Общество

«Право на надежду»

21 января 21:57

Очень немногие из нас пользуются услугами психологов, психотерапевтов – это не в нашей традиции. Но мир, в котором мы сегодня живем, – мир, наполненный стрессом, – таков, что без советов этих профессионалов трудно становится обходиться даже самым крепким, устойчивым из нас. Поэтому «лекари души» все чаще выходят на страницы газет, на экраны телевизоров. Влада Титова – врач-психотерапевт, психиатр, нарколог, кандидат медицинских наук, доцент кафедры психотерапии и психосоматики Санкт-Петербургской государственной педиатрической медицинской академии, ведущая программы «Остров надежды» на телеканале 100 ТВ, эксперт передачи «Право на надежду». Сегодня она – гость «НВ».

– С чем чаще всего обращаются люди к психотерапевту, психологу?
– С проблемами взаимоотношений в семье, между взрослыми и детьми. Много обращений, связанных с тревожно-депрессивным состоянием. Люди живут в постоянном стрессе, теряют возможность адаптироваться к этому стрессу, ресурсы самообладания в какой-то момент заканчиваются, организм уже больше не может сопротивляться такому уровню напряжения и начинает болеть. Иногда при этом возникают действительно тяжелые недуги – ишемическая болезнь сердца, язва желудка… В иных случаях уязвимой становится психика. Тогда появляются неврозы, тревожные и депрессивные расстройства или более тяжелые психические расстройства. Первые места среди тревожных расстройств традиционно занимают универсальные фобии: агорафобия (страх людных пространств), клаустрофобия (паническая боязнь закрытых пространств), страх высоты, страх оказаться без помощи в экстренной ситуации. Например, многие боятся поездок в метро, маршрутных такси, самолетах.

– Как вообще справиться со страхами?

– Все зависит от диагноза и причины заболевания. Страх может возникнуть как невроз, чаще всего на почве особенностей личности (тревожно-мнительной). В некоторых случаях со страхом могут справиться лекарства, а психотерапия – это уже второй этап помощи. Но в большинстве случаев можно обойтись без медикаментов и работать с помощью разнообразных техник, учитывая индивидуальность подхода к каждому пациенту.
Например, когда человек панически боится метро, терапевт сначала просто спускается с пациентом по эскалатору, потом, через несколько занятий, заходит вместе с ним в вагон и сразу выходит из него, потом проезжает одну остановку. И постепенно острота страха уходит, вырабатывается новый поведенческий навык. Со страхами можно работать и используя экспресс-приемы. Например, в вагоне метро можно начать дышать глубоко и медленно – с помощью дыхательных технологий можно очень быстро вызвать состояние релаксации. Есть техника резкого переключения внимания. Предположим, человек завязывает на запястье резинку, и в момент, когда подкрадывается паника, он резко оттягивает резинку, причиняет себе боль – и все внимание организма переключается на источник боли.

– Насколько СМИ, особенно телевидение, влияют на психоэмоциональное состояние человека? На экране столько катастроф, страшных болезней…
– Да, СМИ как очень мощный источник информации могут нанести вред и без того тревожному человеку, который считает, что находится в жизненном тупике. Но они могут быть и большим благом в отношении элементарной психогигиены – формирования у человека системы знаний о том, как себя вести в той или иной ситуации. На телевидении крайне необходимы программы, которые позволяют психологам, психотерапевтам поделиться своими знаниями с населением. Потому что не у каждого найдется даже минимальная сумма денег, чтобы обратиться за профессиональной помощью.

– У нас вообще нет культуры обращения к специалистам…
– Более того, все, что имеет приставку «психо-», вызывает по крайней мере холодок в душе у многих людей. И почему-то принято считать, что к психиатру, психотерапевту, психологу люди приходят только в случае возникновения очень серьезных проблем.

– Люди вообще склонны к самолечению. Многие из-за этого «подсаживают» себя на лекарственную зависимость…
– И с такой зависимостью мне приходилось сталкиваться. Многие препараты, особенно из категории транквилизаторов, способны формировать привыкание в достаточно короткие сроки. А люди, находящиеся в тревоге, мольбами или обманом уговаривают терапевтов, невропатологов выписывать им рецепты на эти препараты или достают их каким-то образом без рецепта. Люди приходят на прием впервые не только после нескольких месяцев, но и даже после нескольких лет употребления подобных препаратов. Потом достаточно сложно их отменять – может возникнуть синдром рикошета, когда после отмены лекарства состояние резко ухудшается. Более или менее безобидными являются препараты на основе трав, гомеопатические препараты и биологически активные добавки. Хотя мне приходилось сталкиваться и с такими случаями, когда БАДы тоже могли нанести вред психическому состоянию.

– Бывает, что людям даже нравится болеть, и в результате они действительно становятся хронически больными. Как выйти из состояния подобной ипохондрии?

– Это нередко встречается на практике и в психологии называется вторичной выгодой от болезни. Болезнь действительно помогает самоустраниться от действительности, которая для человека стала слишком сложной, неопределенной. Болезнь позволяет уйти от ситуации выбора, от принятия решения, которое дается нелегко. Особенно если существует страх совершить ошибку. То есть человек берет тайм-аут, пытается выиграть время. Другой выгодой от болезни является уход от ситуации повышенных требований со стороны окружения, жесткого ритма жизни, ритма работы. Когда человек просто истощается, он может спрятаться за болезнь. Третья типичная ситуация – это привлечение внимания к себе.

Сам факт возникновения заболевания, особенно тяжелого, волей или неволей привлекает сочувствие, понимание, жалость. Впрочем, иногда болезнь подсказывает нам, что пора отдохнуть. И в моей практике бывали случаи, когда люди на грани полного не только эмоционального выгорания, но и физического истощения игнорировали сигналы от организма, и в этот момент они ломали ногу или заболевали – организм сам укладывал их в постель. Обмануть потребность в отдыхе еще никому не удавалось.

– Сейчас очень модно говорить: «Мне плохо, я в депрессии». Насколько люди могут адекватно оценить свое состояние, депрессия это или нет? Или если да, то как от нее избавиться?
– Депрессия тоже иногда является вариантом привлечения к себе внимания окружающих. Главным ее признаком считают сниженное настроение, которое держится не менее двух недель подряд, возникающее как в связи со стрессовым событием, так и без него. Настроение это может колебаться от эмоциональных всплесков до подавленности. Для депрессии тревожного варианта характерна неусидчивость, постоянное ощущение напряжения, тревожные ощущения в отношении будущего, возникновение на этой почве каких-то страхов. При классическом меланхолическом варианте депрессии человек находится в заторможенном, безразличном состоянии, у него замедляются движения, мысли, он постоянно гнетет себя переоценкой прошлого, думает о своих ошибках, винит и раздражается на себя, чувствует свою никчемность, все это переносит на настоящее, а потом и на будущее и понимает, что ничего уже не исправить, возможности упущены, и от этого состояние только усугубляется.

Для депрессии также характерно снижение различных форм влечений – сексуального, гастрономического, даже инстинкта самосохранения, что приводит к суицидальным мыслям у ряда больных. Депрессия проявляется и на соматическом (телесном) уровне – это запоры, нарушение сухости и влажности кожи, снижение массы тела, некоторые начинают седеть не по годам и т. д.

– Если человек один раз побывал в депрессивном состоянии, значит ли это, что он приобрел «иммунитет» к такому состоянию или, наоборот, стал более подвержен ему?
– На мой взгляд, нельзя сказать ни того, ни другого – депрессия депрессии рознь. По данным ряда исследований, которые проводились за рубежом, до 95 процентов людей переносят в разные периоды своей жизни тот или иной депрессивный эпизод, достаточно серьезный по своей тяжести. И наверное, при нашем образе жизни это становится уже своеобразным вариантом нормы. Но ведь далеко не все склонны к повторению.

– ВЦИОМ провел исследование, согласно которому, несмотря на кризис, большинство россиян счастливы. С чем это может быть связано?
– Я очень рада за своих соотечественников, что они не теряют оптимизма. Кстати, физиологи измерили, что такое настоящее. Оказалось, что это всего десять микросекунд – то, что еще не стало прошлым, но пока и не стало будущим. Это то мгновение, когда можно почувствовать себя счастливым. И большая жизненная мудрость заключается в том, чтобы эти моменты замечать.

– Ритм жизни у нас очень динамичный, тем не менее все больше людей чувствуют себя одинокими. Как преодолеть это ощущение?
- Еще Шекспир сказал, что нигде не чувствуешь себя таким одиноким, как среди близких людей. У нас становится все меньше телесных контактов. Одиночество может быть по-настоящему опасным, поскольку мы лишаем себя общения друг с другом. В погоне за порой утопическими целями, карьерным ростом мы не замечаем чего-то намного более важного. Вовремя не сказанные слова, непроявленные чувства мы откладываем на потом, но «потом» может не случиться. Марк Твен говорил, что очень немногие люди живут сегодняшним днем, но многие из нас готовятся жить позднее. Казалось бы, что может быть проще – подойти к другому человеку, сказать пару добрых слов, обнять? И тогда хотя бы на одного одинокого станет меньше.

– Многие ищут общения в интернете. Есть ли в этом плюсы?
– Есть, но виртуальное общение никогда не заменит личного. Когда вы смотрите в глаза человека, когда касаетесь его руки, это настолько обогащает ваше состояние, что никогда никакие виртуальные сети этого не заменят. Я регулярно сталкиваюсь с зависимостью от интернет-общения. Недавно консультировала парня, который за общением на форумах проводит не менее 12–14 часов в сутки.

– Одиночество порой может привести к социальным девиациям – отказу от создания семьи, от воспитания детей. С чем это связано?
– Это тревожные сигналы, показывающие разрозненность в обществе. Что в нем нет общепринятых ценностей, векторов развития. С одной стороны, кризисами мы развиваемся и движемся, но с другой – это приводит к возникновению массы отклонений. Каждое время накладывает свой отпечаток на социум и приносит свой пласт проблем.

– Что бы вы пожелали читателям «НВ» для комфортного ощущения себя каждый день?
– Нужно просыпаться с удовольствием и говорить себе пару приятных напутствий на день. Не нужно загадывать глобальных желаний, которые невозможно исполнить и что может привести к разочарованию. Ведь почти все в этой жизни зависит от нашего внутреннего состояния.


из практики влады титовой

«Когда он говорил о статуях, у него дрожал голос»

– Самый необычный страх я хорошо помню. Ко мне обратился мужчина, который пожаловался на то, что он боится гипсовых статуй и барельефов. Мне сразу взгрустнулось: я подумала, что речь пойдет о достаточно серьезном психическом расстройстве, потому что уж слишком необычный страх. Но потом с удивлением обнаружила, что мышление мужчины в идеальном порядке, эмоциональная сфера тоже, а вот страх действительно очень силен. Когда он начинал говорить о барельефах и статуях, у него дрожал голос. Наконец он мне раскрыл свою тайну. Однажды на него упал гипсовый барельеф и едва не лишил его жизни. Он долгое время провел в реанимации и с тех пор панически боится статуй.

«Ему была необходима профессиональная помощь»

– Недавно мне пришло письмо от родственников молодого человека, находящегося в тяжелом состоянии. На фоне расставания с подругой и лишения работы он потерял свое место в жизни и, не справившись с такой жизненной ситуацией, бросился под поезд. К счастью, остался жив. Получив множественные травмы, он долгое время восстанавливался в больнице, но после выхода из нее он снова не обратился за помощью. И выбросился из окна. В настоящее время он с переломами позвоночника находится в реанимации, ему сделали одну операцию, и мать с трудом собирает деньги на вторую. И хорошо, что сейчас все задумались о том, что причиной такого поведения стала невыносимая душевная боль, что этому парню просто необходима была профессиональная помощь.

«Представьте стресс ребенка, когда мама стала превращаться в папу»

– Однополые браки я однозначно считаю девиацией, которая может привести к катастрофе. Встречаются и более тяжелые случаи. Я вспоминаю ситуацию, когда человек не мог определиться со своей половой принадлежностью. Он родился девочкой, но родители воспитали его как мальчика, поскольку не хотели ребенка женского пола. В подростковом возрасте он попробовал быть девочкой, но ничего не вышло, и он очень страдал. Он влюблялся в девочек, поскольку чувствовал себя скорее мальчиком. Позже он принудил себя жить с мужчиной, родил ребенка, но после этого понял, что не может более оставаться женщиной, и решил сменить пол. Представьте себе стресс ребенка, когда мама на глазах начала превращаться постепенно в «папу»… Это, конечно, редкий случай, но такое сложно забыть.

Беседовала Камилла Нигматуллина
Курс ЦБ
Курс Доллара США
76.33
0.294 (0.39%)
Курс Евро
87.02
0.161 (0.19%)
Погода
Сегодня,
19 января
среда
0
20 января
четверг
+1
21 января
пятница
-4