Культура

НЕТ ВО МНЕ ПРАВДОРУБА!

15 декабря 00:00
К звездам она себя не причисляет, открыто говорит о своих недостатках, очень любит свою семью и не собирается покидать Петербург. А зрители знают и любят ведущую актрису театра им. Ленсовета Ларису Луппиан во всех ее ролях.
- "Судьба как цветок: нельзя его раскрыть, надо, чтобы он сам раскрылся. Надо давать судьбе самой распутывать и запутывать нас друг с другом", - писала Берберова. Лариса, в своей жизни вы позволяли судьбе раскрываться самой или сами "гребли" в нужном направлении, несмотря ни на что?
- Я пыталась брать жизнь в свои руки, но, пожалуй, больше личную, чем профессиональную. В работе плыла по течению, была молодая, неопытная и, наверное, большего бы могла достичь, если бы взяла карьеру в свои руки. А Нина Берберова, по-моему, имеет в виду то, что нельзя влиять на чужую судьбу. Можно что-то делать с собой, менять в себе, но нельзя навязывать другому свое видение его жизни.
Пьеса Берберовой сделала меня более мудрой, хотя я уже и сама стала к этому потихоньку подходить. Она мне помогла.
- Этой мудрой женщине принадлежит и такое произведение, как "Железная женщина". В наше время выигрывают жизнь "железные женщины". Можете назвать себя дамой "железной"?
- В какой-то степени могу. Потому что много приходилось терпеть, а для этого нужно быть "железной". Ведь и сильному человеку, который рядом, нужно иногда, чтобы ему подставили плечо. А если рядом слабый человек, то он понимает, что опереться ему не на кого. И себя саму приходится вытягивать, чтобы не раствориться в депрессиях, в неудачах.
- Какой возраст был самый трудный для вас?
- С 30 лет. Когда я перестала быть "интересной" в театре для Игоря Петровича Владимирова. Это такой возраст расцвета, ты еще молод и уже многое умеешь. Обидно было пропускать этот период. А я ничего не играла. В Театре Ленсовета меня унижали, мое актерское достоинство было растоптано. Владимиров стал относиться ко мне "сквозь пальцы", он в то время ко многим так относился. И некоторые ушли: Галя Никулина, прекрасная актриса, так и исчезла со сцены петербургских театров. У нее, видимо, не хватило сил начать заново.
- А вы начали заново в другом театре?
- В Театре Ленинского комсомола. Пять лет там работала: с 1986 по 1990 год. Я быстро решилась и быстро ушла, даже не успела посмотреть спектакли Ленкома, меня пригласили, и я согласилась. В Ленкоме мне тоже было нелегко, но я там сыграла много ролей. И это дало силы.
- И Владимиров позвал вас назад?
- Да. Елена Соловей уезжала в Америку, и на ее роли он пригласил меня. Я долго думала: возвращаться - не возвращаться. И решила. Вернулась.
- Пьеса, над которой вы сейчас работаете, мне кажется, не для актеров владимировской школы - таких ярко-игровых, зрелищных. А пьеса соткана из вещей невидимых и даже до конца неощущаемых.
- Материал очень тяжелый, очевидно, что там происходит одно, а думают совершенно другое. Слова не соответствуют тому, что происходит внутри героев. Мне было очень сложно в этом разобраться. В некоторых местах я до сих пор не могу понять, что там происходит, не могу понять вязь мыслей своей героини. Я даже советовалась с психологом по поводу этой пьесы и получила очень важные советы.
- Какие?
- Не буду их повторять, потому что они слишком страшные и по отношению к моей героине, и вообще. Страшно, что она пытается менять чужие судьбы, но еще страшнее, что она узнает о себе то, чего даже не подозревала. Она-то думала, что она прямой, честный, благородный человек, а узнала, что способна на нечто ужасное - при всех ее хороших намерениях. Поняла, что она совсем не та прекрасная Ольга, какой прожила всю жизнь. Эта пьеса хорошо иллюстрирует фразу: "Благими намерениями вымощена дорога в ад".
- Понятно, что любимый режиссер у вас сейчас Пази. А еще с кем из режиссеров хотелось бы встретиться на репетициях?
- Мне очень нравятся спектакли Семена Спивака.
- Который от нас уже уехал в Москву...
- Знаю, но, когда хожу в Молодежный театр, я вижу яркое, выразительное искусство, эмоциональное и доступное - какое мне нравится. Я не люблю все эти заумные эксперименты и никогда не любила. Они меня не трогают.
- Потихоньку-понемногу, а звезды наши перекочевывают в Москву. Наверное, и вы бы могли найти место на столичном "небосклоне"...
- Себя я к звездам не могу причислить, и в Москве бы меня расценивали как нагрузку к Михаилу Боярскому. Но у нас как-то и мыслей таких не было. Хотя мы понимали, что там лучше, там больше отдача от того, что ты делаешь. У нас делаешь-делаешь, и тебя, в лучшем случае, уважают. А то и растопчут. Но мы настолько любим Питер! Мы еще и живем в таком месте, с которого уйти невозможно. Рядом дом Пушкина, Дворцовая площадь. И уехать в суетливую Москву, где все пахнет бизнесом?.. Нет.
- Но ведь у вас есть собственное коммерческое предприятие - бюро добрых услуг.
- Я создала его в момент простоя в театре, чтобы не сидеть без дела.
В Канаде мы увидели, как в день рождения, когда взрослые заняты, приезжают артисты и развлекают на лужайке детей, чтобы они не были предоставлены сами себе. Я тогда подумала: "Как здорово". Прошло какое-то время, и я решила: "Почему бы и не сделать это?" Так появилось мое бюро добрых услуг.
- А какой у вас способ восстановления сил?
- Люблю жить насыщенно. Когда я очень занята, то намного лучше себя чувствую. И больше успеваю. Вот когда у меня простой и в театре по два года нет ролей, тогда сидишь и не знаешь, куда себя девать: можешь и днем поспать. Время замедляется, и ничего не успеваешь даже дома. Время утекает сквозь пальцы. А когда сильно загружен, успеваешь все. Поэтому я в принципе не люблю отдыхать. Только на даче. Там тоже дел много.
- Какие свои черты вы стараетесь скрывать от окружающих?
- Я вообще-то ленивый человек. И от себя, и от своих домашних этого не скрываю. И мне, в принципе, многое в жизни безразлично. Мне интересно то, что связано с моей семьей и работой. А об остальном я тут же забываю. Сережа Мигицко мне говорит: "Лариска, какая ты счастливая, ты ничего не помнишь!"
Правда, я стараюсь скрывать от окружающих, если меня кто-то раздражает. А какой я раздражительный водитель! А еще я не могу впрямую сказать человеку, что мне в нем что-то не нравится. Нет во мне правдоруба! Иногда хочется на работе кому-то из актеров сделать замечание для общего результата. А... не могу! Неудобно!
- Вы как-то признались, что невозможно преуспевать во всех сторонах жизни: или везде твои успехи на четверочку, или где-то на пять, а где-то на три. Для вас эта ситуация драматическая или относитесь к ней спокойно?
- Хотелось бы, чтобы везде было на 5 с плюсом, но это себе может позволить скорее мужчина, у него ответственности меньше. Для карьеры нужно обязательно сниматься в кино, ездить на съемки. А как же семья?! Даже сейчас, когда у меня каждый день репетиции, я представить себе не могу, что у меня дома нет обеда. Иначе я обделю семью. Если у женщины карьера прекрасная, то ей очень тяжело держать свой дом: чувство вины за то, что мало уделяешь внимания дому, у мужа комплекс неполноценности, что он хуже тебя. Это напряженные отношения, которые могут кончиться разрывом, потому что редкий мужчина выдержит жену-звезду. Какая бы ты ни была. Но мужа нужно пропускать вперед. Хотелось бы быть знаменитой артисткой, но... очень важно понять, чего мы действительно хотим в жизни. Мы часто себя обманываем. И нам самим трудно понять, кто мы такие. Как в нашей пьесе. Нина Берберова писала об этой ситуации: "В этой борьбе я выиграла, и я проиграла". Беседовала ГАЛИНА ЗАЙЦЕВА
Курс ЦБ
Курс Доллара США
76.25
0.696 (0.91%)
Курс Евро
91.48
1.016 (1.11%)
Погода
Сегодня,
20 апреля
вторник
+10
Облачно
21 апреля
среда
+9
Облачно
22 апреля
четверг
+4