ленинграду подлетали, хором её затягивали.

«Нам не ставили задачи выиграть медали»

– Почему «Зенит», когда я в нём играл, ни разу не выиграл медали? Ведь по своему потенциалу, а я уверен в этом, мы не уступали, скажем, «Заре» из Луганска, которая в 1972-м стала чемпионом СССР. Но за все годы, что был в «Зените», руководство нам ни разу не поставило такой задачи. Получалось: выиграли дома – молодцы. И мы на своём поле могли любого соперника победить – и киевлян, и тбилисцев, и москвичей. А проиграли в гостях – ничего страшного. Нам всем вместе не хватало характера победителей. Состав у тренера Зонина был сильный – оборона во главе с Голубевым, в средней линии – Садырин, Вьюн, я, в атаке – Зинченко, Хромченков, Казачёнок. Чуть позже пришёл Александр Маркин, который становился лучшим бомбардиром чемпионата.

А выиграть медали мы могли. В 1974-м весь первый круг шли на втором месте, но в самый ответственный момент проиграли несколько важных матчей. В 1976-м, в осеннем чемпионате, заняли пятое место – это мой лучший результат. В последнем туре играли с «Карпатами» во Львове. Ситуация складывалась так, что если «Карпаты» побеждают, то занимают второе место, если ничья – у них бронза. Весь Львов приготовился к празднику, собрался полный стадион, а болельщики там всегда не любили команды из России, враждебно относились. А «Зенит» им праздник испортил. После первого тайма вели 2:0, в перерыве в раздевалку пришла делегация львовян – просили не выигрывать, обещали каждому по цветному телевизору, но мы забили ещё и победили 3:0.

«Это был великий администратор»

– В «Зените» работал замечательный человек – Матвей Соломонович Юдкович, это был великий администратор! Он занимался всем – выбивал нам квартиры, телефоны, искал холодильники, мебель… Тогда же ничего почти нельзя было просто так купить, надо было всё доставать, договариваться с директорами магазинов.

А как Мотя, как все его любовно звали, рассказывал байки! Он так вдохновенно умел врать, что ему нельзя было не поверить. Однажды, когда он работал уже в «Смене-Сатурн», после матча был фуршет, собралось много бизнесменов. По телевизору в этот момент шла передача о поездке московского «Динамо» по Англии в 1945 году. Юдковича спросили, а был ли он знаком с динамовцами? Мотя: «Да я не только всех знал, я же участвовал в этой поездке. Играл с «Челси»!» Все замерли, а Матвей Соломонович вошёл во вкус – встал и начал всё показывать в лицах, делать футбольные финты: «Матч с «Челси», проигрываем 0:2. А туман на стадионе такой, что ничего в метре не видно. Меня Михей (Михаил Якушин. – Прим. ред.) на замену выпускает. Я беру мяч и потихонечку так по флангу, в тумане по бровке пробираюсь. Вхожу в штрафную, никого не вижу. Достал спички, посветил – смотрю, Бобёр (Всеволод Бобров. – Прим. ред.) стоит на дальней штанге, кричит: «Дай!» Я ему пас – гол! Сыграли вничью». А на самом деле Матвей Соломонович всю жизнь был невыездной.

«А где купили Аршавина и Кержакова?»

– Когда я тренировал «Ижорец», за него выступал заслуженный мастер спорта, олимпийский чемпион по хоккею Николай Дроздецкий. Обыграли чемпиона Ленинграда «Светлану», и наши соперники обратились в федерацию футбола города по этому поводу с протестом. Тогда главный тренер ЦСКА и сборной СССР по хоккею Виктор Васильевич Тихонов по просьбе Николая прислал письмо, в котором объяснял, что не только разрешает Дроздецкому играть в футбол за «Ижорец», но даже специально командирует его в распоряжение Стрепетова, чтобы во время отпуска тот поддерживал спортивную форму.

Мне очень не хватает Николая Дроздецкого – это был не только прекрасный хоккеист, но и замечательный человек, большой души. Я считаю, что он – лучший игрок СКА советского периода. Вообще, я очень любил и люблю хоккей. В детстве сам играл, меня даже Николай Пучков просматривал в СКА.

Я 15 лет проработал в «Зените» тренером. Первый раз пришёл в клуб в 1993-м и помогал Анатолию Зинченко в «Зените-2». Потом работал три года помощником Льва Дмитриевича Бурчалкина. Тогда к нам попал Андрей Аршавин. Был момент, когда Андрей всерьёз собирался перейти в мини-футбол, его убеждали, что в большом футболе с его ростом будет тяжело. Позднее, работая с Вячеславом Мельниковым в дубле, мы выиграли серебряные медали, а когда я уже возглавил дубль, выиграл бронзу.

Помню, как Кор Пот, помощник Дика Адвокаата, спрашивал меня: «А где «Зенит» купил Аршавина и Кержакова?» И не сразу поверил, когда я объяснил, откуда они пришли.

«Меня называют фартовым комментатором»

– Сейчас снова стали снимать кино о спорте, хоккеистах, футболистах. Мне довелось участвовать в фильме о Всеволоде Боброве и его дружбе с Василием Сталиным («Мой лучший друг – генерал Василий, сын Иосифа». – Прим. ред.). Я там исполнил сразу несколько ролей, и даже со словами, – и футболиста довоенной команды, и игрока ВВС, и ветерана сборной СССР. В титры попал. А картина потом получила приз на фестивале спортивных фильмов в Кортина-Д’Ампеццо.

Что не получилось у меня как у игрока, удалось как у комментатора. Работая на канале 100 ТВ в паре с Кириллом Набутовым, а потом с Александром Лукьяновым, я выиграл с «Зенитом» и чемпионат, и Кубок России, и медали. Так что меня многие называют фартовым комментатором!



 

// Записал Михаил Григорьев. Фо­то ФК «Зенит»
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте