Общество

АЛЕКСАНДР ЗАПЕСОЦКИЙ: "МОНБЛАН" ДОЛЖЕН БЫТЬ РАЗРУШЕН"

15 сентября 00:00
Досье "НВ"

Запесоцкий Александр Сергеевич
Ректор Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов, доктор культурологии, профессор, член-корреспондент Российской академии образования, заслуженный деятель науки РФ, заслуженный артист РФ. Почетный доктор Линнского университета (Флорида, США), Американского университета в Дублине (Ирландия). Автор свыше 400 научных публикаций по проблемам культуры. Председатель исполкома Конгресса петербургской интеллигенции, созданного в 1999 г. по предложению Д.С. Лихачева и Д.А. Гранина совместно с К.Ю. Лавровым, А.П. Петровым и др.

После публикации в "НВ" статьи "Монблан тщеславия" (от 2.09.2006) председатель исполкома Конгресса петербургской интеллигенции профессор Александр Запесоцкий изложил для наших читателей свое видение проблемы. Напомним, речь в статье шла о строительстве вблизи гостиницы "Санкт-Петербург" двух корпусов-небоскребов под названием "Жилой комплекс "Монблан". По мнению автора статьи, они уродуют исторический облик города. Александр Сергеевич с этим абсолютно согласен.

Красивый город - это нечто совсем иное, чем город, состоящий из красивых домов

- "Монблан" должен быть разрушен. Даже единичное появление таких зданий несет серьезную угрозу культурно-историческому облику Петербурга. В нем и так уже слишком много других опасных архитектурных решений. Понятно, что город должен развиваться, что внутри старой его части есть незастроенные лакуны, что должны быть модернизированы транспортные развязки. Но в то же время Петербург является памятником, и этот памятник стремительно и непоправимо разрушают коммерческие структуры при попустительстве властей.
Но дело не только в этом. Несколько лет назад наш университет проводил исследование петербургской культуры, в ходе которого мы весьма обстоятельно изучали формирование так называемого петербургского характера и петербургской интеллигентности.
- Какими методами?
- Методом экспертных оценок - проводили сотни бесед со специалистами в различных областях знаний. Далее проводили контент-анализ. Мы задались вопросом, почему люди, которые формировались здесь, отличались от жителей других городов, почему здесь возникла интеллигенция, иная бытовая культура. Почему все исторические потрясения, которые переживал этот город, не приводили к принципиальным переменам петербургского характера.
- А разве не приводили?
- Нет. Вот посмотрите: Гражданская война, страшный удар по интеллигенции. Только людей, которых большевики не могли уничтожить, поскольку это вызвало бы мировой скандал, было вывезено за границу два парохода. Менее известных уничтожили. И все равно вся страна отмечала, что ленинградцы в советское время - люди удивительной культуры. А страшные человеческие потери во время блокады? После нее на одного ленинградца было 8-9 приезжих. Но до начала 70-х годов любой, кто сюда попадал, обнаруживал, что люди ведут себя иначе, чем в других городах, - особая культура, сдержанность, тактичность. И вдруг в 70-е годы все это ломается.
- Почему?
- В ходе нашего исследования всплыл удивительный факт: 70-е годы - начало массовой застройки на правом берегу Невы, на Васильевском, в Купчино, на Гражданке. И буквально за несколько лет старый Петербург стал занимать меньше 10 процентов городской площади. Но именно старый Петербург своим архитектурным строем, величием, особым подходом к организации пространства формировал психологию людей. А когда с детства до зрелого возраста люди живут в новостройках, их характер взращивается по-другому. Один крупный немецкий архитектор рассказывал мне, как в свою бытность ленинградским студентом он занимался рисунком с двумя группами детей. Одни жили в старой части, другие - в новостройках. Первые были креативными, творческими людьми, вторые рисовали ему какие-то ужасы: войны, самолеты, бомбы... Это были дети с разным мировосприятием. Архитекторы очень хорошо объясняют, как пространство влияет на психику людей. Например, как ширина улицы должна гармонировать с высотой зданий. Нарушается определенная закономерность, и у вас возникает на улице ощущение дисгармонии, дискомфорта, страха. Поставить отдельные дома легче, чем построить гармоничную улицу. Красивый город - это нечто совсем иное, чем город, состоящий из красивых домов. Человек чувствует себя комфортно лишь в пространствах, имеющих определенные пропорции. И пропорции эти формируются, шлифуются в ходе исторического развития. Старый Петербург красив потому, что в нем до революции за 230 лет был сформирован архитектурный ансамбль. И еще потому, что советская власть это все сберегла. В результате мы имеем счастье жить в городе-дворце. Люди общались в данном пространстве друг с другом и с архитектурой, как в некоей зале дворца. Именно это делало Петербург памятником мирового значения, именно это охраняется ЮНЕСКО.
Градостроительная среда - вещь очень чувствительная. Ее трудно создать, но легко разрушить. Не надо даже войны - можно просто предоставить свободу действий жадным и малокультурным людям с толстым кошельком. Парочка таких типов в состоянии за 2-3 года разрушить все, что делали Петр I, Монферран, Растрелли, Клодт, "достраивая" Петербург на свой вкус.
То, что происходит сегодня в городе, - это предательство созданных многими поколениями традиций и ценностей, которые существуют на берегах Невы и составляют наше счастье. Санкт-Петербург отдается на поругание.
Иногда говорят, что архитектура - это застывшая музыка. Верно, но не совсем. Музыку можно выключить. А архитектуру - нельзя. Поэтому если мы допустим дальнейшее появление "монбланов", наши дети будут жить в совсем другом городе.

После войны Москву пытались переделать под Ленинград

- В каком, например?
- В недоразвитом, карликовом Нью-Йорке. Петербург всегда был городом, в котором культура определяла его внутреннюю жизнь. Вот в Москве деловая активность, бизнес доминируют. Под них подстраивается и формируется весь город. Мой учитель, профессор Моисей Каган, когда-то сказал, что если Петербург - это окно в Европу, то Москва - окно в Америку. В московской архитектуре вполне уместна и допустима эклектика, когда небоскребы соседствуют с маленькими храмами. А у нас это совершенно неуместно, противоречит сути петербургской культуры и характера.
- Разве Петербург не стремится в последние годы быть похожим на Москву?
- Нет, не стремится. Другое дело, что кое-кто стремится привнести сюда из Москвы чуждые нам обычаи и нравы, привычки новых русских. Нельзя допустить, чтобы мы теряли Петербург в его архитектурном своеобразии и становились похожими на кого угодно: Москву, Нью-Йорк, Гамбург... Между прочим, после войны советское правительство, наоборот, пыталось переделать Москву под Ленинград. Отсюда была вывезена большая группа талантливых ленинградских архитекторов. С их помощью рассчитывали перестроить Москву по образу Петербурга. Ничего не получилось, Москва этих архитекторов "переварила", переделала, и они стали строить в ее духе.

Сегодня эта коробка стоит копейки

- Кто, по-вашему, ответственен за продолжающееся разрушение облика Петербурга?
- В первую очередь строительное лобби, которое сегодня абсолютно всесильно. Из своекорыстных интересов оно придает Петербургу чудовищный вид. Необходимо заставить их вести себя в соответствии с интересами города. Хотя бы в отношении "Монблана". Он может быть разрушен всего лишь правильным, грамотным применением воли и административного ресурса. Здесь нет никакой правовой и экономической проблемы. Любой рядовой инспектор может найти в создании этого монстра десятки нарушений, достаточных для остановки строительства. Сегодня эта коробка стоит копейки. Ее надо разобрать, демонтировать и вывезти, и это должен сделать владелец. Даже в ходе судебного процесса корпорации будет нечего предъявить городу.
- А если городское правительство не в состоянии сделать это?
- Тогда я берусь за одну-две недели собрать среди людей, любящих Петербург, средства, достаточные для компенсации владельцам корпорации строительства этой коробки и ее демонтажа. Пусть только предъявят банковские документы о фактически произведенных расходах.

Некоторые "бизнесмены" торгуют обликом города

- По вашему мнению, появление таких "монбланов" или другие явления вроде уплотнительной застройки - это хаотические движения строительного рынка или некое скоординированное наступление на город?
- Это синдром больших денег, наглости и дурного вкуса. Еще недавно в Петербурге последнее слово всегда оставалось за интеллигенцией. Но "монбланы" - это симптом того, что и у нас большие деньги начинают прокладывать дорогу чудовищным архитектурным решениям. "Монблан" - это не продукт тщеславия, а проявление патологической жадности. Среди "бизнесменов" есть и такая публика, что мать родную продаст по дешевке. Таким всегда мало трех долларов прибыли на доллар вложений, они хотят десять. Но в данном случае речь идет не об их маме. Они торгуют обликом нашего города.
- Однако за последнее время питерская общественность все-таки кое-что отстояла: площадь Мужества, сквер на Васильевском острове...

- Я и не говорю, что нет позитивных фактов. У нас есть губернатор, которая, на мой взгляд, очень добросовестно и необычайно интенсивно работает на город. Тем не менее у меня такое впечатление, что Валентине Матвиенко спасать Петербург от этих нашествий становится все труднее. А на чиновников рангом поменьше и давление посильнее. И у них есть огромный соблазн сказать: "Мы не виноваты, решение принято до нас, все уже построили, делать нечего..."
- А правда, что делать?
- Снести и вывезти как мусор! Это и есть мусор, который портит город, воплощение психологии новых русских: "Вот мы сейчас построим, что хотим, сядем наверху и будем любоваться Невой". Вы понимаете, что происходит: несколько десятков лиц заплатят деньги сомнительного происхождения, чтобы насладиться из окон шедеврами мировой архитектуры, а миллионы жителей города и туристы будут вынуждены "любоваться" их бетонной коробкой? Это - праздник их "культуры". Они теперь весь Петербург рассматривают как декорацию для удовлетворения своих прихотей.
- Ну, хорошо, сломали "Монблан", мусор вывезли... Что делать дальше?
- Во-первых, с "Монбланом" вопрос принципиальный - это наиболее вопиющий факт, просто вызов петербуржцам. Я бы сказал, что спасение города от "Монблана" - что-то вроде Бородинского поля для России. И если он будет разрушен, это сигнал всему строительному цеху, что надо себя вести прилично: например, приглашать архитекторов, которые должны вписывать здание в архитектурный облик города. Это будет и сигнал новым русским: не надо покупать квартиры в таких домах. Очень хочется верить, что Валентина Матвиенко проявит себя настоящим защитником северной столицы. Я думаю, ваша газета делает очень хорошее дело, публикуя такие материалы, как "Монблан тщеславия", потому что это дает и нашему правительству аргументы в спорах с людьми, которые, я уверен, за кулисами пытаются оказать на него давление.

Академик Дмитрий Лихачев.
Из актовой лекции, прочитанной 19 мая 1993 года в СПбГУП.

"Главное в облике нашего города - четко выраженные горизонтали. Первая горизонталь - это линия соприкосновения воды и земли на колоссальных пространствах разветвленного устья Невы. Благодаря отвесным набережным, которые имеются только в Петербурге, это идеально прочерченные линии. Линия соприкосновения воды и земли - самая важная.
Другая горизонталь - это ровный, всегда одинаковый уровень набережных. И третья горизонталь - четкая линия домов, линия соприкосновения домов и неба, которая регулировалась специальными постановлениями: не выше Зимнего дворца.
К этим горизонталям восходят вертикали: перпендикуляры Петропавловского, Михайловского и Адмиралтейского шпилей как бы подчеркивают основные горизонтали города".
Беседовал Павел ВИНОГРАДОВ
Курс ЦБ
Курс Доллара США
77.03
0.746 (-0.97%)
Курс Евро
91.34
0.215 (-0.24%)
Погода
Сегодня,
21 октября
среда
+2
Слабый дождь
22 октября
четверг
+6
Умеренный дождь
23 октября
пятница
+12
Умеренный дождь