Перенос столицы? Или много столиц? - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Перенос столицы? Или много столиц?

Саммит G20 в Петербурге – очередной шаг к полицентричной России

Сегодня в Петербурге начинает работу саммит «Большой двадцатки». А на прошлой неделе мэр Владивостока Игорь Пушкарёв предложил перенести столицу России куда-нибудь на восток. Что объединяет эти два на первый взгляд никак не связанные между собой события? Витающая в воздухе идея децентрализации нашей страны.

Причём идея эта уже не просто «витает», но и получает реальное воплощение – волей высшего российского руководства, как бы пафосно это ни звучало.

Очередной заброс удочки (в водоём общественного мнения) под названием «Перенесём столицу!» общественность, как всегда, взбудоражил. Даже несмотря на то, что все прекрасно понимают: никакого переноса в обозримом будущем не будет. Тем не менее отовсюду посыпались конкретные предложения (сам мэр Владивостока точного места будущей столицы России не обозначил): Екатеринбург, Челябинск, тот же Владивосток, какой-нибудь маленький городок в центре страны…

Почему же тема переноса столицы вызывает такой живой интерес? Видимо, потому, что на каком-то этапе нам стало понятно: Россия похожа на бескрайний и большей частью пустынный космос. С чёрной всепоглощающей дырой ближе к западной границе – Москвой. На протяжении многих десятилетий в столицу стекалось всё: люди, деньги, всевозможные ресурсы…

Сегодня средняя зарплата по Москве превышает среднюю по России более чем в два раза (даже Петербург отстаёт очень прилично: 34 против 54 тысяч). А население нашей столицы – это почти 10 процентов от всех россиян, разбросанных, заметим, по огромным просторам. Да, скажем, лондонцев в Англии в процентном соотношении ещё больше (12 процентов), но сравните территории двух стран: Россия в 70 (!) раз больше Британии, притом что народу у нас всего в два-три раза больше. А уж если взять французский Париж (3 процента парижан) или германский Берлин (4 процента берлинцев)… Не говоря уже о скромных Вашингтоне, Канберре и прочих формальных столицах – так, райцентры, по нашим меркам. А вот самый неполный перечень блестящих мегаполисов, не имеющих столичного статуса: Нью-Йорк, Лос-Анджелес, Чикаго, Манчестер, Милан, Барселона, Мюнхен, Марсель, Стамбул, Сидней, Мельбурн, Рио-де-Жанейро...

Но вернёмся в Россию. Итак, к началу нынешнего века ситуация у нас сложилась, если грубо, примерно такая. Есть успешная, богатая и вся из себя столичная Москва, уже задыхающаяся от собственной значимости и превосходства. Есть более-менее пристойный, но с каждым годом хиреющий Петербург. И есть всё остальное – сотни тысяч квадратных километров и тысячи городов, из которых стараются уехать все, кто ещё не спился и хоть как-то способен перемещаться в поисках лучшей доли. Вымирающая глубинка. Пустеющие Сибирь и Дальний Восток с сотнями миллионов китайцев под боком…

Так было ещё каких-то 10–15 лет назад. А что теперь? Если суммировать некоторые шаги, то путь к децентрализации налицо. (Речь идёт о децентрализации не власти, подчеркнём, а самой страны.)

И по большому счёту всё началось с решения Владимира Путина провести саммит «Большой восьмёрки» (в 2006 году) в Петербурге.

Впрочем, замысел полноценно развивать Россию на всём её протяжении от запада на восток созрел, видимо, ещё раньше. Тому свидетельство – беспрецедентные средства (не только финансовые, но и политические), направленные федеральным центром в северную столицу под 300-летие города. По сути, именно эти два события (юбилей-2003 и саммит-2006) преобразили Петербург. Город навёл европейский лоск – раз, стал политическим центром мирового масштаба – два.

В рамках той же тенденции – перевод в Петербург военно-морского руководства, верхушки судебной системы, полномасштабная (на уровне МГУ) поддержка петербургского Университета, появление в городе на Неве крупных налогоплательщиков (как российских, так и зарубежных), да и тот же взлёт футбольного «Зенита» и хоккейного СКА – пустяки, казалось бы, а тоже кирпичики в столичность города.

Иными словами, строительство полицентричной России, что неудивительно, началось с Петербурга. Здесь бы посудачить о ленинградском происхождении многих нынешних руководителей во главе с Владимиром Путиным (мол, своей малой родине помогают), однако Петербургом дело не ограничилось.

Олимпиада? В Сочи. Чемпионат мира по футболу? В дюжине российских городов. Саммит АТЭС? Во Владивостоке. Универсиада – в Казани. Ещё один саммит? Опять Петербург. И так далее. Попробуйте вспомнить хотя бы два-три столь же масштабных мероприятия, которые за последние лет десять достались Москве. Центральные празднования 60-летия Победы? Допустим. Президентские инаугурации? Само собой. Чемпионат мира по лёгкой атлетике? Негусто для столицы…

Впрочем, Москва не должна быть в обиде. Приток людских и финансовых ресурсов в Москву всё равно не иссяк, и слова героини самого великого фильма о нашей столице («Все в Москву лезут, будто она резиновая…») актуальности не утратили. Очень многие москвичи и сами устали от столичной суеты. Тем более что всё равно она никуда не делась – сколько ни оставляй столицу без саммитов.

Как бы то ни было, Петербург, Сочи и Владивосток стали тремя первыми сваями в основание будущей России – страны, которая долгое время как избушка на курьих ножках шаталась на единственной, московской опоре.

Тем временем как-то сама собой, даже без Универсиады, расцвела Казань. И вот мы уже имеем Москву в центре, Питер – на северо-западе, Сочи – на юге, Владивосток – на Дальнем Востоке, Казань – на Волге. Конструкция стала куда более устойчивой.

При этом стали подниматься и города поменьше. Скажем, тот, кто был в Саранске (300 тысяч жителей), знает: по части обустроенности главный город Мордовии даст фору большинству наших миллионников. Хорошеют Уфа, Самара, Белгород, Новгород… С успехом пользуются статусом центров федеральных округов Ростов-на-Дону, Новосибирск, Хабаровск, Нижний Новгород… Богатеют многие уральские и северные города.

Конечно, говорить о том, что Россия стала полицентричной страной, пока никак нельзя. Не стала, но потихоньку становится. И главное, что это движение вовсе не случайно: видна стратегическая линия, принципиальный вектор развития. И тут уже не надо даже никуда переносить столицу… Рискну сделать прогноз: следующим российским городом, в котором состоится нечто эпохальное, станет Новосибирск или Екатеринбург.

Степан Морозов, обозреватель «НВ»

опрос

Москва всё меньше влечёт к себе россиян

ВЦИОМ провёл опрос на тему, где на Руси жить хорошо. 15 процентов опрошенных предпочли бы столицу, 11 процентов – Петербург, 18 – какой-нибудь другой крупный город России. При этом отмечается тенденция к снижению числа желающих обосноваться в столице (а также в других мегаполисах). Так, если в 2006 году на вопрос «Где бы вы хотели, чтобы жили ваши дети?» 53 процента респондентов назвали крупные города, то в 2013-м этот показатель снизился до 44 процентов. Больше всего процентов за это время потеряла Москва. При этом снижается и количество респондентов, уверенных, что Москва даёт её обитателям «нормальный уровень жизни». Если семь лет назад так считали 62 процента респондентов, то теперь – только 47. И, что примечательно, на 17 процентов стало меньше респондентов, считающих, что в столице больше возможностей для желающих пробиться во власть (37 процентов против 54 в 2006 году).

 

Лидия Яковлева

например

Как они переносили столицы

Вспоминаем наиболее яркие примеры переноса столиц, взятые из международного опыта.

Последним, кто в мире решился на перенос столицы, был Казахстан. В 1997 году государственный центр страны переехал из Алма-Аты в Акмолу. Год спустя, будто бы окончательно поставив точку в этом вопросе, город переименовали в Астану (что в переводе с казахского как раз и значит «столица»). Инициатива о перемещении центра совсем ещё молодого государства исходила от президента Нурсултана Назарбаева. Дело в том, что после выхода из состава СССР Казахстан оказался расколот на две – неравномерные в своём политическом и экономическом развитии – части. На севере страны была сосредоточена практически вся промышленная база. При этом русские, составляющие львиную долю проживавшего там населения, в начале 1990-х стали оттуда уезжать. В то же время юг Казахстана оставался крупным аграрным придатком, перенаселённым и при этом погрязшим в безработице. Единственным способом, который позволил бы решить обе эти проблемы, и стал перенос столицы из южной, находящейся в опасной близости к Китаю Алма-Аты. Подготовка к переносу заняла более двух лет. Областную Акмолу пришлось выстраивать практически с нуля. Масштабная стройка привлекла в регион инвесторов и дала толчок развитию крупного бизнеса. В итоге Казахстану удалось восстановить нарушенный этнодемографический баланс и решить проблему внутренней миграции.

Другим удачным примером переноса сердца страны является Бразилиа – столица, как не трудно догадаться, Бразилии. Идея переноса зародилась у бразильских сепаратистов ещё в далёком XVIII веке. Таким образом они планировали избавиться от португальской колониальной зависимости. Тогда осуществить эти грандиозные планы не удалось. Но спустя сто лет, как только Бразилия стала республикой, необходимость создания новой столицы даже прописали в конституции новой страны. Власти чётко осознавали, что это даст мощный толчок развитию центральных регионов Бразилии, где на тот момент проживало минимум населения при максимуме территорий. Но ещё полвека понадобилось бразильцам, чтобы окончательно решиться на перенос столицы из портового Рио. В 1955 году кандидат в президенты Жуселин Кубичек буквально поклялся своим избирателям, что в случае своей победы он перенесёт столицу. Что и произошло: уже в 1960-м Кубичек приветствовал жителей совершенного нового города, который буквально на глазах вырос в саваннах Бразильского плоскогорья.

 

Екатерина Портнова

слово эксперта

 

«Перенос – объективное требование времени»

Юрий Крупнов, политик, председатель «Движения развития»:

– Неудивительно, что в последние пару лет активизировалась дискуссия по поводу переноса столицы. Посмотрите, об этом говорят сегодня даже официальные представители власти: совсем недавно – мэр Владивостока Игорь Пушкарёв, а ранее с подобными инициативами выступал Сергей Шойгу. И надо понимать, что это не просто громкие предвыборные или политические заявления. Такая необходимость назрела достаточно давно. Более того – её настоятельно диктует сам императив российского развития.

Перенос столицы – объективное требование времени. Если, конечно, мы и дальше хотим двигаться вперёд как мировая держава. Сегодня мы не можем больше позволить себе иметь столицу в Москве или в основных городах на западе России (таких, скажем, как Петербург). Эпоха, когда все взгляды были обращены на Европу, закончилась. Зато пришло время обратить пристальное внимание на единственный по-настоящему приоритетный регион – Сибирь и Дальний Восток.

Для руководства страны эти территории должны стать экономическими и геополитическими прерогативами. Они давно требуют активного, сверхинтенсивного развития, буквально кричат о нём, и не замечать этого было бы большой ошибкой. Пора уже перестать воспринимать Сибирь исключительно как сырьевую базу или своеобразный «стратегический тыл». Такое мышление устарело, оно не имеет ничего общего с экономическими и политическими реалиями, в которых сегодня находится наша страна.

Вот поэтому наше движение уже более десяти лет продвигает проект по переносу столицы в Амурскую область, недалеко от космодрома Восточный, который сейчас активно строится. Причём такой перенос должен носить фундаментальный характер. Если допустить расщепление основных функций, которые сейчас сосредоточены в Москве, то это просто обессмыслит само понятие столицы. Уверен – игра в «многостоличье» в российских условиях себя не оправдает. Это неработающая мера, учитывая исполинские территории нашей страны.

То есть столица должна быть только одна. И Дальний Восток как нельзя лучше подходит для того, чтобы принять и взрастить новый центр России. С геополитической точки зрения это ведь регион №1. Рядом – богатейшие Китай и Южная Корея, дальше – колыбель технологий и инноваций Япония, а за ней – один из наших давних торговых партнёров США.

Как нельзя кстати и близость Тихого океана, предоставляющего колоссальные транзитные и логистические перспективы. В условиях, когда экономический центр мира, по сути, переместился в Северо-Восточную Азию, мы не можем себе позволить быть здесь в арьергарде. И так сложилось, что именно сейчас у нас есть все возможности, чтобы стать там авангардом. Непозволительной роскошью с нашей стороны будет не воспользоваться этим шансом!

Важно понимать, что перенос столицы – это важнейший интегральный проект и, более того, едва ли не единственный возможный способ для России восстановить себя в ранге мировой державы. В ситуации глобального и национального экономического кризиса это стало особенно очевидно. Пространственная геометрия страны нуждается в изменениях.

Естественно, такие изменения требуют громадной подготовительной работы. Если для людей не будут созданы привлекательные условия, если россияне не захотят туда переезжать – это будет неправильно. Соответственно, необходимо подготовить целый комплекс мер. Стимулировать закрепление молодёжи на этих территориях можно, например, за счёт реализации нашего проекта «Государственный жилищный сертификат дальневосточника». Он предполагает, что молодой семье, которая остаётся жить на Дальнем Востоке (либо приехавшей туда), государство будет предоставлять существенные льготы для оплаты жилья.

Кроме того, будет не обойтись и без выравнивания существующей экономической и тарифной диспропорции. Не секрет, что чем дальше на восток – тем жизнь для граждан становится дороже. По сравнению с Центральной Россией здесь резко повышаются тарифы на воду и энергию, стоимость продуктов питания и товаров. С этим надо бороться.

Другая важная проблема, которую способен решить перенос столицы, – это бюрократическая закрепощённость нынешней Москвы. Город погряз в круговой поруке, масса различных элит там просто зашкаливает. Только подумайте: у нашей сегодняшней столицы первое место в мире по долларовым миллиардерам! Такая концентрация финансов превращает Москву в неповоротливый и перегруженный центр. Новая же столица поможет переформатировать существующий порядок, избавиться от той части элиты, которая не способна двигаться за прогрессивными идеями. На восток ведь поедут только те, кто захочет оставаться мобилизованным в условиях кризиса. Подобный опыт, к слову, имеет Казахстан – в своё время за президентом Назарбаевым из Алма-Аты в Астану переехали далеко не все представители правящих кругов.

Конечно, перенос столицы – это достаточно радикальный шаг, и многим гражданам он может прийтись не по вкусу. Но иначе задать импульс развития страны, на мой взгляд, сегодня просто невозможно. Для этого нужна мощная политическая воля, и у нашего президента Владимира Путина есть всё, что необходимо для этого.

Посмотрите, тот же Петербург вырос на берегах Невы тоже не сам, а благодаря волевому решению Петра Великого. Более того, с технической точки зрения тогда ничего не располагало к основанию новой столицы. Тут проблемы местности и военные угрозы. Но вот прошло 300 лет, а город за это время успел стать и «окном в Европу», и одним из культурных центров мира.

 

Сегодня нам больше не надо рубить никакие окна, а вот восстановить баланс в государственном пространстве, уравновесить запад и восток – жизненно важно. И Путин, если он примет такое решение, сможет стать Петром I своего времени.


реплика

Хотим опять стать «великими с областной судьбой»?..

Павел Шевченко, обозреватель «НВ»:

– Честное слово – некоторые петербуржцы порой удручают… Только город стал богатеть, здороветь, развиваться – так нет: не хотим мы ничего такого! У питерских, мол, собственная гордость.

Ну, «Охта-центр» с криками да песнями зарубили – это, положим, ещё можно как-то понять (вроде как там что-то типа оградили, защитили, не отдали на какое-то попрание). А если в целом? Как какой смелый проект (архитектурный или культурный, например) – так сразу: обрезать, закрасить, завалить, не позволим, отстоим! Что отстоим-то – унылость и провинциальность, нищету и запущенность?..

Или вот к саммиту на три дня кусочек набережной Мойки перекрыли. «Вот теперь из-за этого саммита ни пройти, ни проехать!» Дорогу из аэропорта в Стрельну построили? «Это они, чтоб себя любимых катать!» И всё в таком духе.

Про отношение к приезжим вообще разговор особый. Многие местные даже приезжим президентам не рады – что уж говорить о прочих… А то, что большому городу просто необходима свежая кровь (ведь место жительства меняют самые активные, самые здоровые и целеустремлённые), то, что мегаполис просто обязан быть «плавильным котлом», – это до лампочки.

Доходит до абсурда. Так, в последнее время стало очень модно через губу наблюдать за успехами «Зенита» (среди тех, кто футболом вообще-то не интересуется, но свои пять копеек вставить любит). Вот, дескать, и жируют, и играют в полноги, и вообще бездельники да мироеды! И это говорят не москвичи (здесь-то всё понятно) – петербуржцы. А то, что нынешний «Зенит» делает для имиджа и узнаваемости города чуть ли не больше, чем Эрмитаж и Стрелка, вместе взятые, – это до той же лампочки. Нам главное – побрюзжать.

А что в результате-то? Ну не будет у нас никаких саммитов. Не будет инвесторов и крупных компаний, которые платят здесь налоги. Утонем в священной пыли. Будет «Зенит» с хлеба на воду перебиваться. Люди к нам приезжать перестанут. Президенты – тоже… Петербург от этого станет более великим городом? Едва ли. А вот городом с областной судьбой – запросто. Таким, каким и был все годы, пока страной руководили москвичи и украинцы, грузины и молдаване, уральцы и уроженцы славного города Симбирска.


//
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте