В 60 ещё не старик? - Невское время
RSS

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

В 60 ещё не старик?

Корреспондент «НВ» выясняла, необходимо ли повышать в России пенсионный возраст, какие опасности таит в себе эта мера и есть ли способы избежать подобного шага, не нанеся урон экономике

Призывы увеличить пенсионный возраст в последние годы по частоте появления в информационном пространстве начинают конкурировать с прогнозами погоды. Так, весной министр финансов Антон Силуанов призвал отправлять мужчин и женщин на заслуженный отдых в 63 года. Предложение даже нашло своё отражение в одобренном правительством проекте основных направлений бюджетной политики на 2016–2018 годы. А вскоре прозвучала другая цифра – 65 лет.

– Вы меня извините за простоту выражения, но это как: отработал – в деревянный «макинтош» и поехал? – возмутился по этому поводу Владимир Путин во время апрельской «Прямой линии».

Казалось бы, в вопросе можно поставить точку. Но на прошлой неделе в Госдуме министр финансов Антон Силуанов вновь заявил о необходимости повысить пенсионный возраст «чем скорее, тем лучше».

Главным противником монетаристских устремлений финансового блока правительства уже не один год выступает социальный блок, к которому примкнула Государственная дума. На этой неделе очередную порцию успокоительного обеспокоенным гражданам выдал вице-спикер Госдумы Александр Жуков, заявивший, что «Единая Россия» считает повышение пенсионного возраста преждевременным шагом. Тут же и глава Минтруда России Максим Топилин на расширенном заседании Комитета по социальной политике Совета Федерации поспешил опровергнуть информацию о намерении правительства сдвинуть сроки выхода россиян на пенсию уже в 2016 году.

– Насколько я информирован, это не будет как минимум предметом бюджета этого года, – пояснил он. – Мне кажется, что и 2017 года…

Эксперты – и те, кто за повышение, и те, кто против, – не сомневаются, что после президентских выборов 2018 года эта идея будет продавливаться с новой силой и, возможно, будет продавлена. Что повышение пенсионного возраста является необходимой мерой, не опровергают даже её противники. Но с оговоркой: при наличии определённых условий.

Одно из основных – продолжительность жизни. Безусловно, когда в 1932 году устанавливался ныне действующий пенсионный возраст, среднестатистический советский гражданин жил меньше нынешнего среднестатистического россиянина. Сейчас, как уверяет официальная статистика, средняя продолжительность жизни в России приблизилась к 71 году: для мужчин этот показатель равен 65 годам, для женщин – 77 годам. С учётом среднего пенсионного возраста для обоих полов в 57,5 года получается, что на заслуженном отдыхе этот самый среднестатистический россиянин сейчас находится 13,5 года. К слову, в Великобритании среднестатистический англичанин живёт на пенсии 15,9 года. В Японии – 19,5 года. Даже в Норвегии с её наиболее высоким пенсионным возрастом среднестатистический гражданин находится на заслуженном отдыхе 14,6 года. Рост продолжительности жизни, безусловно, может рассматриваться как аргумент. Но не потому, что «на Западе так», а лишь когда россияне будут жить так же долго, как там.

– Нам говорят, что скоро якобы некому будет кормить пенсионеров, так как число пожилых людей растёт, а число граждан трудоспособного возраста сокращается, – рассуждает вице-спикер Госдумы, заместитель генерального секретаря партии «Единая Россия» Андрей Исаев. – Но количество рабочих мест в экономике совершенно не зависит от пенсионного возраста. Имеющиеся рабочие места обязательно будут заполнены. В том случае, если появится дефицит трудовых ресурсов, на эти места придут мигранты. По нашим законам взносы в Пенсионный фонд за иностранных работников платятся так же, как и за граждан России, и обеспечивать пенсионеров будет такое количество работающих, которое позволяет российская экономика.

Второе немаловажное условие, которое сделало бы повышение пенсионного возраста резонным, – бурно развивающаяся экономика и появление большого количества рабочих мест. Причём высокооплачиваемых мест, которые сделают для гражданина более выгодным продолжение трудовой биографии. А что мы имеем сейчас?

– В августе этого года уровень общей безработицы составил 5,3 процента, – сообщает глава Минтруда России Максим Топилин. – Это чуть выше, чем в прошлом году. По состоянию на 23 сентября численность официально зарегистрированных безработных граждан составила 935,7 тысячи человек…

А теперь представьте, что к ним добавятся миллионы граждан, которые, дожив до 55 и 60 лет, не выйдут на пенсию. Уже сейчас россиянам предпенсионного возраста крайне сложно устроиться на работу, а что будет в случае принятия предложения Минфина? Многомиллионная армия безработных, которой придётся платить пособия? Тогда о какой экономии бюджетных средств от повышения пенсионного возраста можно говорить?

Один из главных аргументов, который в последние годы постоянно использует финансово-экономический блок правительства, – необходимость сбалансировать бюджет. Дело нужное, никто не спорит. На это стали активно ссылаться ещё во время предыдущего кризиса, в 2008–2009 годах. Тогда образовалась серьёзная брешь в бюджете Пенсионного фонда, которую по сей день приходится латать вливаниями из федерального бюджета. Но тогда же звучала и масса предложений, как залатать эту дыру. В частности, одной из главных причин её появления экономисты называют обязательную накопительную часть пенсий, которая формируется у граждан 1967 года рождения и моложе. Речь идёт о ежегодной сумме в несколько сотен миллиардов рублей.

До недавнего решения о «замораживании» накоплений эти деньги изымались из Пенсионного фонда и передавались управляющим компаниям или негосударственным пенсионным фондам, которые крутили их в ценных бумагах, начисляя гражданам проценты. Увы, в подавляющем большинстве случаев проценты оказывались ниже инфляции. Сейчас накопления идут на выплаты нынешним пенсионерам, что помогает залатать брешь в бюджете Пенсионного фонда, а будущим пенсионерам сохранить хотя бы часть своих денег, которые с учётом нынешней инфляции в управляющих компаниях превратились бы в ничто.

– Решение о «замораживании» обязательных пенсионных накоплений – разумное и адекватное, – поясняет член Комитета Госдумы по бюджету и налогам кандидат экономических наук Наталья Петухова. – Оно значительно повышает финансовую устойчивость Пенсионного фонда, почти в два раза сокращает дефицит фонда по страховым взносам и уменьшает в этой части трансферты из федерального бюджета. Мы рассчитываем на то, что состоится окончательный отказ от накопительного компонента в государственной пенсионной системе и усилия, связанные с этим, будут сосредоточены на развитии добровольной системы пенсионного страхования.

Настаивая на повышении пенсионного возраста, финансовый блок правительства упирает на то, что в случае отказа от этой меры придётся либо повышать налоги, либо резать расходы на образование, здравоохранение и оборону. А почему бы вместо этого не повысить эффективность бюджетных расходов, о чём постоянно говорят не только многочисленные экономисты и эксперты Счётной палаты РФ, но и глава государства? Сколько призывали провести аудит тех же госпрограмм – а воз и ныне там. Траты Пенсионного фонда на собственное содержание тоже давно стали притчей во языцех и постоянным объектом критики со стороны Счётной палаты и Общероссийского народного фронта. Есть «скрытые» резервы и в самой «социалке». Именно поэтому глава государства и говорит о необходимости перехода к адресной социальной помощи. Есть ещё один способ поправить пенсионные дела – улучшить собираемость страховых взносов.

– Именно здесь скрываются серьёзные ресурсы, – согласен министр труда Максим Топилин. – У нас порядка 20 миллионов человек, за которых не платятся страховые взносы. Мы видим в их легализации источник пополнения всех внебюджетных фондов.

Можно заняться и пересмотром практики досрочных пенсий, как предлагают некоторые эксперты.

– Если уж кому и повышать пенсионный возраст, то военным и силовикам, которые выходят на пенсию в 40–45 лет, – поясняет член президиума Центрального совета партии «Справедливая Россия» Александр Чуев. – Здесь действительно можно немало сэкономить. Но в принципе не там мы ищем деньги. Если навести порядок во внешнеторговой деятельности, то можно получить в доходы бюджета дополнительно от 1,5 до 2 триллионов рублей. Значительное количество средств можно получить за счёт перераспределения самих бюджетных расходов и повышения их эффективности. Короче, есть немало способов увеличить доходы бюджетов всех уровней и уменьшить федеральные и региональные расходы, не накладывая дополнительных обременений и не ухудшая жизнь простых людей. Весь вопрос только в том, захочет ли правительство это сделать, или оно по-прежнему будет настаивать на повышении пенсионного возраста.

 

комментарии

«Мы готовы подсказать, где взять деньги»

Николай Левичев, заместитель председателя Государственной думы:

– Если финансово-экономический блок правительства не знает, где взять деньги, – мы готовы подсказать. К примеру, возглавляемая мной рабочая группа из депутатов, учёных РАН и экспертов установила, что ежегодно на российской таможне бюджет недополучает порядка 2,4 триллиона рублей. После наведения порядка в таможенной сфере правительство, может быть, обратит внимание на фискальную сферу и научится собирать налоги по дифференцированной ставке, поддержав давнее предложение фракции «Справедливая Россия». Тогда решится не только проблема дефицита Пенсионного фонда – найдутся средства на повышение качества медицинского обслуживания и развитие массового спорта, что поможет довести продолжительность жизни граждан России до современных европейских стандартов.


«Это приведёт к массовой безработице»

Юрий Афонин, заместитель председателя Комитета Государственной думы по физической культуре, спорту и делам молодёжи:

– Всякий, кто знаком с российским рынком труда, знает, как сложно найти работу человеку старше 50 лет. А теперь представьте: пенсионный возраст повысили ровно по силуановскому рецепту. Что получится? По данным последней российской переписи населения, в России примерно 3,25 миллиона мужчин в возрасте от 60 до 65 лет и 10,25 миллиона женщин в возрасте от 55 до 65 лет. Вместе – 13,5 миллиона человек. Это та гигантская армия труда, для которой надо создать рабочие места в случае повышения пенсионного возраста. А на дворе – кризис… Куда трудоустроить 13,5 миллиона пожилых людей? Вакансий вроде вахтёра-сторожа не хватит и для одной десятой их части, а на пособие по безработице в России выжить физически невозможно.

Принятие предложения Силуанова означает, что каждый год в стране будет появляться почти два миллиона человек, не вышедших на пенсию, за которыми надо сохранить рабочие места. Это при том, что из школ и вузов на рынок труда сейчас каждый год выходит порядка 1,5 миллиона человек. Этой молодёжи кое-как удаётся находить работу, в том числе потому, что освобождаются рабочие места уходящих на пенсию.

Но в случае повышения пенсионного возраста в России выход людей на пенсию практически прекратится на целых 5 лет, и в первый же год после реформы рынок труда окажется переполненным. Надо чётко понимать: пенсионный возраст можно повышать только в рамках быстро растущей экономики, создающей много новых рабочих мест. В противном случае мы получаем неразрешимую проблему массовой безработицы.


«Пенсионный возраст будет подниматься не единожды»

Игорь Белобородов, главный редактор портала Demographia.net, кандидат социологических наук:

– Рост продолжительности жизни – это общая тенденция, охватывающая почти все страны, особенно развитые. С 2003 по 2013 год в России она выросла более чем на шесть лет для обоих полов. Но причиной участившихся разговоров о необходимости повышения пенсионного возраста является не рост продолжительности жизни, а снижение рождаемости. В России, увы, мы имеем наиболее опасный тип старения населения – старение снизу, когда вследствие постоянного уменьшения количества детей в возрастной структуре на смену нынешним трудоспособным гражданам приходит всё меньше людей на замену. В итоге автоматически возрастает доля пожилого населения.

Безусловно, есть некоторый вклад и роста продолжительности жизни, но он не определяющий. Если бы на фоне увеличения возраста дожития рождаемость была высокой, хотя бы трое детей на одну женщину, общество было бы более сбалансированным, а экономические перспективы и социальные гарантии с лёгкостью выполнялись. Солидарная пенсионная система, где будущие пенсионеры обеспечивают нынешних, задумывалась ещё в Германии при кайзере. Тогда с рождаемостью всё было хорошо. В нынешних условиях при существующей пенсионной системе мы просто вынуждены поднимать планку пенсионного возраста. Но и это не гарантия спасения.

Забегая вперёд, могу сказать, что пенсионный возраст у нас будет подниматься не единожды. Обязательно будут увеличиваться также налоги на бизнес и, к сожалению, будет сокращаться размер пенсионного обеспечения. Мы от этого никуда не денемся, пока не пересмотрим саму концепцию выплаты пенсий. Я считаю, что, для того чтобы выйти из этого кризиса, необходимо привязать размер пенсий к числу детей. Пенсия стала катализатором снижения рождаемости во всём мире. В Китае, например, до сих пор нет всеобщего пенсионного обеспечения. Государство, выступив в роли всеобщего папы, отбило мотивацию к деторождению.

А по сути, и у нас в стране, да и во всём мире именно дети были гарантией безбедной старости, а не государство. Культивация же социального иждивенчества привела к тому, что дети не считают нужным заботиться о родителях, потому что это сделает государство, а родители не считают нужным рожать больше одного ребёнка. В итоге у нас 65 процентов семей – однодетные. Если речь идёт о бездетных по медицинским причинам парах, можно говорить об усыновлении или опеке. Тогда восстанавливается справедливость. Более того – каждый человек более мотивирован перечислять налоги напрямую своим родителям, а не через посредников в виде Пенсионного фонда или плеяды негосударственных учреждений, которые имеют очень туманные перспективы…

 

// Анна Кострова
Версия для печати
Читать в Яндекс.Ленте