Общество

ИГРА - ЭТО ДИАГНОЗ

27 октября 00:00
Или каждый день спешите к доброй машине, которая вот-вот обеспечит вам безбедную старость? Той, что нет-нет да и выкинет заветный джекпот: накрутит сплошные "семерки", затрясется, загудит сиреною - завалит ошеломленного счастливца банкнотною кучею...
Если так, то не спешите собираться в очередной поход за удачей: торопиться нужно в другое место. Туда, где ничего не звенит и не сверкает, туда, где тихо и немножко пахнет касторкой. Туда, где красные кресты и белые халаты. Где кабинет, в кабинете стол, а на столе бумажка с коротеньким диагнозом: "Игровая зависимость"...

В НАЧАЛЕ
В 1895 году американский изобретатель Чарльз Фей продемонстрировал супруге странный агрегат - небольшой металлический ящик, в корпусе которого было вырезано узкое отверстие, а сбоку торчала маленькая ручка. "Что это, Чарли?" - поинтересовалась жена. Муж хмыкнул, достал из кармана монету, втолкнул ее в узкую щель у прорези и дернул рычаг. Ящик заскрежетал, в отверстии завертелись барабаны с нарисованными цифрами. Щелк! Барабаны остановились, "брюхо" аппарата оттопырилось небольшим кармашком, в который посыпались пятачки. "Деньги подделываешь?!" - ахнула жена. "Недоработал чего-то, - почесал в затылке Чарльз. - Сразу ссыпал..."
Этот вечер в одном из домов Сан-Франциско стал прологом новой эры в истории человечества - эры игровых автоматов. Фей быстро доработал и запатентовал свое детище: "ссыпать" оно начало по системе, причем очень выгодной для владельца. Прошел какой-нибудь десяток лет, и странные ящики с ручками появились в каждом калифорнийском баре. А у ящиков, в свою очередь, появились постоянные клиенты. "Земля профессиональных игроков" - так называли Калифорнию со времен золотой лихорадки. Зерно упало на благодатную почву...
К 1914 году барабаны ящиков Фея вертелись в большинстве стран мира - по всей Америке и в Европе. Называли "золотоносные" агрегаты по-разному, но постепенно все прочие прозвища вытеснило одно, придуманное на тех же калифорнийских просторах. Теми же "профессиональными игроками" - горький опыт общения с барабанной машиной трансформировался в общепринятый народный термин. В силу своей необычайной точности он дожил до наших дней.

"ОДНОРУКИЕ БАНДИТЫ"
Так окрестили калифорнийцы изобретение Фея - клиент быстро раскусил правила нехитрой игры, в которой в выигрыше всегда оставался "железный чурбан". Раскусил и... принялся играть с утроенной силой - число пользователей автоматов увеличивалось с каждым годом. Соответственно увеличивалось число тех, для кого сверкающий аппарат (мало напоминающий первого феевского уродца) стал своеобразным надгробием тех, кто вбивал в блестящие слоты последние центы скудных семейных бюджетов, а потом вешался в чуланах, чердаках и подвалах. Тех, кто замерзал у порогов проданных и заложенных домов, кто, как подмечали современники, сделал big loose - проиграл не только деньги, но и саму жизнь.
В 20 - 30-х годах на игровые автоматы обратило внимание государство. Интерес этот, правда, к жертвам "бандитов" никакого отношения не имел: американские власти занимала фискальная сторона вопроса. Первоначально чиновники с магнатами игорного бизнеса не подружились - на "одноруких" был наложен официальный запрет. Запрет жесткий - департаменты полиции всей страны устраивали карательные экспедиции, в ходе которых "бандюков" выволакивали из казино и баров и крошили бейсбольными битами...
Впрочем, черная полоса в истории автоматических игровых устройств длилась недолго. Вопрос с налогами был вскоре улажен - "ящики Фея" вернулись на прежние места. Вернулся и клиент. А с ним прежние страсти, ежедневный проигрыш и ежедневное предвкушение выигрыша.

ЖЕРТВЫ ОДНОРУКИХ
В январе 1957 года два игрока, потерявшие семьи и работу вследствие многолетних попыток сорвать джекпот в лос-анджелесских казино, обратились к себе подобным с призывом отказаться от игры. На этот призыв откликнулись многие - уже через несколько лет было создано Общество анонимных игроков, в котором насчитывалось несколько сотен членов. А вскоре у общества появились свои штатные психиатры. Они-то и ввели в медицинскую литературу термины, обозначившие новую болезнь человечества, - Gamble Junk, SlotMachine addiction. Со вторым все понятно: на русский переводится буквально - "зависимость от слот-машины". А вот с первым...
"Gamble" - игра на деньги. Junk или Junky - опустившийся, "мусорный" наркоман. Жаргонным словцом "джанки" обычно называли (и называют) профессионального героинщика - того, сквозь которого солнце светит. Тому, который "долбится" много лет и смерть которого, как правило, наступает по одной причине - случайный или сознательный "передоз".
Есть ли связь между двумя понятиями? "Есть, и самая прямая, - заявили психиатры. - Игровая зависимость и, в частности, зависимость от игровых автоматов, является ярко выраженной психопатологией, симптомы и последствия которой аналогичны симптомам и последствиям наркотических пристрастий".
"А как же азарт? - спросите. - Что, если азартный значит больной?" Профессионалы ответили и на этот вопрос: "Азарт предполагает сильное влечение к чему-либо в течение достаточно короткого времени - контроль над собой при этом сохраняется. Зависимость же исключает всякий контроль - человек становится рабом одной психологической доминанты, которая в случае с игровыми автоматами является доминантой разрушительной".
Были определены и конкретные признаки этого рабства. Во-первых, игровой транс - состояние, которое больной испытывает при общении с автоматом. По многим показателям этот транс сходен с наркотическим - он характеризуется предельной концентрацией внимания на игре, сужением сознания, неадекватным восприятием времени и пространства. Трансовое напряжение в свою очередь вызывает патологические изменения в психике - расстраивает интеллектуальный и эмоциальный механизмы. Третий признак игрового "джанкизма" - абстиненция при отсутствии игры. Психологический дискомфорт, перетекающий в хроническую депрессию. Конкретные следствия - постепенная деградация и социальная дезадаптация.
В 60-х и 70-х годах в той же Америке возникло несколько крупных теорий о природе и способах устранений игровой зависимости. Вырабатываемые методики тут же применялись на практике, благо было на ком применять, к тому времени общества анонимных игроков существовали во всех крупных городах США.
Вскоре "анонимная" сеть накрыла и европейские столицы. В 1985 году в одном только Нью-Йорке выходили три ежемесячных издания, целиком посвященные проблемам игровых зависимостей.
В 1982-м "анонимные игроки" добились от конгрессменов принятия ряда законодательных актов, существенно ограничивших права владельцев игровых заведений. В 1986-м "анонимщики" прошли в небольшой символической демонстрации по улицам Лос-Анджелеса, обвиняя местных "одноруких" в убийстве 20-летнего парня, разорившегося на джекпоте и повесившегося в собственном гараже. В 1989-м похожая манифестация прошла в Сан-Франциско.
В 1990-м во всех американских городах были ужесточены карательные меры за допуск к игре несовершеннолетних.
А год спустя "бандиты" начали появляться в городах бывшего СССР.

НЕВСКИЙ ВЕГАС
Появляться, да еще как - уже к середине 90-х годов обе российские столицы вышли на первые места в мире по числу игровых автоматов на душу населения. А в 2001 году Питер получил "почетное первое" - концентрация "одноруких" на невских просторах признана самой высокой в мире. Немалую роль в этом сыграла агрессивная позиция ведущих игровых корпораций города. А упоминания об "игровом джанкизме" (первые публикации появились в питерской прессе в 1998 году) либо рассматривались как происки конкурентов, либо трактовались как "покушение реваншистов (!) на новообретенную свободу выбора"... В ход при этом пускались, как правило, демагогические обороты из скудного лексикона рядового продавца наркотиков: "Они сами выбирают... Никто не заставляет... Все равно к этому придут... Может быть, вы еще и запретить хотите?" Особенно часто употреблялся заветный глагол "запретить": "Вот, мол, опять тянут в прежние времена..."
"О запретах, конечно, говорить не приходится - это просто смешно..." - улыбается Виктор Зайцев, старший научный сотрудник Института Бехтерева, специализирующийся на психологических зависимостях. И тут же делается серьезным: "Но предупреждать об опасности необходимо. Необходимо также помогать больным людям - а их в городе немало..."
На вопрос корреспондента о точном числе больных Зайцев пожимает плечами: "Не знаю, статистики не ведется. Знаю только, что звонки с просьбами о помощи в институт начали поступать с 1997 года". - "Что это были за звонки?"
Виктор опускает глаза.

СВЯЗЬ ПОТЕРЯНА...
Николай. 30 лет. В стационаре института лежал несколько месяцев. Диагноз - ярко выраженная игровая зависимость. За несколько лет игры на "Джекпоте" проиграл квартиру, а затем и комнату, купленную родственниками.
Зайцев: "5 дней Коля жил в институте, а на выходных бежал на вокзал - играть... Начал пить, пристрастился к алкоголю. Автоматы так и не бросил - не помогло и медикаментозное лечение. О судьбе его мне неизвестно. Скорее всего, стал "бывшим интеллигентным". А в прежней, настоящей, жизни был неплохим инженером..."
Александр. 42 года. Медикаментозное лечение в институте. Диагноз - ярко выраженная игровая зависимость.
Зайцев: "Преуспевающий бизнесмен. На игровых автоматах проигрывал десятки тысяч долларов в год - это к вопросу о "мелкозатратности" игр подобного рода".
Иосиф. 15 лет. Медикаментозное лечение в институте. Диагноз - ярко выраженная игровая зависимость.
Зайцев: "Играть начал с 11 лет. Представляете? Вот тебе и запрет на игру для несовершеннолетних! К 15 годам личность подростка оказалась фактически разрушенной - повозиться с ним пришлось довольно долго. Но ничего, вернули парня к жизни".
Михаил. Медикаментозное лечение в институте. Диагноз - ярко выраженная игровая зависимость.
Зайцев: "Пациент с одной из самых драматических историй болезни. Преуспевающий артист Капеллы, помешавшийся (внезапно для окружающих и для себя самого) на игровых автоматах. Проигравший работу, семью и квартиру. Проигравший собственного сына. Как? Мальчишка мечтал о компьютере. В канун дня рождения сына отец занимает у знакомых 1600 долларов. Идет за подарком. По дороге забегает в зал "Джекпота". "Сыграю-ка на тридцатку..." В итоге возвращается домой без денег, без подарка... Не знаю, что сейчас с этим человеком, - связь потеряна".
Пересказывать все зайцевские истории не имеет смысла. Их десятки, и они похожи. Вот, правда, окончание у них разное. Кого-то удается "вытащить" с помощью психотерапии и медикаментов (сильные антидепрессанты типа "Прозака"). Кому-то везет меньше: "Связь потеряна..."

ВМЕСТО ЭПИЛОГА
В процессе подготовки материала Зайцев просил автора проинформировать читателей о сложной ситуации с больничными местами в институте. Что, к сожалению, и приходится делать: всех зависимых здесь принять не смогут. Печально, но факт - организаций, занимающихся "игровыми" проблемами, в городе катастрофически не хватает. Бехтеревка да еще, пожалуй, специализированный центр "Норма Пси" на Ропшинской улице (вторая работа Зайцева) - вот и все. И это почти на пять миллионов "потенциальных игроков" - именно так назвали недавно горожан в одной популярной телепрограмме...

Не лишним будет обратиться и к тем, кто жмет "руки" железных "товарищей" в настоящий момент. Дерзайте, господа! И знайте, что ничем не рискуете. Потому что риск и казино (в любой его форме) - вещи несовместимые. В одном варианте - случайность. В другом - чистая математика. Которая была рассчитана специально для вас. И которую вы, поверьте, определить не сумеете.
Даже Эйнштейн в свое время не смог: "Я знаю только одну систему верного выигрыша - красть фишки со стола, когда не видит крупье..."

P. S. Консультации по проблемам игровой зависимости можно получить в центре "Норма Пси" по тел. 235-00-32 Андрей МИЛКИН, фото Дениса ВЫШИНСКОГО
Курс ЦБ
Курс Доллара США
75.62
0.705 (-0.93%)
Курс Евро
91.31
0.004 (-0%)
Погода
Сегодня,
03 декабря
четверг
-2
Облачно
04 декабря
пятница
-1
Облачно
05 декабря
суббота
+3
Облачно