Спорт

СЕРГЕЙ КУЗНЕЦОВ: САДЫРИН НАЗЫВАЛ МЕНЯ - ИВАНЫЧ

03 мартa 00:00
МУЗЫКА - ЭТО ДУХОВНАЯ ПИЩА

- Сергей, правда ли, что вы вместе с братом-близнецом Олегом посещали в детстве музыкальную школу?
- Да, было дело (смеется). В течение пяти лет постигали музыкальные азы в известной в городе Капелле имени Глинки, пели в хоре мальчиков, легко научились играть на фортепиано. Однако тяга к спорту пересилила. Все-таки пай-мальчиками мы не были, в таком возрасте тяжело после уроков в школе дополнительно заниматься с преподавателями. Хотя воспоминания остались хорошими. Что ни говори, а музыка - это духовная пища.
- Как и для сотен питерских мальчишек, футбол начинался для вас с дворовых баталий?
- Гоняли мяч на стадионе "Турбостроитель". Приметил нас тренер Геннадий Федорович Ермаков и взял в команду Красногвардейского района. И пошло-поехало. Детская команда "Арсенал", с который мы отправились в летний лагерь в Павловск. Там сыграли товарищеский матч со "Сменой" и сразу же получили приглашения в знаменитую школу. (Кстати, позже первым из братьев Кузнецовых в дубль "Зенита" пригласили Олега. - Прим. авт.)
- Недолгое время Олег Кузнецов защищал ворота "Зенита", питерского "Динамо", "Кировца", "Смены-Сатурн". А чем брат занимается сегодня?
- Закончив играть, Олег потренировал вратарей в ФК "Гатчина", после чего устроился работать на пивзавод "Балтика". Естественно, не забывает и о футболе. Вместе мы играем за команду ветеранов "Кардинал" и на большом поле, и в мини-футбол.
- Можете вспомнить какие-то курьезные моменты, связанные с близнецами? Может быть, сдавали друг за друга в школе экзамены?
- Мы, откровенно говоря, учились неважно, троечники были. Поэтому какие там друг за друга экзамены! Для нас существовал только футбол. Курьезы, наверное, все-таки случались, да разве сейчас все вспомнишь?

УРОКИ СОЛОВЬЕВА НЕ ПРОШЛИ БЕССЛЕДНО

- Далеко не все знают, что транзитом через ленинградское "Динамо" вы попали в столицу и целый год защищали цвета "бело-голубых". Какими судьбами молодой питерский защитник оказался в именитом клубе?
- За это надо сказать спасибо Александру Петрашевскому. Он и сегодня отвечает за селекцию в московском "Динамо". Мой дебют в "вышке" пришелся на матч против "Спартака". Представьте: заполненные трибуны "Лужников", невообразимый ажиотаж. Конечно, страшно волновался. Хотя в целом сезон отыграл нормально.
- Наверняка легендарный Вячеслав Соловьев, тренировавший в ту пору динамовцев, оставил след в вашем футбольном воспитании?
- Приехал я из Питера, грубо говоря, разгильдяем. Думал, смогу отыграть на кураже целый сезон. Однако "выдохся" довольно быстро. Жил я в Новогорске, но мог позволить себе выехать в город, поздно лечь спать, пропустить обед или ужин. Вячеслав Дмитриевич заставил меня пересмотреть отношение к делу. Соловьев дал понять - мелочей в футболе не бывает. Благодаря этим урокам я вернулся в Питер другим человеком.
- Могли ведь и не возвращаться в Северную Пальмиру, сменив невские берега на столичную прописку?
- Такие предложения с вытекающими отсюда последствиями поступали (офицерские погоны, доплаты, квартира в Белокаменной). Однако я был патриотом своего города, простите, конечно, за громкие слова. Возможно, случись это все сегодня (другие времена, другие нравы), остался бы в Москве.
- Пиком вашей футбольной карьеры стал 1984 год?
- Сезон начинался для нас кубковыми играми. Не забыть четвертьфинальный матч в Сочи с московским "Торпедо". Грязь, месиво, изнурительная серия послематчевых пенальти. Я подошел к мячу последним из полевых игроков и вывел команду в полуфинал. Почему-то была уверенность, что год сложится для нас удачно. Команда находилась в самом футбольном возрасте, была давно сформирована.
- Почему же не удалось удержаться на вершине футбольного олимпа? Пресловутая звездная болезнь или что-то другое?
- Это все досужие разговоры. Мы "выстрелили", а потом "сдулись". Чтобы каждый год становиться чемпионами, нужно вырабатывать психологию победителей, как у киевского "Динамо" или "Спартака". "Зенит" же, как я понимаю сейчас, оказался морально опустошенным. Хотя, уверяю вас, мы не снизили к себе требований. Между прочим, комплекс "второго сезона" и по сей день продолжает преследовать команду.
- Неожиданно для многих в 1986 году вы переквалифицировались из игрока обороны в полузащитника. Чья это была инициатива?
- Идея целиком принадлежала Павлу Федоровичу Садырину. Играли мы контрольный матч в Сочи, кажется, с минским "Динамо". Волею судьбы (загрипповал Вячеслав Мельников) мне пришлось переместиться в середину поля. После игры Павел Федорович воскликнул: "Да у нас в команде появился еще один опорный полузащитник!" Вообще-то меня всегда тянуло к созиданию. Я терпеть не мог футбол по принципу бей-беги. Даже Садырин, Царствие ему небесное, называл меня уважительно - Иваныч.

КОМАНДА ДОЛЖНА БЫТЬ СОБРАНА В ЕДИНЫЙ КУЛАК

- Уже через два года Сергей Кузнецов покинул команду. Думаю, на то были веские основания?
- Причина стара как мир. В 1988-м "Зенит" возглавил Станислав Петрович Завидонов, с ним-то у меня и не сложились отношения. Ясно, что в таких случаях уходить должен футболист. Поехал я играть в "Гурию", которую тренировал Михаил Фоменко. В 1989 году мы вышли в высшую лигу. Но к сожалению, грузинские клубы отказались участвовать в союзном чемпионате.
- Поговаривали, что в Грузии футболисты жили, образно выражаясь, при коммунизме?
- Ну, это громко сказано! Если в российских или украинских профсоюзных командах платили по 200 рублей, то в Ланчхути - по 500. Год, проведенный в Грузии, запомнился. Нам с женой выделили шикарный домик на базе в Григолетти. А главное, постоянно ощущалось радушие грузинского народа. Да и руководство клуба выполняло обещания перед игроками.
- После этого вы еще дважды возвращались в "Зенит".
- Первый раз - летом 1990-го. Осенью же в команду вернулся Морозов. Перед нами стояла конкретная цель - вернуться в высшую лигу. Жаль, что условия не соответствовали поставленным задачам. А в 1992-м Вячеслав Мельников попросил помочь в становлении молодого коллектива.
- Кстати, о молодежи. Как уживались ветераны с новым поколением игроков? И вообще, проблемы "дедовщины" актуальны для отечественного футбола?
- Мы поддерживали молодых футболистов. Если хотите узнать мою позицию, то я не сторонник армейских методов. На поле, в тренировочном процессе все равны. Не так и принципиально, сколько тебе лет - 18 или 30. Команда должна быть собрана в единый кулак. Растопыренные пальцы сломать-то всегда легче. Взаимоотношения в коллективе должны строиться на уважении.
- Поиграли вы и в составе печально известного "Асмарала". Какие воспоминания осталось от сотрудничества с иракским бизнесменом Хусамом Аль-Халиди?
- Действительно, посулил он "золотые горы". По тем временам это были баснословные контракты. В первых турах даже за поражение Аль-Халиди заплатил игрокам по 100 долларов. Правда, вскоре в "Асмарале" перестали платить и зарплаты, и премиальные, даже покормить футболистов не могли. Отправились мы в офис к господину президенту, а нас не пускает охрана. Человек оказался непорядочным, недаром "Асмарал" приказал долго жить. Кстати, незадолго до подписания контракта с командой Аль-Халиди Юрий Гаврилов, уже познавший все "прелести" жизни, отговаривал меня переходить в "Асмарал". Жаль, что наш человек привык учиться на своих ошибках.

В СУДЕЙСКОМ КОРПУСЕ СУЩЕСТВУЕТ "ПОДКОВЕРНАЯ" БОРЬБА

- Судейство - неожиданный поворот в судьбе Сергея Кузнецова. Расскажите, что вас подтолкнуло взять в руки свисток?
- Мэтр питерского судейского корпуса Анатолий Иванович Иванов предложил мне посудить матчи городского чемпионата. Постепенно втянулся в это дело. Полагаю, что бывшему футболисту проще разобраться в различных нюансах игры.
- Можно, конечно, попытаться обойти острые углы. И тем не менее - что случилось в злополучном матче команд первого дивизиона "Сокол" - "Факел", когда вы назначили свободный удар из пределов штрафной всего за несколько секунд до финального свистка? Гости ведь проиграли, и благодаря телевизионной передаче "Футбольный клуб" тот эпизод был выставлен на обозрение всей страны.
- Не хотелось бы вспоминать ту игру. Все это были эмоции. А свободный удар я назначил в рамках футбольного закона. Я мог бы продолжать судить и сегодня, но существует "подковерная" борьба, назначения-то "выписывают" в Москве. В 2001-м меня не рекомендовали судить высший дивизион. Возвращаться назад и начинать все с нуля не было смысла.
- Любопытно, как складывались ваши отношения со служителями Фемиды в "игроцкие" годы?
- Я был жестким игроком, но никогда не позволял бить соперника исподтишка. Поэтому с судьями отношения были ровными. Мог, конечно, буркнуть, но гоняться за арбитром и приравнивать его к сексуальным меньшинствам футболисты нашего поколения себе не позволяли.
- Вас не пугало, что и тренерскую карьеру пришлось начинать с низов?
- А почему это должно пугать? Поработал с командами КФК в Арзамасе и Великих Луках. Конечно, о создании конкурентоспособных коллективов думать не приходилось. Что и говорить, если президент клуба по ходу сезона уходит в председатели колхоза... В конце прошлого года поступило предложение из Луховиц. Хватило месяца, чтобы понять эту "организацию". Главный тренер только приступил к работе, а его уже хотят убрать. И луховицкий "Спартак" далеко не одинок в этом в футбольной России.
- Надеюсь, в "Петротресте" иная атмосфера? Какой вы видите роль второго тренера в футбольном коллективе?
- С Сергеем Геннадьевичем Веденеевым мы знакомы уже много лет. И могу сказать, что наши взгляды на футбол совпадают. Роль второго тренера? Прежде всего он обязан не мешать главному. При этом должен уметь отстаивать свою точку зрения. На данном этапе эта цепочка работает. И с Веденеевым, и с начальником команды Валентином Белавиным мы находим общий язык.
Алексей ПАВЛЮЧЕНКО
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.43
0.179 (0.27%)
Курс Евро
75.39
0.003 (-0%)
Погода
Сегодня,
15 декабря
суббота
-5
16 декабря
воскресенье
-11
17 декабря
понедельник
-12