От динара до закята - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

От динара до закята

Экономика халифата на благотворительном налоге-закяте не продержалась бы и месяца, если бы не поддержка извне

Среди важнейших атрибутов государственности основатели «ИГ» видят публичные казни и телесные наказания


Марианна Баконина

Ещё Цицерон говорил, что деньги – нерв войны, а Пётр Великий называл их артерией войны. Без денег, без работающей экономики начинать войну не имеет смысла, эта штука заведомо проигрышная. «ИГ» (запрещённое в РФ), оно же «Исламское государство», оно же халифат, оно же организация, которая во всех нормальных странах мира, в том числе в России, признана террористической, – это царство сегодня, в XXI веке, строится по заветам века VII. В том числе и со странной экономикой. Но всё это уже много лет не мешает «ИГ» воевать и побеждать. Вот такой парадокс.

Экономика, как и всё в халифате, должна быть сугубо исламской и соответствовать законам шариата. «Исламское государство» свои цели формулирует так: не только джихад, но и проповедь ислама, введение худуда – законов шариата, предполагающих побивание камнями за прелюбодеяние, отсекание конечностей за воровство и прочие экзотические казни за уголовные преступления и отклонение от норм исламской морали, например курение или хранение порнографии.

Одновременно халифат сулит своим потенциальным подданным всевозможные блага: возвращение прав и собственности надлежащим лицам; вливание миллионов инвестиций в сферы, важные для мусульман; стабильность и безопасность под властью «ИГ»; насыщение рынка продуктами и товарами, в частности хлебом; снижение уровня преступности; выплату пособий малообеспеченным и прочую гармонию.

В халифате особо подчёркивают свою озабоченность социальной сферой. Здесь открывают дома престарелых, больницы, детские приюты, школы – правда, только коранические и военные. Хвастаются восстановлением дорог, мостов и линий электропередачи, госпиталями, где есть томографы и инкубаторы для новорождённых. Чеканят собственную сугубо исламскую валюту, привязанную к реальной цене золота, серебра и меди, что должно освободить мусульман от «пут» международной финансовой системы, избавить от зависимости от других валют, не подкреплённых реальной ценностью и играющих на руку лишь странам, которым они принадлежат.

При этом финансами занимаются по-взрослому. По поручению халифа министерство финансов предложило символы, которые будут отчеканены на новых халифатских монетах: стебли пшеницы – как символ саадаки (милостыни), копьё и щит – как амуниция для джихада, а ещё финиковая пальма, показывающая глубокую веру, твёрдое терпение и плодотворные деяния мусульман. Кроме того, на золотых динарах, серебряных дирхамах и медных фалсах изображают полумесяц, карту мира, силуэт мечети аль-Акса в Иерусалиме и абрис минарета Исы у Большой мечети Омейядов в Дамаске, откуда, по преданию, в час Страшного суда спустится Махди-Иса…

 

Официальные отчёты «Исламского государства» о социально-экономической политике выглядят благостно. Единственное условие: потенциальный гражданин должен быть правильным мусульманином-суннитом, живущим по заветам Пророка и благочестивых предков. Именно на таких условиях халиф Ибрагим призывает всех мусульман переселяться в халифат, которому необходимы не только воины и богословы, но и врачи, инженеры, учителя, финансисты и вообще кто угодно, включая кинорежиссёров. Все остальные, люди других вероисповеданий или морально неустойчивые мусульмане, рискуют жизнью или свободой, поскольку работорговля – признанный и одобренный халифатом источник пополнения бюджета. Такой же, как закят, которым облагается имущество любого мусульманина и доля военной добычи, которую должны отправлять в халифат все, принёсшие присягу халифу, а такие есть и в Саудовской Аравии и на Северном Кавказе. Это официальное, глянцевое описание экономики халифата.

Однако динары, даже золотые, – не та валюта, на которую можно купить оружие. А ведь нужны ещё снаряды и запчасти. Их за динары не купишь. Три источника и три составные части благосостояния халифата – нефть, заложники, древности.

Нефть по демпинговым ценам продают через Турцию или Иорданию. Всех казнённых заложников из США, Европы или Японии предварительно предлагали выкупить, двух японцев, к примеру, за 250 миллионов долларов. И кого-то выкупают. Ещё один из основных источников валюты для «ИГ» – торговля древними предметами искусства. Показательные выступления с кувалдами и бульдозерами в музеях и библиотеках – зачастую акции экономического прикрытия: на западных и восточных рынках антиквариата массово торгуют артефактами из Мосула и Пальмиры. Выручка идёт на закупку вооружений и снаряжения. Вот и весь секрет экономического процветания страны, построенной в XXI веке по законам века VII.

 

Вместо того чтобы разбираться в оттенках суннитского ислама, который исповедуют те или иные боевики в Сирии, Вашингтону, Лондону или Парижу стоит заняться чёрными антикварами у себя дома, а заодно надавить на союзников в Анкаре и Амане: нефть – товар, которым трудно торговать совсем уж незаметно. И, разумеется, никаких переговоров о выкупе с террористами. Если, конечно, действительно есть желание и намерение уничтожить «ИГ». Потому что только деньги – нерв и артерия войны.


компетентно

Павел Виноградов, редактор отдела социальных проблем «НВ», историк:

– «Исламское государство» является типичным симулякром – знаком, не обозначающим никакую реальность. Тем не менее пиар-службы «ИГ» напряжённо работают над созданием нужной картинки. А современный человек, привыкший воспринимать реальность с экранов, может подумать, что такое государство действительно имеет место.

Это касается и экономики, без которой, разумеется, создание государства невозможно. Однако экономика «ИГ» основана по большей части на откровенном криминале – контрабанде нефти, наркотиков и древностей, работорговле, торговле человеческими органами и прочих подобных вещах. В этом отношении «ИГ» – такой же паразит, каким была в своё время Ичкерия. Или каким в определённый период истории стало Крымское ханство, жившее в основном за счёт регулярных набегов на соседей.

Налоги в «ИГ» бытуют тоже в качестве симулякра. Например, закят – мусульманский налог в пользу нуждающихся единоверцев. Продюсеры «ИГ» выпускают благостные документальные фильмы, показывающие, как «граждане» «ИГ» совершенно добровольно расстаются с частью своего имущества. Однако по напряжённым лицам «налогоплательщиков», по хищным повадкам «налоговиков» очевидно, что речь идёт о банальном рэкете. Криминальный характер иговского закята подтверждают и финансовые скандалы с ним. Например, недавно некий вельможа «ИГ» по имени Абу Убейда сбежал в Турцию, прихватив с собой 5 миллионов долларов с этого самого закята. 


// Фо­то Jefta images Barcroft media / ТАСС
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте