Молдавия идёт по пути Украины? - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Молдавия идёт по пути Украины?

В чём причины самых массовых протестов в Кишинёве с момента провозглашения молдавской независимости и кому это может быть выгодно


На постсоветском пространстве, которому с начала «нулевых» не даёт покоя «призрак цветных революций», возникла новая «протестная» точка. На сей раз волна политического бунта докатилась до Молдавии – в минувшее воскресенье в Кишинёве прошла самая крупная демонстрация с момента провозглашения независимости. На центральной площади собрались, по разным оценкам, от 40 до 100 тысяч человек. Главные требования манифестантов – отставка президента Николая Тимофти, роспуск парламента, назначение внеочередных выборов не позднее марта следующего года, ликвидация «олигархического режима», отмена цензуры в СМИ.

Судя по стилистике протеста, молдавская революция не обошлась без «майданных» технологий. Во всяком случае, события в центре Кишинёва как под копирку списаны с аналогичных манифестаций в других уголках мира, будь то страны «арабской весны», Сербия, Грузия и, конечно, Украина.

Началось всё с «движухи» в интернете – разные новостные сайты и группы в соцсетях всю прошлую неделю зазывали «неравнодушных граждан» на центральную площадь, играя на человеческом тщеславии: «Ты ведь продвинутый человек? Тогда твой долг – быть с нами!» В роли главного «революционного класса» выступила идеалистически настроенная молодёжь, вышедшая митинговать под флагами Молдавии, Румынии и Евросоюза (в Киеве потрясения тоже начинались с лозунга «Украина – це Европа»). Вскоре после вручения петиции премьер-министру Валерию Стрельцу с требованием посадок для представителей «коррупционной власти» в центре Кишинёва выросли хорошо знакомые «майданные палатки» – манифестанты пообещали не расходиться, пока не падёт «преступный режим».

Кто стал «организационным мотором» молдавского протеста? Таковых на деле целых два. Во-первых, это прозападная гражданская платформа «Достоинство и справедливость» (помните, киевский Майдан тоже называли «революцией достоинства»?) – аморфная структура без ярко выраженных лидеров, если не считать парочки местных политологов – Игоря Боцана и Оазу Нантоя. (В этом, кстати, особенность последних модных трендов в области «цветных» переворотов. Вместо одного-двух харизматичных вождей вроде Ющенко и Тимошенко народные массы ведут за собой «неполитические» движения – это, по замыслу организаторов, должно символизировать стихийную самоорганизацию гражданского общества.) Второй «заводила» протеста – объединение «Наш дом Молдова», которое за социалистическую риторику чаще всего называют «Красным блоком». Что же вывело тысячи людей на улицы? Кто может, как это часто бывает с народными бунтами, «оседлать» протестную волну? И каков в этих событиях интерес России?

Версия № 1. Социальный протест против коррупции и нищеты

Главные лозунги, которые выдвигают участники молдавской «движухи», носят не политический, а скорее социально-экономический характер: «Долой коррупцию!», «За достойную жизнь!», «Мы не можем терпеть эту бедность!» и так далее. Риторическое преувеличение кучки пресыщенных хипстеров, которые свесили ножки с вершины «пирамиды Маслоу»? Ничуть нет. По оценке Еврокомиссии, Молдавия наряду с Македонией, где в июне тоже вспыхнули массовые протесты, является самой нищей страной Европы, и вытащить её с экономического «дна» не под силу никакой европейской помощи.

Ещё бы – средняя зарплата в стране с трудом доходит до 100 евро и продолжает стремительно падать. Основная доходная статья в бюджете – рубли и евро, присылаемые молдавскими гастарбайтерами из России и стран ЕС. Своё чёрное дело сделало и подписанное в прошлом году соглашение об ассоциации с Евросоюзом – Брюссель ввёл для Молдавии драконовские сельскохозяйственные квоты (свои фрукты и овощи некуда девать!), и продавать на внешних рынках своё продовольствие стало гораздо сложнее.

– Поразительно, но факт: рядом с проевропейскими либералами и правыми радикалами, требующими немедленного присоединения к Румынии, в Кишинёве протестуют и противники ассоциации, – говорит эксперт Института стран СНГ Игорь Шишкин. – В основном это местные фермеры, которые из-за брюссельского «дирижизма» и «схлопывания» российского рынка чувствуют себя обманутыми и брошенными на произвол судьбы. Среди аграриев недовольство правительством даже сильнее, чем у городской интеллигенции.

Кстати, об интеллигенции. Представителей образованного среднего класса «наэлектризовал» разгоревшийся ещё в ноябре прошлого года коррупционный скандал, раскрученный оппозиционными СМИ. Выяснилось, что три крупных молдавских банка – Banca de Economii, Banca Sociala, Unibank – якобы разворовали миллиард долларов европейской и американской помощи, подкинутой Молдавии «на бедность» Евросоюзом и США. Что тут началось! Журналисты принялись обвинять власти в «краже государства», «превращении в олигархическую касту» и «разгуле коррупции». Причём народ, судя по всему, не успокоило даже выступление главы Национального банка Молдовы Дорина Дрэгуцану – он вполне резонно заметил, что в нищей республике даже банкиры таких денег отродясь не видели.

Версия № 2. Борьба внутри молдавской элиты

Пикантная особенность нынешней революционной заварухи в центре Кишинёва состоит и в том, что в Молдавии сцепились политические силы, которые позиционируют себя как либеральные и проевропейские. Но если во властных кабинетах сидят «респектабельные евроинтеграторы», то на улицы вышли сторонники вхождения в ЕС «здесь и сейчас», без лишних слов и стратегических пауз.

Кто же сегодня находится у руля молдавской государственности?

Летом в республике сформировалась правящая коалиция «Альянс за европейскую Молдову». Её костяк составляют Демократическая партия во главе с Марианом Лупу и Дмитрием Дьяковым, Либерально-демократическая партия Владимира Филата и Либеральная партия Михая Гимпу. Эти партии по своим программам и риторике мало чем отличаются друг от друга, разве что либералы выделяются на общем фоне некоторым «революционным зудом», требуя немедленного воссоединения с Румынией.

Что же касается ключевых постов в государстве, то они распределены следующим образом. Президентом Молдавии является Николай Тимофти – политик беспартийный, но близкий к либерал-демократам. Премьер-министр – уже кадровый либерал-демократ Валерий Стрелец, тот самый, который в воскресенье принял на площади петицию из рук протестующих. При этом ключевой пост министра обороны отдан члену просто Либеральной партии Анатолию Шаралу – он в ходе своего недавнего визита в Бухарест прямо заявил о том, как было бы хорошо привести в НАТО Молдавию (нейтральную по конституции страну!) и создать единую румыно-молдавскую «братскую армию».

– Ключевое лицо нынешнего режима в Молдавии – это даже не президент Тимофти, а известный молдавский олигарх Владимир Плахотнюк, – объясняет ситуацию Василий Каширин, сотрудник Российского института стратегических исследований (РИСИ). – Будучи вице-председателем Демократической партии, он реально контролирует сегодня и правительство, и многие другие госструктуры в республике. Ему принадлежит большинство молдавских СМИ. Плахотнюк сегодня, пожалуй, самая влиятельная фигура, но при этом он успел у многих вызвать раздражение.

Версия № 3. Принуждение Кишинёва к войне против Приднестровья

В начале августа в американской газете The New York Times (рупор агрессивного крыла Демократической партии США во главе с Хиллари Клинтон) появилась скандальная статья генсека Совета Европы Турбьёрна Ягланда. В ней европейский чиновник, приложивший руку к организации киевского Майдана, выступил с пророчеством: «Молдавия рискует стать новой «горячей точкой» на европейской карте», а «последствия кризиса в этой стране могут выйти далеко за её пределы».

Действительно, как считают эксперты, в последние полгода конфликт вокруг Приднестровской молдавской республики (ПМР), замороженный в 1992 году усилиями российских миротворцев, может вспыхнуть с новой силой. Во всяком случае, Молдавия на пару с Украиной уже плеснули в огонь немало керосина. Оба государства ввели на границе с непризнанной республикой строгие таможенные посты, что ограничило для неё возможности в торговле и передвижения людей, сделав блокаду почти нестерпимой. В марте этого года в ходе визита в Румынию Пётр Порошенко сделал знаковое и недвусмысленное заявление:

– Украина должна способствовать размораживанию конфликта, помочь суверенной и независимой Молдавии восстановить свою территориальную целостность и реинтегрировать Приднестровский регион, – отчеканил в Бухаресте украинский президент.

Впрочем, это были ещё «цветочки» – «ягодкой» же стало решение Верховной рады денонсировать заключённые в 1995 году соглашения с Россией о военном сотрудничестве. В их числе договор о транзите российских грузов в Приднестровье через украинскую территорию – без чего, собственно, российский миротворческий контингент не продержался бы все эти годы. О чём это говорит? В блокаду попадают не только жители ПМР, но и российские «голубые каски». 

А что же сама Молдавия? В августе молдавские лидеры, начиная с президента и заканчивая министром обороны, вдруг заговорили о «благоприятных условиях для воссоединения с Приднестровьем на фоне конфликта между Россией и Украиной». Впрочем, за грозными словами дел пока так и не последовало. Но, возможно, именно в этом состоит корень нынешних кишинёвских «майданов».

– Судя по всему, молдавские власти стоят перед «вилкой», – полагает политолог Александр Куприянов. – Либо Кишинёв отвлекает народ от протеста с помощью «маленькой победоносной войны» – и тогда волнения рассасываются «сами собой». Либо власть захватывают более радикальные силы, которые отличаются от нынешних олигархов, как Порошенко от Ющенко. И тогда новая власть развязывает военную авантюру в Приднестровье, к которой моментально подключается и Украина.

Очевидно, что при таком сценарии Россия не сможет не вмешаться, – из 500 тысяч населения ПМР примерно 200 тысяч обладают российскими паспортами. К тому же Москва не сможет бросить на произвол судьбы своих миротворцев – ни по моральным причинам, ни в силу необходимости соблюдать нормы международного права. А если учесть, что в конфликт может втянуться и Румыния (между прочим, член НАТО!), то задачу по втягиванию России в большую войну в центре Европы можно считать решённой. 

Впрочем, описанный сценарий имеет не так уж много шансов на реализацию. К счастью, «партия войны» внутри западной элиты в последние месяцы оказалась отодвинутой от главных рычагов управления «миротворцами» из окружения Обамы. 

Волнения в Молдавии напоминают первый этап украинского Майдана. По крайней мере, внешне. Но не только



очевидец

«Молдавия – не Украина. У нас хорошо относятся к России и русским»

Жанна Станишева, учительница русского языка, переводчик (Кишинёв):

– Все разговоры о том, что «молдаване поражены вирусом национализма и хотят силой присоединить Приднестровье», – от лукавого. Может быть, политики и бряцают оружием, разжигают в СМИ агрессивные настроения и мечтают о «маленькой победоносной войне». Но народ в своей массе настроен мирно и дружелюбно. Молдаване – вообще очень добродушный, незлобивый народ. У нас даже есть такая поговорка: «Мамалыга (кукурузная каша. – Прим. ред.) не взрывается». То есть имеется в виду тихий такой, бесконфликтный молдавский национальный характер. Уж я, поверьте, знаю, о чём говорю. Мой папа – болгарин, а мама – наполовину русская, а наполовину молдаванка.

Поскольку мои родственники живут на Украине, я регулярно бываю в Киеве и Чернигове и постоянно сравниваю ситуацию там и ситуацию здесь. Что я могу сказать? Если на Украине ненависть ко всему российскому порой просто зашкаливает, то у нас до такого, к счастью, не доходит. Молдавия – не Украина, у нас хорошо относятся к России и русским. Да и как может быть иначе, если большая часть молдаван зарабатывает деньги на российских стройках?

Возможно, наша страна пока просто отстаёт от соседки – промывка мозгов у нас пока не зашла так далеко. Народ расколот пополам: одни считают, что нужно вступать в Евросоюз и присоединяться к Румынии, другие полагают, что выжить в современном мире мы сможем только вместе с Россией. Ко второй категории, понятное дело, относятся в основном люди пожилые, заставшие СССР, а также дети русских, украинцев, гагаузов и болгар. Впрочем, и среди молдаван, включая молодых, пророссийские настроения тоже сильны – особенно после того, как народ насмотрелся на украинский бардак.

 

Конечно, определённая пропаганда у нас тоже идёт, особенно после 2009-го, когда свергли президента Воронина. По телевизору рассказывают, что молдаване – это на самом деле румыны, и это во многом правда – мы говорим практически на одном языке. Народ пытаются убедить в том, что Россия – это агрессия, варварство и оккупация, а Европа – это цивилизация и «золотые горы». Но я думаю, что поссорить молдаван и русских всё-таки не удастся. Наш народ, как я уже говорила, тихий и мирный, а без России и рынков на Востоке Молдавия просто не проживёт.


// Михаил Тюркин, политический обозреватель «НВ». Фото AFP
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте