Спорт

СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВ: 21 ГОД НА ФУТБОЛЬНОМ ПОЛЕ

24 декабря 00:00
ИЗ СБОРНОЙ ВЕРНУЛСЯ "САРДЕЛЬКОЙ"

Путь Сергея Дмитриева (на фото справа) в профессиональный футбол практически ничем не отличался от большинства зенитовцев чемпионского поколения. Начинал он в футбольной школе Калининского района у специалиста по выращиванию талантов Марка Рубина, затем оказался в СДЮШОР "Смена". Причем в юношах действовал на позиции правого края и не отличался физическими данными.
- С Марком Абрамовичем мы работали два года, а потом нас перевели в "Смену" к Геннадию Ермакову. И вправду, форварда-гренадера я не напоминал даже отдаленно, - вспоминает Сергей Дмитриев. - Все изменилось, когда меня пригласили в юношескую сборную страны. Мы провели тяжелейший сбор в Армении. В течение двух месяцев тренировались по три-четыре раза в день. Работали с отягощениями. Естественно, в "Смене" ничего подобного не было. Не поверите, но мышцы болели до такой степени, что с трудом мог передвигаться. Впрочем, эффект от такой работы превзошел все ожидания. В Питере меня провожали худого, щупленького. В шутку ребята называли "сосиской". По возвращении из сборной тотчас превратился в "сардельку" (смеется).
Настоящий дебют молодого форварда в "Зените" состоялся в августе 1983-го. Здесь вполне уместно вспомнить пословицу: "Не было счастья, да несчастье помогло". Надолго выбыли из-за травм признанные бомбардиры Владимир Казаченок и Юрий Желудков. И Сергей подхватил эстафетную палочку голеадоров. В чемпионском сезоне Дмитриева часто выпускали на замены. Но с каким высоким КПД! Пять мячей из восьми форвард забил, выходя на поле со скамейки запасных. Эти голы принесли "Зениту" как воздух необходимые очки.
- Павел Садырин, светлая ему память, всегда напутствовал меня словами: "Выходи на поле и забивай". Садырин был сильным психологом и тактиком. Защитники, против которых я играл, к середине второго тайма заметно уставали. А я выходил на "свежих" ногах, молодой, здоровый, и ловил их на фоне усталости. Так, кстати, произошло и в Тбилиси, когда мы начали "возить" подсевших защитников грузинской команды и вырвали победу, проигрывая за 10 минут до финального свистка - 0:2.

НУЖНО БЫЛО УХОДИТЬ В КИЕВСКОЕ "ДИНАМО", К ЛОБАНОВСКОМУ

Прошло два года. Дмитриев уже был игроком сборной страны, кандидатом на поездку на чемпионат мира в Мексику. Эдуард Малофеев всерьез рассчитывал на форварда ленинградской команды. Однако черный день, 16 марта 1986 года, перечеркнул все надежды. В матче с "Днепром" на синтетическом покрытии СКК Дмитриев зацепился за плохо уложенный ковер и сломал лодыжку. Страшная, нелепая травма...
- Говорят, от судьбы не убежишь. И все же мне часто вспоминается конец 1985 года. Мы с ребятами отдыхали в Паланге, и ко мне приехал Николай Толстых (в ту пору начальник московского "Динамо"). Николай Александрович убедил меня перейти в столичный клуб. Однако Садырин наотрез отказался отпускать в столицу, тогда ведь можно было найти массу способов удержать футболиста. Я остался в "Зените". Действительно, здорово начал сезон в сборной, а затем получил травму, что называется, на ровном месте. Малофеев вместе с начальником команды Евгением Роговым договорились, чтобы меня лечили в Кургане, в знаменитой клинике Гавриила Илизарова. Благодаря прогрессивному методу лечения (аппарату Илизарова) по срокам я успевал восстановиться к чемпионату мира. Увы, не получилось...
Несмотря на все превратности судьбы, в 1988-м Дмитриев отправился в Германию на европейское первенство. Хотя и не сыграл там ни одного матча. Может, это и покажется банальным, но определение стартового состава - прерогатива главного тренера. Впрочем, Сергей все равно гордится серебряной медалью.
- Валерий Лобановский вернул меня в сборную в 1988-м, когда на старте чемпионата страны я забивал в каждом матче, а "Зенит" возглавил турнирную таблицу. Правда, мои злоключения не заканчивались. На одном из занятий в подмосковном Новогорске после обычного удара по мячу получил трещину пальца. Нормально тренироваться и играть уже не мог. Просил врача сборной Савелия Мышалова отпустить меня домой. И все же Лобановский принял решение взять меня на чемпионат Европы. Хотя и сказал: "Хочешь играть в сборной? После окончания сезона переходи в киевское "Динамо"..." В этом же году мог стать олимпийским чемпионом. Но и здесь вмешались обстоятельства нефутбольного характера. Наставник олимпийской сборной Анатолий Бышовец в конце 1987-го приглашал меня в московское "Динамо", которое возглавлял по совместительству. Мой отказ вкупе с согласием играть в сборной Лобановского поставили крест на поездку в Сеул.
К сожалению, разрыв с "Зенитом", назревавший уже давно, получился довольно скандальным. В еженедельнике "Футбол - Хоккей" появился материал под броским заголовком "Почему я покинул "Зенит", где Дмитриев "рубанул" правду-матку, раскрыв причины надвигающегося краха питерской команды.
- Свой последний сезон в "Зените" я отыграл с травмой - паховой грыжей и разрывом паховых колец. Играл исключительно на уколах. Руководство же команды, а "Зенит" тогда тренировал Станислав Завидонов, мне не верило, а один раз даже обвинило в продаже игры. Мной в то время управляла злость на "Зенит". Не ожидал удара в спину от родной команды. В Москве предложили написать статью в пользу Садырина, я и согласился. С третьей попытки оказался в московском "Динамо". Правда, приглашал меня не Бышовец, а Толстых. Сейчас можно сказать, что я допустил большую ошибку. Нужно было переходить в киевское "Динамо" к Лобановскому. В начале года у меня "выскочил" очередной мениск, и Анатолий Федорович заявил, что он меня в команду не звал... Я все понял, сразу же позвонил Садырину, и меня призвали в армию.
Павел Федорович, пришедший возрождать былую славу армейского клуба, создал великолепный игровой ансамбль. Венцом его работы стал "золото-хрустальный" дубль армейцев в 1991-м.

- Что касается тренировочного процесса, требования Федорыча остались прежними. А вот в отношениях с игроками Садырин стал более строгим. Жизнь заставила. После чемпионского сезона "Зенит" был неуправляемой командой, мы стали хуже играть, испортились взаимоотношения между игроками и тренерами. В ЦСКА такого не было. Садырин сумел найти подход к футболистам. Это немедленно отразилось на результатах. За три года мы проделали путь от первой лиги до золотых медалей чемпионата СССР.

МЕНЕДЖЕР ПО ФАМИЛИИ ПЕТРШЕЛЬКА



Три года Дмитриев играл за рубежом, а летом 1994-го вернулся из Германии в Москву с прооперированным мениском (за всю карьеру Сергею сделали 8 (!) операций на коленных суставах) и начал тренироваться с ЦСКА. К счастью, в "Зенит" вернулся Садырин и позвал Дмитриева в родную команду. Тренер и футболист вновь оказались в одной упряжке. Возвращение в родные пенаты получилось триумфальным. Команда вернулась в высшую лигу, а 31-летний Дмитриев забил 14 мячей (рекорд результативности за сезон). Тем не менее на следующий год всплыла загадочная трансферная сумма, которую требовал австрийский менеджер. На полгода Сергей остался не у дел.
- Мы были первопроходцами, можно сказать, прорубали окно в Европу. Отправляясь в 1992 году в австрийский "Шталь", я не знал языка, правил заключения контрактов. Менеджер предложил мне поставить подпись под контрактом на немецком языке. Оказалось, что с этого момента я не принадлежу сам себе. Он отправлял меня куда хотел, даже в четвертый немецкий дивизион. В 1996 году "Зенит" возвратился в "вышку", и менеджер потребовал выплатить компенсацию (30 тысяч долларов). В итоге Виталий Мутко решил эту проблему, и второй круг я доигрывал спокойно. Кстати, знаете, как фамилия этого менеджера... Петршелька (смеется).
Бытует мнение, что бывший футболист "Барселоны" никогда не станет своим в "Реале", "Интере" в "Милане", аналогично - "Зенита" в "Спартаке". Дмитриеву же удалось в составе "красно-белых" даже завоевать третью золотую медаль, на этот раз уже российского чемпионата.
- Дело в том, что из "Зенита" я уходить не собирался. Бышовец, пришедший на смену Садырину, уверял, что готов работать со мной. Показалось, что тренер действительно забыл прошлые конфликты. В итоге Бышовец оказался злопамятным человеком. К тому же Анатолий Федорович почувствовал, что среди ребят у меня большой авторитет, и вскоре избавился от Дмитриева. Оставшись без клуба, я отыграл первый круг в Тюмени и неожиданно оказался в "Спартаке". Сами понимаете, в 33 года от таких предложений не отказываются. Жаль, что не получилось у меня в "народной команде". Не забил в пустые ворота в матче с ЦСКА, неудачно сыграл в ответном поединке предварительного раунда Лиги чемпионов с "Кошице". После чего Олег Романцев откровенно признался, что уже не видит меня в составе.
Свою тренерскую карьеру Сергей Игоревич Дмитриев начал в апреле 2002 года, войдя в тренерский штаб петербургского "Динамо" - клуба, в котором 21 год назад впервые вышел на футбольное поле.
- Кстати, за "Динамо" я выступал еще в качестве футболиста. В конце 1990-х годов у Бориса Рапопорта была симпатичная команда, но игрокам не платили зарплату. В 2000 году перешел в областной "Светогорец". Возможно, я бы еще выходил на поле как играющий тренер. Однако питерское "Динамо" возглавил мой старый товарищ Дмитрий Галямин. Он-то предложил войти в тренерский штаб команды. Правда, в середине сезона у меня была возможность перевоплотиться в игрока. К сожалению, Галямина отправили в отставку, в "Динамо" появился Валерий Гладилин и сказал, что не нуждается в моих услугах. Наверное, в этот момент я твердо сказал сам себе - стоп, хватит, наигрался... Рад, что с Галяминым у нас сохранились хорошие отношения. Выяснилось, что и взгляды на футбол совпадают. Недаром Дмитрий пригласил меня этим летом стать его помощником в махачкалинском "Анжи".
Алексей ПАВЛЮЧЕНКО
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.43
0.179 (0.27%)
Курс Евро
75.39
0.003 (-0%)
Погода
Сегодня,
15 декабря
суббота
-5
16 декабря
воскресенье
-11
17 декабря
понедельник
-12