Спорт

БОЕЦ БЕЗ СТРАХА И УПРЕКА

26 декабря 00:00
ЧЕЛОВЕК ИЗ ЛЕГЕНДЫ

Он был образцом футболиста-бойца, неустрашимого и неистового, беспощадно бившегося за каждый мяч. "Беспощадно" - без пощады к себе, а не к соперникам. Ему немало доставалось на поле от противников. Одну из травм Левин-Коган получил на глазах жены, пришедшей на матч. Ему попали ногой в голову, и хруст сломавшихся костей лица был слышен на трибунах стадиона имени Кирова. Прямо с поля игрока увезли на "скорой" - футбол сороковых годов был игрой настоящих мужчин.
Могу гордиться, что имел честь общаться с Борисом Яковлевичем. В феврале 1996-го мы вместе с Алексеем Павлюченко - тогда начинающие журналисты - преодолевая робость, позвонили в дверь квартиры Левина-Когана на улице Шевченко. Честно говоря, было от чего смутиться - ведь предстояло встретиться с воистину живой легендой. Мы знали, что Борису Яковлевичу уже под восемьдесят, и были приятно удивлены его хорошей физической формой и крепким рукопожатием. Он отвечал на наши вопросы коротко, но каждая сказанная им фраза врезалась в память. Например: "Мы играли честно. Нам и в голову не могло прийти, что матч можно продать или купить. И в команде не терпели нечестных людей. Один наш футболист - талантливый форвард, воровал вещи у своих товарищей. Когда он попался, а "Зенит" ехал в тот момент в поезде, то мы на ходу хотели его из вагона выбросить. Он у нас в ногах валялся, пожалели, но из команды, конечно, выгнали". Или о защитнике, умышленно ударившем нападающего и сломавшем ему ногу - "Да будь я на поле - голову б ему оторвал!".

ФУТБОЛИСТ С "БОСОЙ ГОЛОВОЙ"

Левин-Коган родился в Петрограде, но в начале двадцатых годов его семья на несколько лет перебралась на Украину, в Донбасс, где было легче найти работу и прокормиться. Там Борис впервые увидел футбол в исполнении шахтерских команд. Затем как многие ленинградские мальчишки он с утра до ночи гонял мяч - на площадке Юсупова сада, в сквере у Никольского собора. В 14 лет записался в команду мальчиков Краснопутиловского (ныне Кировского) завода. У этого промышленного гиганта в тридцатые годы была своя команда мастеров, позднее переименованная в "Авангард". В ней Левин-Коган играл правого крайнего нападающего. Уже тогда он выделялся абсолютно голым черепом - "В 15 лет заболел корью и все волосы выпали. С тех пор хожу с "босой головой" - так с усмешкой объяснил Борис Яковлевич "секрет своей внешности".
В 1938-м он был приглашен в ленинградский "Сталинец" (будущий "Зенит") и в первом же матче забил гол, но руководители заводов (Кировского и Металлического имени Сталина) тогда не договорились между собой, и Борис вернулся в родной коллектив. В 1941-м в советском футболе произошла очередная реорганизация, в результате которой "Зенит" пополнили лучшие игроки "Красной Зари" и "Авангарда", из которого перешли Левин-Коган и Николай Смирнов - в будущем также знаменитый нападающий. Еще одним новичком "Зенита" тогда стал легендарный Пека Дементьев. Возглавил же команду тогда еще совсем молодой тренер Константин Иванович Лемешов.
Последний довоенный матч "Зенит" провел 17 июня против московского "Спартака" и одержал первую в своей истории победу над грозным клубом - 1:0. Гол забил Левин-Коган с подачи Петра Дементьева. С Ленинградом вскоре пришлось расстаться - большинство футболистов "Зенита" были эвакуированы в Казань. Работали на лесозаготовках, строили бараки, трудились на заводе (ведь почти у всех были рабочие специальности). В 1943-м обстановка на фронтах улучшилась и зенитовцы перебазировались в подмосковный Калининград, а в январе 1944-го, сразу после полного снятия блокады, вернулись в Ленинград. Правда, без Петра Дементьева, но с Сергеем Сальниковым - будущим олимпийским чемпионом, одним из лучших форвардов советского футбола.

"НАС ВСТРЕТИЛИ КАК ГЕРОЕВ"

Наверное, каждый из ленинградцев-петербуржцев, неравнодушных к футболу, читал и слышал о победе "Зенита" в Кубке СССР 1944 года. Как вспоминал Борис Яковлевич, "Зенит" сумел победить в первую очередь благодаря огромному желанию порадовать родной город, истерзанный войной, но не сдавшийся и не сломленный. В финале "Зениту" противостоял ЦДКА (ныне ЦСКА). "Армейцы были очень уж уверены в своей победе - их руководители даже часы наградные заказали с символикой ЦДКА и гравировкой. Маршалы в правительственной ложе стадиона "Динамо" подшучивали над наркомом Дмитрием Устиновым (Устинов возглавлял оборонную промышленность, к которой относилось спортивное общество "Зенит". - Прим. М.Г.), обещали, что их ребята много забивать не будут. Москвичи с первых минут захватили инициативу, много атаковали, но великолепно играл вратарь Леонид Иванов. Первый тайм заканчивается со счетом 1:0 в пользу ЦДКА, гол забил Алексей Гринин. После перерыва характер игры меняется - затратившие много сил армейцы начинают сдавать, и ленинградцы выравнивают игру. Борис Чучелов, прорвавшись по центру один на один с вратарем, сравнивает счет, затем Сергей Сальников хитрым резаным ударом заставляет капитулировать голкипера Владимира Никанорова. "В Ленинграде нас встретили как героев - в легковых машинах прокатили по Невскому проспекту".

ОТЧАЯННЫЕ ПАРНИ ИЗ ЛЕНИНГРАДА

Почему же "Зенит" в послевоенные годы не добивался успехов, хотя неоднократно претендовал на медали? Как считал Борис Яковлевич, причин было несколько: "Основа" была у нас неплохая, а вот запаса не было. Стоило кому-нибудь получить травму, так игра ломалась. Да и тренеров нам меняли часто. Мы очень любили Константина Ивановича Лемешова - замечательного человека, который нас прекрасно понимал. А вот с другими наставниками у нас не очень ладилось".
При Константине Лемешове "Зенит" выиграл Кубок страны, в чемпионате 1945 года занял шестое место, но тренер был вынужден уйти. Вернулся в конце 1948-го, и в следующем сезоне "Зенит", выдав на старте беспроигрышную серию в одиннадцать матчей, лидировал, но затем с завоеванных позиций уступил, финишировав пятым. В 1950-м зенитовцы замкнули первую шестерку, установив клубный рекорд результативности (70 голов в 36 матчах). Увы, но заканчивала тот чемпионат команда без своего наставника: Константин Лемешов в 43 года ушел из жизни - не выдержало больное сердце.
После войны Левин-Коган переквалифицировался из форварда в полузащитника: "Я должен был не давать соперникам свободно начинать атаки, "прихватывал" еще на чужой половине поля форвардов - Александра Пономарева, когда играли с "Торпедо", Бобра, то есть Всеволода Боброва, когда встречались с ЦДКА". Но не забывал и помочь нападению, забивал нечасто, зато важные голы самым сильным противникам - армейцам, динамовцам, торпедовцам Москвы, землякам-динамовцам.
Левин-Коган закончил играть в 1951-м, много лет работал детским тренером. "Мне нравилось заниматься с мальчишками, у меня много хороших учеников - Лев Бурчалкин, Виктор Горбунов, Юрий Варламов, Юрий Соловьев, Владимир Голубев".
Он был одним из тех "отчаянных парней из Ленинграда", как характеризовал зенитовцев сороковых годов их соперник, форвард ЦДКА Валентин Николаев, из той команды "Зенит", что воплотила в себе стойкость и мужество нашего города.
Михаил ГГРИГОРЬЕВ
Курс ЦБ
Курс Доллара США
68
0.316 (0.46%)
Курс Евро
76.76
0.682 (0.89%)
Погода
Сегодня,
15 ноября
четверг
+9
Слабый дождь
16 ноября
пятница
+4
Слабый дождь
17 ноября
суббота
+7
Слабый дождь