Янтарная мафия побеждена. Песчаная и деревянная – тоже - Невское время
НЕВСКОЕ ВРЕМЯ
http://nvspb.ru/tops/yantarnaya-mafiya-pobejdena-peschanaya-i-derevyannaya-toje-59143
Янтарная мафия побеждена. Песчаная и деревянная – тоже

Дело главаря янтарной мафии Виктора Богдана, которое в ближайшие дни завершится приговором, стало толчком для разгрома других криминальных структур. Причём не только в Калининградской области, но и по всему Северо-Западу.


 

Итак, в Калининграде наконец завершён многомесячный процесс в отношении авторитетного бизнесмена Виктора Богдана, более известного в определённых кругах под кличкой Балет.

Имя этого янтарного барона стало широко известно благодаря нашей газете, в феврале 2012 года начавшей публикацию серии расследований о беспределе в сфере добычи солнечного камня. На вопросы, поставленные «НВ», попытались ответить ревизоры Счётной палаты России. По итогам их детальной ревизии президент дал поручение силовикам и руководителям экономических ведомств: очистить янтарный бизнес от криминала. И у мафии, зарабатывающей на солнечном камне, начались непростые дни.

К 2013 году государству удалось вернуть первую часть украденного. Позднее этот процесс продолжался. В ходе следствия из тайников ОПГ изымались тонны янтаря на миллиарды рублей.

Сам же Балет, не дожидаясь предъявления обвинения, скрылся за рубежом. Там его, впрочем, задержали поляки. И в сентябре 2015-го было принято решение об экстрадиции Балета в Россию. На родину он вернулся в октябре 2016-го. И в декабре 2017 года янтарный барон, обвиняемый в покушении на мошенничество и организации ОПГ, наконец-то предстал перед судом.

Процесс начался с коллизии. Дело в том, что помимо заявленных прегрешений перед законом прокуратура пыталась обвинить Виктора Богдана в попытке побега из-под стражи во время этапирования подследственного в поезде. Как оказалось, воспользовавшись беспечностью охраны, экстрадированный заперся в туалете и, выворотив унитаз, пытался дать дёру через образовавшийся в полу проём. Однако попытка оказалась провальной: Балет застрял в полупозиции и после неудачных попыток высвободиться был вынужден призвать на помощь своих конвоиров.

Несмотря на очевидность попытки побега, дорогостоящие адвокаты Балета отмели данное обвинение, предоставив суду официальную справку, что поломанный их подзащитным туалет согласно экологическим требованиям был сконструирован по замкнутому циклу. И что даже если бы Богдан не застрял в проёме, а пролез дальше, переместиться он мог только в герметичный фекальный контейнер. То есть ни при каких обстоятельствах не имел возможности покинуть территорию вагона, а значит – сбежать.

Добившись своего по пункту «попытка побега», защитники перешли в наступление. Представив своего клиента как исключительно добропорядочного гражданина, они принялись рассказывать, что некоторые формальные нарушения при получении с комбината солнечного камня, систематически допускаемые их подзащитным, и последующий экспорт ископаемой смолы за рубеж преследовали лишь цель поднять рентабельность продаж янтаря, а следовательно, увеличить налогооблагаемую базу. Далее следовала патетика о необходимости пополнения бюджетов всех уровней для финансирования социально значимых статей.

Однако первый же вопрос прокурора – о том, почему всё то время, пока Балет и его подручные контролировали сферу добычи и переработки солнечного камня, государственный комбинат находился в перманентном убытке, а компании, напрямую связанные с Богданом, получали баснословные прибыли, – так и остался без ответа.

Нелепую версию оправдания выдвинул сам Богдан – заявив, что к хищениям и фальсификациям, равно как и к трём до сих пор не пойманным подельникам, он не имеет никакого отношения. С другими же фигурантами дела он, дескать, также знаком шапочно и никаких дел с ними никогда не вёл.

Впрочем, данный тезис янтарного барона звучал жалко, потому как среди разыскиваемых находится его товарищ по длительному пребыванию в СИЗО, а также родной племянник барона и тесть племянника.

Приговор будет оглашён в ближайшие дни. Но уже сейчас понятно, что он будет обвинительным и суровым.

 

тем временем…

Деньги, которые утекали как песок

Сокрушив янтарную мафию, правоохранительные органы Калининградской области при помощи экологических общественных организаций нанесли смертельный удар по нелегальному бизнесу генералов песчаных карьеров. И этот опыт был использован и в других регионах Северо-Запада.

Одним из краеугольных камней победы над песчаной мафией стали действия экологической организации «Зелёный фронт», которая в 2016 году закупила два первых беспилотника с целью выявления нелегальных карьеров.

– Аппараты были приобретены в лизинг, оснащены новейшей системой идентификации объектов и точной съёмки, – рассказал корреспонденту «НВ» бессменный лидер организации, депутат областной думы Олег Иванов. – Поэтому даже дистанционно мы можем не только оценить объёмы нелегальной добычи, но и зафиксировать для дальнейшего установления личности всех участников этого процесса.

Первый аэрорейд, который экологи провели вместе с представителями природоохранной прокуратуры и корреспондентом «НВ» в Нестеровском районе, оказался предельно продуктивным: были выявлены сразу три незаконные разработки. А потом по мере увеличения авиаотряда счёт пошёл на десятки карьеров в неделю.

– Мы тогда за неделю арестовывали огромное количество дорогостоящей техники. Например, вот содержание одной из сводок: «Рейд прошёл сразу на 37 незаконных разработках области, изъято 40 экскаваторов, 30 бульдозеров и 53 большегрузных автомобиля», – привёл пример наш источник в региональном УВД, попросивший не упоминать его имени. – С учётом быстрого выявления новых карьеров такие финансовые потери уже нанесли сокрушительный удар по криминальному бизнесу. Но были и другие.

Так, у нарушителей закона возникла ещё одна проблема – транспортировка: созданный специальный отряд, контролировавший работу инспекторов ГИБДД, быстро очистил их ряды от мздоимцев. 

Сейчас можно констатировать, что в Калининградской области уже не встретишь нелегальных карьеров. Правда, они ещё встречаются в отдалённых районах других регионов Северо-Запада. Но и там их число стремительно сокращается под натиском правоохранительных органов, «НВ» и «зелёных».

 

Лес рубят, а щепки подбирают

В борьбе против незаконных вырубок помогло развитие технологий и всё больший переход на использование древесных пеллет. И получилось так, что легальные лесорубы выдавили своих чёрных конкурентов.

Раньше огромной проблемой законопослушных заготовителей была низкосортная древесина, которую следовало утилизировать. Это сильно снижало доходность компаний, а порой практически вынуждало нарушать закон. Но как только на отходы появился спрос, ситуация разрешилась сама собой.

Но, конечно, и сказались жёсткие методы борьбы с нелегалами – конфискации и штрафы. И то обстоятельство, что на фоне общей борьбы с коррупцией получить надел для рубки на халяву стало практически невозможно. При этом валку леса в неположенном месте тут же обнаруживали те же самые беспилотники. В итоге стало выгодно работать по закону. Поэтому чёрные лесорубы исчезли сами собой.


Борьбу с коррупцией на СЗФО России вели собкоры «НВ»:

Алексей Шептунов (Архангельск), Владимир Романов (Вологда), Илья Козырев (Калининградская область), Наталья Овсянникова (Карелия),Игорь Бобраков (Коми), Марина Калинина и Зоя Аристова (Мурманск),Светлана Ойра и Владислав Двоеглазов (Новгород), Сергей Некрасов (Псков), а также петербургские спецкоры «НВ» Татьяна Хмельник, Сергей Тачаев и редактор отдела «Северо-Запад» Дмитрий Шандлоренко.


проблема

Веселовка не в силах принять всех туристов

 

В канун проведения в Калининграде матчей чемпионата по футболу открытая год назад, летом 2017-го, «Кант-резиденция» приняла своего 300-тысячного посетителя. Напомним, что этот музей был создан на базе домика Канта, спасённого благодаря публикациям «НВ» и распоряжениям президента.

– Люди валят автобусами и из России, и из Европы, – рассказал корреспонденту «НВ» краевед Андрей Виноградов. – Кто-то просто, чтобы прикоснуться к историческим кирпичам, другие – чтобы побольше узнать о жизни великого философа.

В Черняховском городском округе этот недавно открытый туристический объект стал, по сути, градообразующим. Да и сама Веселовка, что в период жизни Канта именовалась Юдшеном, из забытого медвежьего угла превратилась в самый преуспевающий посёлок муниципалитета. Злые языки, конечно же, вспоминают про Нью-Васюки.

Между тем приезжающие сюда гости могут не только остановиться в «Кант-отеле» и пообедать в местных ресторанах, отведав блюда из меню середины XVIII века и пиво, сваренное по, казалось, уже забытому юдшенскому рецепту. В интерактивной комнате каждый желающий может лично вступить в дискуссию с голограммой великого затворника и быть по итогам спора оценённым сторонними наблюдателями, то есть другими туристами.

Тем временем открытие знакового объекта, связанного с именем Канта, стало поводом для ряда громких инцидентов. Так, депутаты Нижней Саксонии потребовали (через германский МИД) от России признать, что Кант был немецким гражданином. В дипломатическом ведомстве России взяли паузу для всестороннего изучения обращения.

– В 1758 году, во время Семилетней войны, когда русские войска вошли в Кёнигсберг, Иммануил Кант вместе со всей профессурой местного университета присягнул на верность императрице Елизавете, – пояснил суть конфликта директор областного музея доктор исторических наук Сергей Якимов. – До сих пор не существует никаких подтверждений, что после ухода российской армии из Восточной Пруссии учёные Альбертины и другие кёнигсбержцы отреклись от данной присяги или дали новую клятву королю Фридриху II, так как протекторат Берлина в ту пору независимые жители Восточной Пруссии не жаловали. Поэтому де-факто Кант умер российским гражданином.

Главной же проблемой «Кант-резиденции» остаётся транспортная доступность объекта.

– Туристов у нас что звёзд на небе, – говорит жительница Веселовки Тамара Конюшенкова. – Если бы ещё власти автобан к посёлку построили, вообще красота была бы неописуемая. А то с 2015-го только и делают, что обещают.

Однако эксперты туристического рынка полагают, что строительство автобана преждевременно. Как преждевременны и планы «Люфтганзы» наладить регулярное авиасообщение Берлин – Веселовка (и взять при этом на себя финансирование строительства аэропорта). «Кант-резиденция», отмечают эксперты, и без того не справляется с потоком туристов, а потому для начала, говорят они, необходимо расширить объект и улучшить инфраструктуру.

 


Материалы из других регионов Северо-Запада:

Памятники, которые спасло «чудо»

Татьяна Хмельник, заместитель редактора отдела «Северо-Запад», ведущая рубрики «Наследие», основатель проекта «Регионавтика»

 

По нашему Северо-Западу исторических зданий – не сосчитать. И пока органы охраны памятников, упарившись над своими талмудами, заканчивают очередной их подсчёт, выясняется, что в списки нужно снова вносить значительные изменения. И не только потому, что списки эти пополняются за счёт объектов «вновь выявленных», но и потому, что выявленные ранее – погибают и им уже ничем не поможешь. И никакой статус, уж поверьте, не помогает зданию, если у него нет хозяина или хозяину на всё наплевать. Теоретически памятники охраняются государством. Но… Толку от этого мало. Зато мы можем рассказать о двух случаях, когда памятники спасло чудо. Точнее – люди.

Ещё не так давно мы писали, что великолепная церковь Святой Троицы в деревне Пятая Гора Волосовского района Ленобласти, построенная в 1830 году, близка к гибели. Она была красива и оригинальна: строгая и воздушная одновременно. Погибала она медленно – сначала стала протекать и рухнула крыша, потом стали сыпаться колонны и кирпичные связи, потом из стен начал крошиться известняк. Никто и никогда даже не пытался начать её реставрацию, хотя мы в «НВ» не раз старались привлечь к этому объекту внимание реставраторов и даже привозили их на место.

Но случилось чудо. Ехал на ярмарку ухарь-купец. И наткнулся на эту церковь. И защемило у него что-то в груди. Он думал – сердце, ан нет, булавка английская расстегнулась и колет. А булавкой к карману изнутри пристёгнут бумажник. Вылез купец из тарантаса и – вот чудо! – понял: церковь надо возрождать. Ведь заблудился-то он недаром именно здесь, ехать ему вообще другой дорогой надо было. То есть приманила, ждала его церковь.

Вернулся он сюда со спецами из охраны памятников, реставраторами и проектировщиками. Весело, без перекуров, всего за трое суток сделали они лазерные обмеры здания, присовокупили к ним обмеры ещё советские. Отправились искать известняк, чтобы выложить новые стены. (Думали, придётся красть, а им на ближнем карьере разрешили брать всё, что им понадобится, с бесплатной доставкой.) Фундамент гуляющий укрепили.

Местные жители обрядились волонтёрами и стали путаться под ногами – брёвнышко там поднести или раствор, ватрушку горячую подать, кофе плеснуть. Никто даже гвоздя не украл, не то что медные листы для кровли.

Появилась и местная власть – покрутила носом и распорядилась сделать дорогу к церкви от шоссе вместо того недоразумения, которое тут было.

Прибыл молодой священник, оставивший ради возрождающейся церкви приход в Иерусалиме.

 

А другая история случилась в Архангельской области, под Каргополем. Дикие там места. Вроде и космодром не так чтобы далеко, но дорога тут глиняная, летом твёрдая, как такыр, зато в распутицу тут грузовики садятся на брюхо. А в иных местах на глину положены аэродромные плиты, едешь по ним – всю душу вытрясет. Ну и деревни вдоль дороги стоят, что интересно – жилые.

В одной такой деревне с ласковым названием Лядины был памятник федерального значения – ансамбль из двух деревянных церквей, Богоявленской и Покрово-Власьевской, да ещё и колокольня при них. Таких комплексов в России всего четыре. Но в 2013 году ударила в церковь молния, и пока пожарные добирались до погоста (причём некоторые аж из Плесецка, где космодром), одна церковь и колокольня сгорели дотла, другую насилу отстояли.

Поскольку памятник федеральный, то обратились архангельские ценители архитектуры в Москву: мол, что делать и на какие деньги. А из Москвы пишут: много вас там таких в тайге, на всех денег не напасёшься, стройте муляж из фанерок. Пригорюнились архангельские ценители, а потом обратились с жалобой в «Невское время», которое в том же 2013-м разразилось гневной статьёй в адрес манкуртов, не ценящих народное достояние.

Мы думали, что не успеют остыть типографские машины, как над Лядинами закружит вертолёт. Но ждать пришлось долго. Вертолёт прилетел только в 2016-м.

И вот прилетело культурное начальство осматривать зону бедствия. А там уже народ копошится. (Народ, кстати, и сразу после пожара сделал всё что мог: разобрал горелые обломки, которые ещё дымились, вытаскивали все уцелевшие предметы…) Стало чиновникам стыдно, и засучили они рукава, присоединились к деревенским. Только один не засучил: он звонил в районный центр с требованием немедленно прислать строительный лес и плотников, а потом архангельским и питерским реставраторам по дереву.

Не было никаких дурацких тендеров, все работали столько, сколько было нужно, и получили столько, сколько договаривались. Визжали пилы, стучали топоры, весело матерились реставраторы. Ведь церкви эти были полностью обмерены до пожара, и работа спорилась. Правда, прилетела на рейсовом помеле Наина Киевна – бабуля из местных краеведов – стучала клюкой, сыпала проклятиями: мол, недостаточно аутентичное строение получается, как ей кажется. Бабуле налили медовухи, и она, поцыкав для порядку зубом, угомонилась, а попозже и приплясывать начала, забыв об аутентичности.

Когда церкви были полностью восстановлены, пришли деньги на их содержание – из Москвы. Хватило и на сторожа, и на экскурсовода, и на специальную пожарную команду, чтобы в деревне находилась, а не на космодроме.

Бывают же в России «чудеса»…

 

// Илья Козырев, собкор «НВ» в Калининградской области

© Невское время