Спорт

ПЕТР СВИДЛЕР: КОМПЬЮТЕР ВСЕ ПОМЕНЯЛ И В ЖИЗНИ, И В ИГРЕ

27 августа 00:00
- Петр, мы с вами беседуем в год 95-летия Международного шахматного конгресса памяти М. Чигорина в Петербурге. Что для вас значит эта дата?
- Честно говоря, я хуже знаю статистику, чем многие мои коллеги. Для меня эта дата была полной неожиданностью десять секунд назад, когда вы мне об этом сказали. Не думаю, что знание этого как-то влияет на мою повседневную жизнь.
- Как вы поступаете с наследием Ласкера, Алехина, Капабланки, Ботвинника?
- Его можно ценить и пытаться как-то переработать для себя. Но наследие - оно на то и наследие, чтобы относиться к нему бережно и руками не трогать.
Я использую его насколько это возможно. Хотя шахматы сейчас, можно сказать, не совсем та игра, в которую играли великие шахматисты прошлого. Система ценностей поменялась, система оценок. То, чего раньше совсем не было, - это компьютер! Он все поменял и в жизни, и в игре!
- Каково ваше отношение к компьютерному интеллекту?
- Не знаю насчет интеллекта, но короткие конечные задачи компьютер решает лучше человека. Считает чище и быстрее. Шахматы были игрой более интуитивной, интеллектуальной, основанной на психологии. Психология, несомненно, осталась, поскольку мы играем не с компьютером, а с такими же белковыми, как мы сами, шахматистами. Но при этом надо понимать, что все умеют пользоваться компьютерами и берут от них все лучшее. Поэтому, как ни обидно будет ценителям старины и людям, которые читают исторические книжки о подвигах великих, романтики в шахматах осталось намного меньше, чем прежде!
Ты играешь прекрасную романтическую партию, с жертвой, выдумкой, фантазией, потом приходишь домой, включаешь ящик, и он тебе говорит: "Извини! Все это было некорректно! Все это было неправильно! И если бы я сидел напротив, ты бы уже давно пошел домой расстроенный и плакал бы!" Вот тебе и компьютерный интеллект! Именно этот внешний элемент очень поменял отношение к шахматам. Теперь от шахматиста требуются другие человеческие качества! Например, гораздо более трезвая оценка того, что можно себе позволить и чего нельзя! Ведь уровень любителя несоизмеримо вырос. Все первые шахматисты того времени превосходили следующую десятку наголову. Это было видно по турнирам 20-30-х годов. Сейчас же любой любитель знает теорию не так же хорошо, как гроссмейстеры, но очень хорошо! Точно так же он в состоянии включить компьютер. И в конечном итоге обыграть его в сеансе представляет собой непростую задачу.
Все научились очень хорошо защищаться! Так что необходимо непрерывно следить за тем, что происходит в современном шахматном мире, и периодически советоваться с компьютером. Плюс приходится играть гораздо более рационально, чем раньше. Теперь гораздо труднее играть в романтические шахматы и оставаться в плену намерения "жертвовать фигуры направо и налево"! Люди, у которых это получается, вызывают восторг у ценителей!
- Шахматы как наука имеют огромную теорию. Необходимо знать ее всю досконально для того, чтобы играть успешно?
- Всю, разумеется, нет, кроме той части, которая касается непосредственно тебя! К примеру, у каждого шахматиста есть свой дебютный репертуар, т. е. дебюты, которые он постоянно играет за белых и за черных. Нужно быть в курсе! Огромна вероятность того, что на следующем турнире твой противник, который, в отличие от тебя, залез в интернет и посмотрел, что происходило в шахматной жизни неделю назад, будет иметь над тобой серьезное преимущество! И со мной это происходило, и я в свою очередь этим пользовался. Конечно, можно делать вид, мол, тебе все равно, что делают другие люди. Но в конечном счете игра рассудит!
- А как вы готовитесь к турниру? Каков "рецепт Свидлера"?
- 2003 год по результатам был самым успешным в моей карьере. При этом я дома не работал вообще, трудился только на турнирах. Потому что дома у меня двое маленьких детей! Дома руки заняты, а если они вдруг свободны, то ты уже в таком состоянии, что можно только упасть и умереть до утра. Тем не менее я играл хорошо. Я приезжал на турнир и готовился к следующему противнику. А люди вокруг меня, наверное, работали. В общем, я пришел к выводу: главным является некая внутренняя стабильность, гармония, ощущение, что у меня в жизни все спокойно. Тогда я играю хорошо! Если этого нет, то никакой объем работы не поможет!
- И все же, наверное, помогают "домашние заготовки"?
- Да, но напротив тебя сидит человек, у которого есть такая же "домашняя заготовка"! И вопрос в том, чья заготовка сыграет первой.
- Что за чувство, когда ловушка, которую вы готовили при пристальном внимании противника, сыграла?
- Приятное, но редкое чувство. На высоком уровне ловушки, как таковые, уже не проходят, поскольку все играют очень хорошо! Но когда все-таки что-то подобное получается, ощущение, что ты выиграл, конечно, одно из самых приятных. В любой игре, а в шахматах - тем более, благодаря элементу интеллектуального соревнования! Это в некоем роде самоутверждение: мол, я умнее, чем ты! Так что удачная ловушка вызывает теплое чувство, и оно остается с тобою надолго.
- Шахматы требуют холодного рассудка, а игра, как таковая, - азарта. Вы больше азартны или рассудительны?
- Шахматы и шахматисты подвержены перепадам формы, перепадам настроения. Про себя я это точно знаю. И практичнее быть рассудительным и рациональным, но не всегда предоставляется возможность сдержать эмоции. Когда ты знаешь, что разумнее было бы играть аккуратно, но что-то тебя увлекает и захватывает, ты идешь на риск. Потом дома, остыв и выпив чашечку чая, ты содрогаешься и думаешь: зачем же я это сделал? Но удержаться в реальной ситуации бывает невозможно!
- Скажите честно, какие отрицательные человеческие качества, которые есть у каждого из нас, мешают вам в вашей работе?
- В первую голову, конечно, леность! Скажем, я очень люблю читать. И если мне дать выбор: лечь на диван с хорошей книгой или заняться теорией дебютов, то в девяти случаях из десяти я знаю, что я выберу. А работать нужно постоянно! Сейчас скорость жизни в шахматном мире такова, что твоя собственная лень тебя потопит!
- А в чем, по-вашему, талант шахматиста?
- Шахматист должен уметь образно мыслить. Должен уметь строить логические концепции. Отчетливо представлять, что за чем следует и почему. Должен быть в состоянии трезво оценивать риск и его оправданность. Ну и, естественно, присутствует масса спортивных элементов: желание победить, сила воли, стремление к намеченной цели. Весь набор, относящийся к профессиональному спортсмену, относится и к шахматисту. Часто именно желание победить отделяет победителя от проигравшего!
- Как вы считаете, шахматы - это спорт или искусство?
- После того как единожды было сформулировано, что шахматы - это сплав всего вышеназванного, мне не кажется, что это легальный вопрос! Понятно, что игра с отцом или приятелем дома на магнитных шахматах в меньшей степени спортивное соревнование, чем игра в финале первенства мира. Но все равно в шахматах присутствуют элементы и спорта, и искусства, и науки. С приходом компьютерного анализа шахматы стали гораздо более научными, чем были!
- Но, казалось бы, в эту игру играют миллионы людей, существует она с незапамятных времен - что там можно найти нового?
- А тут за меня математика отвечает. У всех у нас на полке есть Перельман. Так вот у Перельмана, я точно цифру не помню, но, кажется, десять в сто двадцать третьей степени возможных позиций на шахматной доске. Игра-то бесконечна! Другое дело, что в шахматах, как и в любой другой человеческой деятельности, есть мода. И большинство шахматистов смотрят за тем, что в данный момент играет, к примеру, Каспаров. Или просто тупо за ним повторяет, или пытается придумать какое-то минимальное усиление в районе двадцатого хода, имея первые двадцать ходов, сделанных Каспаровым в его последней партии, как некую путеводную звезду. И есть в шахматном мире человек пять подвижников, которые занимаются тем, что берут старые книжки, древние системы и оживляют их - посредством полугодовой работы, - и потом все начинают подражать им!
- Каким путем шли вы, когда начинали?
- Мне в ранней юности ставили дебют "по Каспарову". Потом был момент, когда я сам от этого отказывался. Года два был абсолютно один, тренеров у меня не было. Я просто смотрел, что и как играют вокруг меня люди, и пытался что-то из этого включить в свою игру! В конечном счете мне хотелось бы думать, что я все же, наверное, привнес в игру что-то свое. Есть какие-то элементы моего репертуара, которыми я сам занимаюсь последние десять лет. И здесь я доверяю только своим ощущениям и знаниям.
- Мне кажется, что вы подходите к тому возрасту, в котором у всех ведущих шахматистов случался небывалый взлет!
- Шахматы в этом не так далеки от тенниса, как кажется на первый взгляд. И шахматы чудовищно молодеют, и 30-летний теннисист выглядит анахронизмом на корте! Я стал гроссмейстером в 18 лет, в 1994 году. При том что я не был самым молодым гроссмейстером на планете. Сейчас рекордсмену было меньше 13 лет. И в целом если ты не гроссмейстер в 15, то я подозреваю, что тебя будут спрашивать: не пора ли тебе бросать? Так что теперь говорить о том, что пик грядет в 30, было бы смешно!
- Значит, ваш пик уже был?
- Один точно был! Другое дело, и нам - старикам - хочется верить, что у каждого человека их может быть больше чем один. У меня, совершенно очевидно, был всплеск в 1997-1998 годах. Причем старейшины мне предсказывали, что годам к 20 мозг приобретает способность все впитывать как губка. Так и происходило. Потому что каждая партия чему-то тебя учит.
- На днях увидела книгу "Учимся играть в шахматы". Разве можно по книжке научиться играть?
- До какого-то уровня, несомненно! Есть классический самоучитель, совершенный в своем роде. Есть знаменитый самоучитель Ласкера. Хотя я давно не читаю и не покупаю шахматные книжки!
- А писать не пробовали?
- Для того чтобы на книжке было твое имя, нужно приготовиться к тому, что писать придется хорошо. Я не хочу выпустить книгу, за которую мне будет стыдно! У меня сейчас такой ритм жизни, что серьезно и много писать я просто не в состоянии. Пишу статьи в журналы, комментарии к партиям.
- Взгляд на жизнь меняется через призму игры?
- Есть риск стать суше и расчетливее. Я себя часто ловлю на том, что пытаюсь просчитать, что произойдет, вместо того, чтобы довериться ощущениям. Вот эта иллюзия, что если подумать, просчитать ходы, то можно понять, что последует, через несколько лет занятий шахматами переносится и на отношение к жизни! Возникает совершенно неприменимое к жизни, абсолютно иллюзорное ощущение, что вопрос только в том, чтобы хорошо подумать. Но в реальнос-ти слишком много переменных, которые от тебя никак не зависят. А шахматы тем и хороши, что они совершенно "прозрачны". Ничего нет "в рукаве". Все на доске, и у тебя есть конкретная позиция и право выбора. В жизни все не так.
Марина ЛИСОВЕЦ
Курс ЦБ
Курс Доллара США
68
0.316 (0.46%)
Курс Евро
76.76
0.682 (0.89%)
Погода
Сегодня,
15 ноября
четверг
+9
Слабый дождь
16 ноября
пятница
+4
Слабый дождь
17 ноября
суббота
+7
Слабый дождь