Культура

Валерий Гергиев: «Нам нужен театр с наилучшей акустикой»

13 января 22:59

Новый год в Мариинском театре встречают в заботах. До сих пор тревогу вызывает судьба второй сцены; у театра, как обычно, масса творческих задач – премьеры, гастроли. Несмотря на напряженный график, который расписан не на один месяц вперед, театр дополнил свою январскую афишу восьмью самыми популярными спектаклями (оперными и балетными), которые пройдут в святочную неделю, с 13-го по 19-е число. О том, почему был предпринят такой шаг, и о том, что предстоит сделать коллективу в новом году, корреспонденту «НВ» рассказал художественный руководитель – директор Мариинского театра Валерий ГЕРГИЕВ.

– Валерий Абисалович, с какими новостями вступает Мариинский театр в новый год?

– Для начала хочу всех поздравить с наступившим новым годом. Мне кажется, что этот год будет интересным – хотя и не самым легким, нам всем придется потрудиться, как мы уже старались в том году. Я думаю, что уже скоро о кризисе будут только вспоминать, а пока нужно очень точно рассчитывать свои силы.
Вот и в Мариинском театре уже почувствовали, что можем предложить больше спектаклей – спектаклей широко известных и горячо любимых публикой. Мы решили уже в январе расширить программу и показать еще восемь дополнительных спектаклей – это «Дон Жуан», «Свадьба Фигаро», два представления «Щелкунчика» и два «Лебединых озера»… Мне также хочется сказать о специальном вечере, который будет посвящен нашим лучшим солистам балетной труппы во главе с Ульяной Лопаткиной.

Также мы вновь покажем нашу последнюю премьеру – «Троянцев». Это очень современная, высокотехнологичная и весьма любопытная постановка. В последнем ее действии, по замыслу режиссера, мы увидим героев перемещенными в огромном пространстве на планету Марс. Это самая крупная французская эпическая опера, Берлиоз был ярчайшим композитором, он мечтал о невероятном проекте, который ему удалось реализовать. И теперь впервые в России он осуществлен на сцене Мариинского театра. Я думаю, что это событие можно взять на заметку очень многим.

Думаю, что эта святочная неделя для многих станет приятным сюрпризом, а для нас это хоть и огромные дополнительные усилия, но еще и осознание того, что, поскольку спектакли востребованы, театр будет полон все эти дни. Недавно мы были в Японии, потом в Америке, где с Аней Нетребко провели торжественный вечер, связанный с предстоящими гастролями Мариинского театра, а после этого в завершающую декаду декабря мы дали огромное количество спектаклей. И, на удивление, несмотря на предновогодние хлопоты, театр был полон. Это и есть наш ответ на вызовы времени. Так что, несмотря на трудности, о которых говорят, интерес и любовь к высокому искусству, мне кажется, не иссякают.

– На какой стадии сейчас строительство второй сцены театра?

– Строительство второй сцены Мариинского театра – это крупнейший проект, и прямо сейчас решается, какой будет акустика театра, какими будут интерьеры. Важен не только внешний, но и внутренний облик. Для достижения желаемого результата нужна большая работа, слаженность действий всех участников процесса. Мы все в Мариинском театре этим максимально озабочены.

Все знают, что мы построили великолепный акустический концертный зал Мариинского театра сами, без участия посторонних специалистов. Это проект,  целиком рожденный в наших стенах. А вот за Мариинскую сцену номер два отвечает Северо-Западная дирекция. И ответственность на них лежит огромная, я бы сказал, ответственность наивысшего напряжения. Потому что через месяц уже будет поздно говорить о том, удастся ли нам создать акустически совершенный театр. Дело в том, что в создании великолепной акустики есть точка невозврата, после которой, если не было сделано все для того, чтобы акустика была высшего качества, ее уже не восстановить. Сейчас нужен максимально точный и очень выверенный процесс обработки деталей специалистами, которые уже не раз и не два доказывали, что они могут создать акустически совершенный комплекс. Это на данный момент самое главное.

– Валерий Абисалович, в последнее время финансирование ряда организаций сократилось. Коснулась ли эта проблема Мариинского театра: изменится ли количественно в новом году его финансирование и насколько оно сопоставимо с финансированием западных театров?
– Сейчас говорить о финансировании театра мне кажется лишенным необходимости: государство очень здорово поддержало все театры. Это касается не только больших знаменитых строек в Москве и Петербурге, но еще и средств на творческую работу, вообще на функционирование всего огромного организма театра.
Полтора-два года назад Мариинский очень сильно отставал в финансировании от Большого театра. Около двух лет назад мы обратились с просьбой к Владимиру Владимировичу Путину, чтобы были учтены нагрузки, которые несет коллектив Мариинского театра. Я утверждаю: эти нагрузки втрое, вчетверо превосходят нагрузки наших коллег и в Москве, и здесь, в Петербурге, я говорю, в частности, и о первом оркестре Филармонии, и о коллективе Большого театра. В этом мы можем винить, а с другой стороны, поздравить только самих себя, потому что мы создали Концертный зал и увеличили темп до предела.

– О каком темпе идет речь?
– Специалисты знают, что и 300 спектаклей – это огромная цифра за сезон. А Мариинский театр дал 690 спектаклей и концертов по всему миру. В этом плане мы и не рассчитываем на адекватное увеличение бюджета. Больше того, по всей стране многие проекты, многие организации сейчас получают известия об уменьшении бюджетной поддержки. И мне кажется, что нам сейчас очень много надо будет думать, как рассчитать не только свои творческие силы, но и средства, которые выделяются театру.

С другой стороны, мои слова ни в коей степени не должны восприниматься как недовольство поддержкой государства – она всегда была щедрой и последние годы увеличивалась. Я думаю, что она должна быть на уровне Большого театра в Москве. А уж то, что мы будем вдвое, а то и в два с половиной раза больше давать спектаклей, я это гарантирую, все факты говорят за себя.

– Вы собираетесь ставить вопрос оплаты труда перед властями предержащими?
– Я не призываю акцентировать на нем внимание, просто за мной коллектив. Я же отвечаю прежде всего за коллектив, а потом уже отчитываюсь еще перед кем-то. Для меня главное, чтобы люди, которые работают в Мариинском театре, – кстати, они работают день и ночь – знали, что есть в стране адекватная оценка их труда, я уже не говорю о своей работе. Я провел сейчас, по-моему, 15 спектаклей и концертов подряд – это та норма, которую многие не вырабатывают и в год. А мы это сделали за две недели, вместе с оркестром, с хором, с оперной и балетной труппой. Мне кажется, что мы востребованы, публика явно демонстрирует интерес к работе Мариинского театра. Это также создает в Петербурге еще большую уверенность в том, что мы продолжаем оставаться одной из культурных столиц – европейских, мировых, не говоря уже о России.
Но вопросы финансирования не решаются в интервью, они решаются ответственными людьми, которые отвечают в принципе за поддержку культуры, образования, науки. Я думаю, что мы очень осторожно будем ставить перед ними эти вопросы. Повторяю, ни в коем случае, никогда не произойдет так, чтобы поддержка государства превосходила те усилия, которые мы будем предпринимать, чтобы она казалась чрезмерной. Благодарность наша – я уже об этом говорил – огромна. Мы смогли действительно очень многое сделать за последние десять лет, я бы даже сказал, двадцать лет. Я возглавляю театр уже двадцать второй год, у нас созданы многие-многие десятки новых спектаклей.

– Теперь даже сами москвичи признают, что столица музыкального театра в России – Петербург.
– Мы не соревнуемся в количестве премьер, но каждая новая премьера – это титанический труд людей, это колоссальные средства, огромные человеческие и творческие ресурсы. Но это всегда и событие, всегда шаг вперед – даже если премьера спорная. Потому что молодежь вовлекается в процесс – режиссеры, художники пытаются переосмыслить, а иногда и заново пересмотреть отношение к классике – рождаются новые произведения! Мы очень поощряем работу молодых композиторов, художников, режиссеров, художников по костюмам, по свету... В России есть нехватка талантливых композиторов, я могу об этом говорить совершенно определенно.

Сцена Мариинского театра сегодня для молодежи – это огромный трамплин, уникальный шанс. И этот шанс не все могут использовать на сто процентов. Не все, может быть, пока готовы. Но мы стараемся рисковать. И поддержка государства здесь является едва ли не решающей, потому что это не должно делаться за счет уменьшения оплаты труда артистов Мариинского театра. А здесь есть знаменитые артисты, и их немало.

– Какие творческие задачи театру предстоит решить в этом году?

– Я думаю, что ответ на главный творческий вопрос очень прост: темпы сбавлять не будем, постараемся пройти очередной кризисный год очень активным маршем. Мы не будем прятаться от проблем, будем их решать.

А так снова не могу не вернуться к проекту «Мариинский-2»: главное волнение в нем связано сегодня с неокончательной согласованностью в работе российских и канадских участников этого проекта. И здесь имеют значение не только голые контрактные обязательства. Акустика – как итальянский инструмент, скрипка Страдивари, которая весит 200 граммов, но стоит 10 миллионов долларов, потому что создано акустическое чудо. Каждый театр потенциально – это тоже акустическое чудо, тоже инструмент. Концертный зал, в котором мы выступаем, – тоже акустическое чудо. Столько денег, сколько всего ушло на этот зал, а также на новую площадь перед ним, – такие же средства уже ушли только на проектирование Мариинки-2. Но здесь мы это чудо уже создали, сами. Создаст ли это чудо коллектив Северо-Западной дирекции – это еще вопрос. А самое страшное – если этого не получится. Мне скажут: «Куда ж ты смотрел?» Вот чтобы этого не произошло, я стараюсь сейчас обратить внимание всех без исключения на то, что этот вопрос решается прямо сейчас.

Нам нужен театр с великолепной, желательно с наилучшей акустикой. Чтобы и знаменитые наши певцы, и только начинающие артисты могли петь в идеальных творческих условиях, не бороться с акустикой.
Это очень важно для всей нашей страны. Я утверждаю, что Россия является «рекордсменом» по количеству созданных новых театров…

– Неужели?
– Рекордсменом со знаком минус. Мы меньше всех крупных стран в мире построили новых залов и новых театров. Да, мы являемся рекордсменами по строительству плохих акустически залов: в Москве Дом музыки – печально об этом говорить! – один из самых плохих залов в мире по акустике. Я не хочу этот список пополнять нашим проектом. И я сделаю все, чтобы этого не произошло.

Дополнительные спектакли:

13 января – «Лебединое  озеро»  с  Екатериной  Кондауровой.
14 января – «Лебединое озеро» с Алиной Сомовой.
15 января – вечер балета при участии  Ульяны Лопаткиной.
16 января – «Дон Жуан» с Евгением Улановым в заглавной  партии.
17 января – в 16.00 и в 20.00 – «Щелкунчик»  (постановка  М. Шемякина).
18 января – «Свадьба Фигаро» (на русском языке, в переводе П.И. Чайковского).
19 января – в 18.30 «Троянцы» (совместная постановка с Дворцом искусств королевы Софии (Валенсия) и Польской национальной оперой).

Для студентов предусмотрены скидки на билеты.

Подготовила Алина Циопа
Курс ЦБ
Курс Доллара США
65.86
0.345 (-0.52%)
Курс Евро
74.68
0.133 (-0.18%)
Погода
Сегодня,
20 февраля
среда
-3
21 февраля
четверг
-5
22 февраля
пятница
-7
Ясно