Спорт

ПРОФЕССИОНАЛИЗМ В ДЕФИЦИТЕ, ПОЭТОМУ В ЦЕНЕ

09 ноября 00:00
ЛЕНИНГРАДСКОЕ "ДИНАМО" БОЛЕЛЬЩИКИ ЗВАЛИ "САНТОСОМ"

- Геннадий Сергеевич, все знают, что вы в прошлом профессиональный футболист, мастер спорта. Но вы о своей спортивной карьере нечасто вспоминаете.

- Я, наверное, не мог не стать футболистом. Мой отец, Сергей Иванович Орлов, был футболистом, играл один сезон за киевское "Динамо", после войны выступал за харьковский "Локомотив", кишиневское "Динамо". Затем он много лет работал тренером с командами Каменск-Уральского, Конотопа, Сум. Первые уроки футбола я получил от отца. Наша семья передвигалась по стране вслед за отцом. Сразу после войны мы жили в Каменск-Уральском, в ста километрах от Челябинска, вскоре рядом с городом произошла печально знаменитая радиационная катастрофа. Дети в нашем районе начали болеть, умирать, стало страшно... При первой же возможности семья переехала на Украину. Там и получил футбольное образование, уже десятиклассником играл за сумский "Авангард". После выступления за сборную Украины на Всесоюзной спартакиаде школьников - были такие соревнования - пригласили в харьковский "Авангард". В те годы "Зенит" выезжал весной на сборы на юг, в 1966-м "Авангард" тренировался в Хосте по соседству с "Зенитом", который возглавлял Валентин Федоров - знаменитый в прошлом футболист, заслуженный мастер спорта, полузащитник ленинградского "Динамо" и сборной страны. Он обратил на меня внимание и пригласил перейти в его команду. Конечно, сразу заиграть в классе "А" было нелегко, выступал за "дубль", набирался опыта, за основной состав "Зенита" провел в чемпионате 1966-го пять матчей. В начале следующего года в "Зените" решили поменять тренера, назначили старшим Аркадия Алова. Мне пришлось вернуться в Харьков.
- Чем вас привлек "Зенит", ведь тогда он не занимал высоких мест, да и считался командой весьма небогатой?
- Во-первых, о деньгах тогда футболисты думали гораздо меньше, чем сейчас. Платили тогда везде примерно одинаково - в одних командах чуть больше, в других чуть меньше, ведь профессии "футболист" официально не было, обычно игроков в профсоюзных командах оформляли "инструкторами физкультуры". В армейских и динамовских командах они числились офицерами или военнослужащими. "Зенит" все же выступал не так уж слабо, были тогда в нем классные мастера - Станислав Завидонов, Лев Бурчалкин, Анатолий Васильев, Николай Рязанов, Анатолий Дергачев, за сборную СССР выступал Василий Данилов. И потом мне с самого первого приезда очень понравился Ленинград. Что-то было в городе завораживающее, привлекательное. Я не раз мог перебраться в Москву, меня неоднократно приглашали на центральное телевидение, но каждый раз после нелегких раздумий оставался в Ленинграде.
- И как только вас пригласили в наше "Динамо", вы согласились и вновь покинули Харьков?

- Да, хотя ленинградское "Динамо" тогда не выступало в классе сильнейших, я счел за честь выступать в знаменитой команде, давшей отечественному футболу целую плеяду великих игроков. В "Динамо" оказался вместе с бывшим зенитовцем, моим другом Юрием Соловьевым. Атмосфера в команде была замечательная, мы старались играть красиво, зрелищно, много комбинировали, всегда старались переиграть соперника, а не подавить его. На наши матчи собирался полный стадион имени Ленина (нынешний "Петровский"), а он тогда вмещал 30 тысяч зрителей.
- Каким футболистом был Геннадий Орлов?
- Я играл в атаке, но не центрфорвардом - на передней линии, а чуть сзади, как сказали бы сейчас, "оттянутым нападающим". Мы играли по схеме 4-3-3, впереди Владимир Войнов, Олег Сахаров, Борис Говорунов и я "под" ними. Получалось у нас неплохо, болельщики даже звали нас в шутку "Сантосом", а тогда этот бразильский клуб был самым знаменитым в мире: за "Сантос" играл Пеле.
- Вы довольно рано закончили играть.
- Выйти в высшую лигу "Динамо" не удалось. В 1969 году мы были очень близки к этому успеху, но на самом финише проиграли в решающем матче главному конкуренту - "Спартаку" из Орджоникидзе - нынешней владикавказской "Алании". Случайно проиграли, мяч был вблизи нашей штрафной, раздался какой-то свисток - на трибунах кто-то баловался, мы же решили, что это свистнул судья, остановили игру, а спартаковцы забили гол.
Закончить же так рано с карьерой футболиста мне пришлось из-за травм. Очень спина начала болеть - межпозвоночная грыжа. Сейчас-то медицина стала сильнее, сумели б вылечить, а тогда врачи порекомендовали снизить нагрузки, то есть закончить с футболом.

"ТЕЛЕВИДЕНИЕ КОГДА-ТО ДЕЙСТВИТЕЛЬНО БЫЛО ВЛАСТЬЮ"

- Как-то, перелистывая в библиотеке подшивки ленинградских газет конца шестидесятых, обнаружил подпись "Г. Орлов" на страницах "Смены". Получается, что вы дебютировали в журналистике еще будучи игроком?
- Я окончил Ленинградский университет. Еще студентом, играя за "Динамо", стал публиковать свои заметки в "Смене". Когда же закончил выступать, то был принят в газету "Строительный рабочий". В 1973 году после скоропостижной кончины Виктора Сергеевича Набутова ленинградское телевидение проводило конкурс на замещение должности комментатора. Я принял в нем участие и победил, хотя отбор был очень строгим и претендентов было несколько десятков.
- Уже несколько десятилетий идут споры о спортивной журналистике. Одни считают, что работать в ней должны только бывшие спортсмены. Другие убеждены, что совсем необязательно иметь спортивное прошлое, чтобы разбираться в спорте и писать о нем. Ваше мнение?
- Истина, наверное, где-то посередине. Были и есть талантливые комментаторы, журналисты - бывшие спортсмены: Евгений Майоров, Владимир Маслаченко, Виктор Понедельник, Алексей Леонтьев, Владимир Перетурин. Но очень много и противоположных примеров. Скажем, одним из самых авторитетных футбольных обозревателей был Лев Филатов - человек, никогда не игравший на профессиональном уровне. И не только Филатов: могу назвать и Аркадия Галинского, чьи статьи всегда вызывали огромный интерес, и Евгения Рубина, долгое время считавшегося хоккейным журналистом № 1 в СССР. В то же время я всегда удивлялся тому, как Владимир Перетурин, игравший в футбол много лет, позволял себе в репортажах шуточки вроде: "Вставай, простудишься". Ведь после удара по ногам в первые секунды действительно очень больно. Пусть эта боль быстро проходит, но никто же не притворяется, катаясь по траве. И Перетурин не мог этого не понимать, но ради красного словца...
- Телевидение сегодня имеет огромное влияние. Люди почти перестали читать газеты, зато не отрываются от телеэкранов. Есть даже шутка: "Ни одно событие нельзя считать состоявшимся, пока о нем не сообщило телевидение".
- Как человек, проработавший на телевидении больше четверти века, скажу, что раньше, в годы советской власти, телевидение и вообще средства массовой информации имели гораздо большее влияние, чем сейчас. Тогда, если что-то было напечатано в газете "Правда" или показано в программе "Время", все понимали: это мнение верхов, власти, с этим уже не поспоришь. Стоило покритиковать кого-либо на ТВ, так сразу принимали меры - людей снимали с работы, наказывали, возбуждали уголовные дела... А сейчас на всех каналах и во всех газетах человека могут называть жуликом - и хоть бы что.
- Вы говорите это о передачах общественно-политических; а как тогда воспринимали спортивные программы?
- Так же серьезно. Могу вспомнить, что меня неоднократно вызывали в Смольный в тех случаях, когда тренеры "Зенита" жаловались на мою критику. Теперь этого нет.
- Хорошо ли это? Получается, что "журналист пописывает, читатель почитывает", а людям спорта - тренерам, функционерам, самим спортсменам - нет до телевидения и прессы никакого дела?
- Выходит, что так. Лет 20 - 30 назад слово спортивных журналистов, комментаторов имело совсем другой вес. Тренеры могли обижаться, спорить, дискутировать с теми же Галинским или Рубиным по поводу концепций игры, выбора тактики, формирования сборной страны. Сейчас же этого практически нет.
- Значит, вы оцениваете уровень современной отечественной спортивной журналистики невысоко?
- Уровень не только спортивной, а всей журналистики упал. Возьмем мое родное телевидение. Люди в кадре и за кадром просто разучились говорить на литературном русском языке. Причем не только ведущие передач и комментаторы, а дикторы - те, кто обязан нести в народ культуру речи. Послушайте, как говорят теперь даже на центральных каналах: постоянные ошибки в ударениях, склонениях - люди не умеют читать правильно даже по бумажке. Выходит, что никто с ними не занимается, не учит азам профессии!
Я уже говорил, что прошел в свое время суровый отбор, чтобы работать комментатором, сейчас же можно попасть на телевидение по блату, ничего не умея толком делать, не зная элементарных вещей.
- Вам не нравятся телекомментаторы нового поколения?
- А вы назовите этих новых комментаторов. За последние лет десять, по-моему, у нас не появилось ни одного нового комментатора высокого уровня. Виктор Гусев работает уже давно, а больше и назвать-то некого.
- Василий Уткин?
- К нему я отношусь с симпатией, с удовольствием приглашал к себе в ток-шоу "Пенальти", но, на мой взгляд, Василий прежде всего журналист - автор и ведущий своей передачи "Футбольный клуб", он интересен своими идеями, необычной подачей материала, любопытными сюжетами, а комментатор он, во вторую очередь, скорее, по необходимости. Михаил ГРИГОРЬЕВ
Курс ЦБ
Курс Доллара США
62.81
0.015 (-0.02%)
Курс Евро
70.68
0.18 (-0.25%)
Погода
Сегодня,
16 июля
вторник
+20
Облачно
17 июля
среда
+19
Слабый дождь
18 июля
четверг
+15
Умеренный дождь