Общество

НЕУДОБНЫЙ ГЕНЕРАЛ

08 май 00:00
...Занесенные глубоким снегом дороги на Карельском перешейке. Рано наступившая морозная зима. Красноармейские роты, по-летнему обмундированные, участвовавшие в сентябре 1939 года в двенадцатидневной польской кампании, после присоединения к СССР Западной Украины и Западной Белоруссии спешно перебрасывались под Ленинград и в Карелию. Весь ноябрь, пока Сталин и Молотов вели дипломатические переговоры с представителями Финляндии о переносе государственной границы к северной оконечности Карельского перешейка, штаб Ленинградского военного округа детально разрабатывал план возможных предстоящих боевых действий.

ЧТО ПРЕДЛАГАЛ ГЕНЕРАЛ ПЯДЫШЕВ

Военная разведка каждый день докладывала штабу ЛенВО об истинном состоянии финских укреплений на Карельском перешейке, входивших в известную "линию Маннергейма". Заместитель командующего войсками округа Константин Пядышев отчетливо понимал, какая величайшая ответственность ляжет на его плечи с первой же минуты будущей войны. ЦК партии и лично Сталин были убеждены, что соседняя Финляндия, имевшая населения столько же, сколько Ленинград, через несколько дней "загнется" под ударами Красной Армии. Дескать, с белофиннами, как тогда называли у нас солдат северного соседа, вполне сможет справиться один Ленинградский военный округ.
Другого мнения был Константин Павлович. Перед наркомом обороны Ворошиловым он развернул другую картину предстоящих сражений. Во-первых, воюют не числом, а умением. Во-вторых, перед отдачей приказа о переходе границы нужно армию по-зимнему обмундировать и поставить на лыжи. Заместитель командующего чувствовал, что зима сможет показать свои сюрпризы. Что вскоре и увидели ленинградцы. Зима 1939-1940 годов принесла такие сильные морозы, коих в наших краях не наблюдали многие годы. Далее Пядышев предложил наркому не брать "линию Маннергейма" в лоб, а сперва обработать финские укрепления тяжелой артиллерией и бомбами. А лучше всего вообще обойти ее со стороны Кольского полуострова и Карелии.
Своего зама поддержал командующий округом Борис Шапошников, через несколько месяцев ставший Маршалом Советского Союза. Выпускник царской военной академии, прекрасный штабист, он был единственным полководцем, к кому Сталин до конца его жизни обращался по имени-отчеству. Будучи интеллигентнейшим человеком, Борис Михайлович в тактичной форме указал Ворошилову на то, что шапкозакидательства в войне с финнами не получится. В ответ Ворошилов как-то невнятно промямлил: "А где мы столько лыж соберем?" Затем с грубой бранью обрушился на Пядышева, обвиняя его в том, что тот паникует и преувеличивает силы противника. Шапошникову нарком поставил в вину, что он преуменьшает военный потенциал Красной Армии.

НАКАНУНЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

Много крови стоил нашим красноармейцам, командирам прорыв "линии Маннергейма". Финские солдаты в наступление шли, стоя на лыжах. А наши пехотинцы стали отличной мишенью и для них, и для "кукушек" - финских снайперов, сидевших на высоких соснах. И Пядышев, и Шапошников ожидали от мстительного и недалекого в военном деле наркома самого страшного - ведь это было время жестоких репрессий. Но пронесло. Оба неожиданно получили повышение. Командующий округом, став маршалом, был отозван в Москву, а на первом этапе Великой Отечественной был назначен начальником Генштаба. Пядышеву было присвоено звание генерал-лейтенанта.
...15 мая 1941 года над Ленинградом появился гитлеровский самолет-разведчик, в течение получаса круживший над городом. Генерал Пядышев принял решение сбить его. Но Москва обрушилась на него с грубой руганью. Дескать, он мешает установившейся дружбе с Германией. Кстати, об этом "засекреченном" факте сообщили впервые через 45 лет после войны...
В самый канун Великой Отечественной было принято решение готовить город на Неве к возможному вторжению противника со стороны севера. Константин Павлович всячески отвергал эту глупую идею, предлагая программу строительства оборонительных сооружений с южного направления.

БОЕВОЙ СОРАТНИК - О ПЯДЫШЕВЕ

Эта ценная идея также не получила никакой поддержки со стороны Сталина, Ворошилова и Жданова. Но когда на восемнадцатый день войны гитлеровцы ворвались в Псков, Москва наконец-то, уже в который раз, воочию смогла убедиться в правильности стратегических прогнозов генерал-лейтенанта Пядышева. И уже на следующий день командующий группой войск Красной Армии под Лугой Константин Пядышев, умело сорвав гитлеровский план сходу захватить Ленинград, предлагает Жданову идею строительства по берегу реки Луги оборонительного рубежа. Этот рубеж и задержал продвижение гитлеровцев к Ленинграду на целых 45 суток...
В связи с тем что после окончания Великой Отечественной войны многие годы имя генерал-лейтенанта Пядышева нигде не упоминалось, интерес представляет книга генерала Б.В. Бычевского "Город-фронт", увидевшая свет в 60-е годы прошлого века. "Прошел слух, - пишет генерал, - будто К.П. Пядышев арестован. Не хочется верить. Но он исчез, и никто не знает куда. Приехал в штаб фронта и как в воду канул. Когда я спросил о нем генерала Никишева, тот резко ответил: "Не знаю", - дал понять, что разговаривать на эту тему не желает. Пядышева за десять лет службы в Ленинградском военном округе я узнал довольно хорошо. В тридцатые годы он руководил военно-учебными заведениями. Проводил много учений, маневров. Его грудь украшали два ордена Красного Знамени, полученные за боевые подвиги во время Гражданской войны.
Богатая военная эрудиция, ровный характер и большой такт в обращении с подчиненными вызывали к нему симпатии у окружающих. Пядышев бывал прям, настойчив в своих оперативно-тактических взглядах, но внимателен к мнению других. Именно благодаря его инициативе и энергии в короткий срок была создана лужская оборонительная полоса. Он же умело организовал централизованное артиллерийское прикрытие под Лугой, сформировав артгруппу из курсантских дивизионов 4-го полка... В чем же дело, что случилось с Пядышевым?"

МЕСТЬ ВОРОШИЛОВА И ЖДАНОВА

А случилось с командиром Лужского оборонительного рубежа вот что. Константин Павлович предложил членам Политбюро Ворошилову и Жданову согласованные с военными и гражданскими специалистами предложения по укреплению сооружаемой оборонительной линии. Но вождям надоели постоянные несогласия, дополнения и уточнения со стороны генерала. Так Константин Павлович оказывается на территории Республики Коми в Печорлаге. Срок - 5 лет. Но к удивлению генерала, его осуждают не по зловещей 58-й статье. И даже не по малоизвестной сегодня 66-й (политическая болтовня), а по статье "Обман государства".
Почти два года боевой генерал провел в ГУЛАГе. Летом 1943 года в Москве решили возвратить Пядышева на фронт. Но было уже поздно. Константин Павлович умирал от голода и тяжелейшей физической работы в лагерном лазарете. Его могила где-то в районе поселка Кочмес под Интой до наших дней не сохранилась.
Реабилитировали командира оборонительного рубежа на Луге посмертно лишь во второй половине 50-х годов прошлого века.
В нашей великой Победе над гитлеровскими ордами есть и частица ратного труда генерал-лейтенанта Константина Пядышева. Мы не должны забывать честного и мужественного генерала, пожертвовавшего своей жизнью в жестоких схватках с кремлевскими себялюбцами.
Григорий НАБОЙЩИКОВ
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.43
0.179 (0.27%)
Курс Евро
75.39
0.003 (-0%)
Погода
Сегодня,
15 декабря
суббота
-5
16 декабря
воскресенье
-11
17 декабря
понедельник
-12