Общество

"ЗВЕЗДА"- И БОЧОНОК БРЕНДИ!

12 февраля 00:00
Такая стойкость и выносливость держатся на культурно-просветительской, жертвенной, а вовсе не на героической и революционной позиции журнала, которой он оставался верен всегда.
В первом номере "Звезды" в январе 1924 года печатался Горький, вернувшийся в Россию Алексей Толстой и уехавший Ходасевич. Пять лет, начиная с 1919 года, когда был закрыт последний толстый журнал "Русский современник" под редакцией Чуковского и Замятина, большевики обходились без таких журналов.
Но вот было принято решение собрать все оставшиеся в России литературные силы, не растерянные и не уехавшие еще в эмиграцию, и создать новый официальный журнал. Культурная элита, которая пошла на этот компромисс, надеясь, что сможет содействовать просвещению, была объединена и поставлена под контроль новой власти. Среди авторов, которые печатались при советской власти и не были ангажированы коммунистами, можно назвать Пастернака, Платонова, Мандельштама, Заболоцкого, Клюева. Они выразили это время лучше других. Журнал поддерживался властью, большевики понимали: слово - огромная сила.
Во время блокады журнал продолжал издаваться. В нем печатались стихи Ольги Берггольц, Михаила Дудина, проза Елены Катерли, статьи Лидии Гинзбург. Тираж "Звезды" в годы войны был даже больше, чем теперь, в наше время.
Но за долгие годы журнал накопил к себе и к своим авторам неприязнь и раздражение кремлевской власти. Анна Ахматова в это время была крупнейшим поэтом, оставшимся в России и связанным со старой культурой. Михаил Зощенко, роковой рассказ которого был напечатан на двух журнальных страничках и помещен в раздел "Новинки детской литературы", оставался одним из самых популярных писателей. Именно эти имена в 1946 году оказались под огнем постановлений.
После разгрома "Звезду" все же не решились закрыть, но журнал оставался под неусыпным контролем. В 1951 году вышло подписанное Сталиным специальное постановление: пункт первый - увеличить главному редактору оклад до 3770 рублей, пункт второй - предоставить в распоряжение журнала "Звезда" из резервов Министерства автомобильной и тракторной промышленности машину "Победа", пункт третий - отпускать на эту машину ежемесячно 200 литров бензина.
"Это чистый Гоголь, - считает Андрей Арьев. - "Мертвые души" начинаются тем, как два мужика спорят, доедет ли то колесо до Москвы или только до Казани. Количество литров было высчитано, чтобы колесо "Победы" могло докатиться только до Москвы. Самое замечательное, что никакой "Победы" журнал так и не получил. С кнутами в сталинской системе всегда все в порядке, а вот с пряниками - плохо".
Следующий сложный момент назрел в 1987 году, когда в журнале начались споры между средним звеном редакции и руководством. Внутренняя борьба перешла на страницы газет, и было напечатано письмо работников редакции против собственного руководства. Стало ясно, что кто-то должен уволиться: или вся редакция, или руководство. Противостояние длилось почти год, и в результате главный редактор, человек полностью подчинявшийся официальной власти, ушел. Был объявлен конкурс и выбран, а не назначен, главный редактор. С этих пор "Звезду" можно считать полностью свободной.
Эту биографию журнала рассказывал на юбилейном вечере в Музее А.А. Ахматовой один из главных редакторов нынешней "Звезды" Андрей Арьев - пока второй главный редактор, Яков Гордин, читал лекцию в Бостоне, письменно уверяя, что в зале Оксфордского фонда библиотеки Гарварда есть множество полок, заставленных нашими "звездными" журналами.
Аудиторию в музее составляли слушатели, каждый из которых мог назвать "Звезду" своей литературной родиной. Здесь печатались почти все ленинградские и петербургские писатели, поэты, эссеисты, публицисты.
"Сюда можно прийти, излить душу, да еще и за деньги", - не открыл никому из собравшихся никакой тайны Валерий Попов. Он считает, что "Звезда" - как Эрмитаж, в который можно не ходить, но если он исчезнет, то будет очень грустно.
Андрей Битов купил юбилярам сначала пятизвездную водку, а потом пожалел: "Откровение пришло - денег не было". Он увидел бочонок бренди с этикеткой, набранной на компьютере, - "Звезда Петербурга", но, приценившись, узнал, что одна только тара обойдется в пять тысяч рублей. По залу прошел гул, мол, скинемся, хватит и на бочонок, и на бренди.
Андрей Битов "больше половины срока оттянул" в "Звезде" и считает, что писатель хуже всех пишет. Поэтому он рассказал историю, далекую, на первый взгляд, от торжества, но поучительную. Когда-то вместе с одноклассниками Битов участвовал в коллективном сборнике. Теперь, листая его, он нашел такую запись: "Пишет Чиботарев, по прозвищу Чибо (у нас большой фантазии не было): "Я недавно встретил своего соученика Мясникова (по прозвищу Мясо, естественно). Мясо - такой важный, профессор математики. Он мне говорит: "Чибо, я каждый день тебя вспоминаю. У меня в окне теперь горит реклама "Чибо". Я пошел и думаю, какой я черствый человек. Я каждый день прохожу мимо вывески "Мясо" и ни разу о нем не вспомнил".
Несмотря на то что таблички "Журнал "Звезда" на фасаде здания, где расположена редакция, нет, - не забывайте "Звезду"!
И запомните имена новых лауреатов премии журнала "Звезда". За повесть "Побег паука" премию получил Вячеслав Усов, за цикл стихотворений - Александр Леонтьев, за публицистические статьи "Горечь исторической правды" и "Деньги - не панацея" - Андрей Пуговкин, за цикл рецензий в рубрике "Печатный двор" - С. Гедройц, лучшим дебютом стала публикация рассказа Нины Щербак "Самая престижная школа в Лондоне, или Загадка новорусского подростка". Премия имени Сергея Довлатова присуждена Марии Рыбаковой за рассказ "Дверь в комнату Леона".
Людмила ВОЛКОВА
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.62
0.187 (0.28%)
Курс Евро
75.38
0.008 (-0.01%)
Погода
Сегодня,
17 декабря
понедельник
-10
18 декабря
вторник
-8
19 декабря
среда
-9