«Общество без коррупции – это утопия» - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Общество без коррупции – это утопия»

«НВ» выяснило, почему взяточники особенно активизируются во времена экономических кризисов и по какой причине мздоимство – неистребимо


Всероссийская антикоррупционная общественная приёмная «Чистые руки» опубликовала исследование об уровне коррупции в органах государственной и местной власти. Основываясь на жалобах жителей разных регионов страны, эксперты пришли к выводу, что средний размер взятки за последний год вырос в три раза – до 614 тысяч рублей. Действительно ли в кризисные времена мздоимцы берут больше? С этим и другими вопросами корреспондент «НВ» обратилось к генеральному директору Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси интернешнл Россия» Антону ПОМИНОВУ.

– Многие годы нам говорили, что борьбу с коррупцией затрудняет отсутствие закона, который бы дал чёткое определение этому явлению. В 2008 году он появился, однако с тех пор мало что изменилось. Насколько, на ваш взгляд, существующее в законодательстве определение коррупции исчерпывающе?

– В законе не хватает немонетарных форм коррупции. Зато есть интересная юридическая казуистика, согласно которой конфликт интересов является не коррупционным преступлением, а неким коррупциогенным фактором. А ведь что такое конфликт интересов? Это когда чиновник принимает решения, руководствуясь личной заинтересованностью, например, отдавая подряд фирме своей жены или пристраивая на тёплое местечко родственника. Вот это коррупционным преступлением согласно российскому законодательству, не является. Нужно обязательно, чтобы кто-нибудь что-нибудь украл или кого-то подкупил – тогда это, с точки зрения законодателя, коррупция. Между тем немонетарные формы чаще всего распространены в так называемой верхушечной коррупции, которую также называют политической.

– В каких сферах наиболее распространено это явление – как в России, так и в других странах мира?

– Международное движение Trans-parency International, частью которого мы являемся, регулярно проводит исследование «Барометр мировой коррупции», где анализируется, в какой стране и в целом по миру какие сферы наиболее коррумпированы по опыту и ощущениям граждан. По миру наименьшее доверие у людей в плане коррупционности вызывают политические партии. В России граждане меньше всего доверяют правоохранительным органам. Причина, думаю, понятна: та же полиция кажется гражданам более коррумпированной, поскольку они сталкиваются с нею чаще, чем с политиками. Именно по этой причине количество жалоб граждан на коррупцию в правоохранительных органах, в медицине, образовании будет больше, чем на суды или земельные органы. Объективных данных по распространённости коррупционных преступлений в тех или иных сферах нет и вряд ли они могут быть, поскольку коррупция – это скрытое явление.

– Обыватели, как правило, под коррупцией подразумевают взятки – будь то пачка купюр в конверте или борзые щенки, как в гоголевском «Ревизоре». Но ведь такими примитивными формами способы получения коррупционной выгоды не исчерпываются?

– Безусловно. Поскольку те же СМИ стали больше рассказывать о случаях поимки кого-то на взятках, те, кто поумнее, придумывают иные схемы. Например, в Башкирии для одной из больниц закупили некий дорогой диагностический аппарат. Затем втихую передали его в частную клинику, находящуюся по соседству с больницей. Когда человеку требовалось обследование, ему заявляли, что нужного оборудования в больнице нет, но он может обратиться вот в эту фирму, за пару тысяч рублей провериться, а затем вернуться в больницу с результатами, согласно которым ему назначат лечение. То есть в значительной доле случаев вам прямо в лоб не скажут, что вы должны заплатить столько-то. Прямая мелкая взятка в так называемой бытовой или низовой коррупции достаточно часто встречается, хотя мы видим и крупные дела, когда у каких-то высоких чинов деньги центнерами находят. 

– И как обычно берут и дают крупные взятки люди похитрее?

– Например, в каком-то кафе на Елисейских Полях в Париже один человек кивает другому – и в это время со счёта одной офшорной компании на счёт другой переводятся акции, деньги или яхта в каком-то порту причаливает. Это важный момент: крупная коррупция – трансюрисдикционна, разнесена по разным странам, поэтому ей так сложно противостоять. Ещё про одну форму – откаты – наверное, и говорить лишний раз излишне, тема у всех на слуху. В России даже придуман термин, который затем стали более широко использовать, – «норма отката». Это чётко определённый процент от суммы контракта, который на данном рынке принято возвращать заказчику. Например, если вы – сельхозпроизводитель, желающий разместить свою продукцию в торговой сети так, чтобы покупатель обязательно её заметил, вы платите ритейлеру бонус. Если вы обратитесь к госзакупкам, например, зайдёте на специальный сайт в интернете, обнаружите там заказ на некое научное исследование стоимостью в десяток миллионов рублей, а потом попробуете найти его результаты, вы с большой вероятностью ничего не найдёте. Когда речь идёт о каких-то материальных вещах, будь то дом или мост, там так просто умыкнуть все деньги сложнее, потому что отследить проще. Коллеги из Африки мне как-то сказали: «Знаете, чем ваша коррупция отличается от нашей? У вас выделили деньги на строительство моста, что-то украли на этом, но зато хоть мост появится! А у нас и моста не будет – поэтому мы так и живём».

– Почему тот же бизнес не так часто заявляет о притеснениях? Или участников рынка попросту устраивают подобные правила игры?

– Всё зависит от того, как сложились практики рыночного взаимодействия. Например, на рынке существуют пять компаний. Они могут договориться между собой и с властью, в результате чего каждая будет получать пятую часть заказов. В противном случае им нужно конкурировать между собой. Это значит, что норма прибыли компаний должна снизиться, а эффективность работы повыситься. Компаниям, которые договорились друг с другом и с властью, нет никакого резона что-то менять. Такая договорённость невыгодна лишь тем, кого в неё не взяли. Коррупция выгодна менее конкурентоспособным компаниям, то есть коррупция и конкуренция – антагонистические понятия.

– Насколько объективны данные о среднем размере взятки и существует ли взаимосвязь между состоянием экономики и уровнем коррупции?

– Я бы сказал, что эти данные скорее демонстрируют структуру обращений в антикоррупционную приёмную. Вы также можете найти статистику правоохранительных органов, судов, статистику разных общественных организаций и приёмных, данные социологических опросов. Однако объективно подсчитать средний размер коррупционного взаимодействия нереально. Тем не менее всё свидетельствует о том, что коррупция для нас становится дороже. Во-первых, она становится сложнее. Если раньше мздоимец мог просто сидеть в своём кресле и брать конверты, то теперь ему нужно придумывать хитроумные схемы, которые требуют немалых затрат. 

Если говорить о том, как влияет нынешний экономический кризис на уровень коррупции, то и тут я не смогу измерить «среднюю температуру по больнице». Наверное, можно рассматривать нынешнюю череду громких дел против губернаторов как некий сигнал чиновникам: мол, не берите не по чину. Но в целом случаев раскрытия коррупционных преступлений в нашей стране не так много, чтобы можно было проанализировать, влияет ли состояние экономики на уровень коррупции или нет. Полагаю, для высокопоставленных коррупционеров особой роли не играет, тучные ли годы в стране или «тощие». 

Степень наглости зависит скорее не от того, сколько в экономике денег и ресурсов, а от существования публичного контроля над их использованием. Для успешной борьбы с коррупцией необходимы три составляющие. Первый элемент – предотвращение, которое заключается в создании механизмов, делающих систему более прозрачной и понятной для граждан. Второй – преследование, то есть чёткая работа правоохранительной и судебной системы, чтобы наказание за преступление было неотвратимым. Ну и наконец просвещение, которое позволяет из обывателя воспитать гражданина, который не даст просто так утянуть у себя кусочек.

– Можно ли полностью изжить коррупцию или это – утопия?

 

– Да, утопия, так же как идея полностью изжить убийства или кражи. Коррупция – это преступление, такое же, как и другие. В более развитых обществах количество преступлений меньше, чем в тех, где люди совсем недавно перестали есть друг друга. Так что в отношении коррупции ничего специфичного нет.


тем временем...

Сколько «весит» взятка в Пскове?

Пять лет назад средний размер взятки в Псковской области считался по России самым низким и достигал всего лишь 30 тысяч рублей. Сколько весит сейчас «барашек в бумажке», затрудняются ответить даже в Следственном управлении СК РФ по Псковской области. При этом руководитель пресс-службы ведомства Антон Доброхотов объяснил ситуацию просто: от руководства пока не поступало такого задания – вычислить, сколько стоит средняя взятка в регионе. Между тем он без труда назвал верхнюю планку подношения в регионе – 200 тысяч рублей и рассказал нашумевшую историю:

– В начале этого года в одной из гостиниц Пскова с поличным был пойман житель Брянской области, который за получение спорного тренажёрного оборудования на общую сумму свыше 6 миллионов рублей передал 100 тысяч рублей полицейскому. Он сразу был задержан с поличным сотрудниками регионального управления МВД, и, как потом выяснилось, вторую половину взятки правоохранитель должен был получить после решения вопроса.

Однако, если говорить о полиции, о таких суммах речь идёт далеко не всегда. Например, за нарушение ПДД водители пытаются откупиться банальной тысячей. Невысоко ценят свои «услуги» и пограничники. В начале года на международном пограничном переходе «Бурачки» водитель большегруза из Латвии всего за тысячу откупился от прохождения пограничного досмотра. Правда, и он был задержан…

Несколько выше ценят свои услуги врачи. Так, в апреле было возбуждено уголовное дело в отношении заведующего хирургическим отделением Стругокрасненской районной больницы, получившего от родственницы пациента, которому обязан был оказывать медицинские услуги бесплатно, взятку в размере 5000 рублей. А вот областные чиновники на мелочи не размениваются. Так, в Невельском районе начальник местного отделения УФМС России «вступила в преступный сговор с выходцем из Молдовы, который подыскивал иностранных граждан, желающих получить временное разрешение на проживание за денежное вознаграждение», и потребовала от клиента 15 тысяч рублей…

В целом, по данным правоохранительных органов, Псковская область в 2015 году стала рекордсменом по росту сразу двух категорий преступлений: мошенничество и взятки. При этом количество преступлений по статье «дача взятки» увеличилось за шесть месяцев на 650 процентов.


между тем...

Самые крупные коррупционные скандалы за последние 10 лет

В России…

Дело Евгения Адамова, 2005 год

В мае 2005 года в Швейцарии был арестован экс-глава Минатома России Евгений Адамов. Его и сообщников – бывшего директора Троицкого института инновационных и термоядерных исследований Вячеслава Письменного и экс-главу «Техснабэкспорта» Ревмира Фрайштута – обвинили в хищениях, мошенничестве и превышении полномочий. Общий ущерб от их действий составил 30 миллионов долларов. В 2008 году суд приговорил Адамова к 5,5 года тюрьмы, но позже срок был заменён на условный.

Дело «Оборонсервиса», 2012 год

Главное военное следственное управление СКР возбудило пять уголовных дел в связи с мошенничеством при продаже недвижимости, земельных участков и акций, принадлежащих ОАО «Оборонсервис». Примерный ущерб составил около пяти миллиардов рублей. В результате министр обороны Сердюков был отправлен в отставку, а главной фигуранткой дела стала экс-глава департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева. Васильевой грозило до 12 лет лишения свободы, однако её освободили по УДО.

«Космическая» коррупция, 2012–2013 годы

При разработке навигационной системы ГЛОНАСС в ОАО «Российские космические системы» было совершено хищение 6,5 миллиарда рублей. Генеральный конструктор ГЛОНАСС Юрий Урличич был освобождён от должности. В 2013 году выявлены новые факты мошенничества на 107 и 387,5 миллиона рублей. В отношении ряда руководителей по данному факту было возбуждено уголовное дело, их имена не уточнялись.

...и за рубежом

Германия, 2006 год

Самый громкий в истории Германии коррупционный скандал разгорелся вокруг концерна «Сименс». Высокопоставленные сотрудники компании давали взятки чиновникам стран третьего мира с целью получить от них выгодные заказы. Суд приговорил топ-менеджера концерна Рейнхарда Секачека к штрафу в размере 108 тысяч евро и двум годам лишения свободы условно. Ещё 230 менеджеров были уволены. В целом ущерб от злоупотребления служебными полномочиями составил 200 миллионов евро.

Норвегия, 2006 год

В октябре 2006 года был признан взяткой 11-летний контракт на сумму 15,2 миллиона долларов, который норвежская нефтяная компания Statoil заключила с иранской консалтинговой компанией Horton Investment. Норвежцы получили право на разработку иранского нефтяного месторождения «Южный Парс». Statoil признала вину и согласилась на выплату штрафа в размере 21 миллиона долларов.

Испания, 2010 год

В сентябре 2010 года в Испании прогремело крупнейшее в истории страны дело о коррупции. Обвинения были предъявлены двум экс-мэрам, 15 членам городского совета, а также известным адвокатам и бизнесменам – всего под стражей оказалось 95 человек. В течение трёх лет они получали взятки и использовали средства из муниципальных фондов в своих личных целях. Общая сумма ущерба государству составила 902 миллиона долларов.

США, 2013 год

В ноябре 2013 года в структуре ВМФ США была раскрыта коррупционная сеть, получавшая откаты от зарегистрированной в Сингапуре компании-подрядчика Glenn Defense Marine Asia. Штаты заключили с ней контракт на 200 миллионов долларов, взамен компания обязалась обслуживать американские корабли в иностранных портах. При этом стоимость работ значительно завышалась, а военные получали свою долю деньгами и проживанием в престижных азиатских отелях. По данным следствия, только в портах Таиланда были выявлены финансовые злоупотребления в размере 9 миллионов долларов.

 

// Анна Кострова
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте