Северо-Запад

Военное кладбище оказалось ненужным?

04 май 13:24

Могилы узников концлагерей, похоже, не интересуют наших чиновников

В преддверии 65-летия Победы под Выборгом могло бы появиться еще одно военное кладбище. Правда, существует оно с 1941 года, но с момента освобождения города никто из чиновников так и не позаботился о том, чтобы признать его официально, – здесь погребены узники финского лагеря Тиенхаара. Ведь лишь спустя многие годы после войны пленных тоже стали признавать солдатами, а не предателями и их семьи избавились от позорного клейма. Впрочем, и к нынешнему 9 Мая это захоронение вряд ли обретет положенный статус…

О тех, кто содержался в финских лагерях, пока страна Суоми воевала на стороне Германии, известно совсем мало. Их родные часто даже не знают, где искать следы пропавших.

Лида Смунева тоже не знала, где искать своего отца, пропавшего в 1941 году. Она встретила войну 10-летней девочкой. Возраст достаточный, чтобы хорошо помнить ушедшего на фронт рабочего Андрея Осиповича Смунева. Лидия Андреевна, всю жизнь проработавшая учителем французского языка в Ленинграде, рассказывает, что даже ее старшая сестра, которая успела повоевать, не знала, где искать отца:

– На все запросы приходил один ответ: «Пропал без вести». Но один раз мне написали: «Умер в финском плену». И все. Ни одной зацепочки. С Финляндией тогда никаких контактов не было, это теперь туда народ на выходные ездит по магазинам.

Обратиться в Финский Красный Крест Лидию Андреевну побудил случай. Она была в туристической поездке по Латвии и увидела кладбище концлагеря, где лежали советские военнопленные, на которых, как ей сказали, фашисты испытывали новые лекарства. Стоя над могилами замученных солдат, она поклялась в душе во что бы то ни стала узнать, где умер ее отец.

Через Финский Красный Крест, а в дальнейшем и через генконсула Финляндии уже в годы правления Собчака Лидия Андреевна узнала, что солдат Смунев умер в концлагере местечка Тиенхаара под Выборгом, сейчас это окраина поселка Селезнево. Спустя годы переписки – ведь ей приходилось прибегать к услугам переводчика с финского, редкого в те времена, – она получила искомые сведения: ее отец похоронен там же, в Тиенхааре, и даже номер могилы известен.

– Когда я туда приехала, – рассказывает Лидия Андреевна, – никакого кладбища там не числилось, а на этом месте были просто поляны, заросшие сорной травой и кустами. Рядом разрастался дачный поселок.

Одной из дачниц оказалась Мария Александровна Никитина, выборжанка, фронтовичка. Она и взяла на себя добровольную обязанность следить за местом погребения советских солдат, чтобы там не устраивали ни карьер, ни свалку, ни огород. Когда другие дачники узнали, что здесь хотят поставить памятник военнопленным, они, как это дико ни звучит, устроили скандал. Интеллигентные, по словам Лидии Андреевны, люди писали в администрацию Выборгского района: «Не хотим жить рядом с кладбищем, только костей нам тут и не хватало, мы сюда отдыхать ездим». Скромный памятник они выкапывали и выбрасывали в кусты. Старики Никитины находили его и ставили обратно.

Сейчас к 65-летию Победы выборгская районная администрация в раздумье: то ли признавать «самодеятельное» кладбище, то ли нет. Если признать – его надо ставить на учет и ухаживать за ним. Проще не признать, сделать вид, что его нет, – тогда меньше хлопот. Выборгский совет ветеранов придерживается того же мнения: и без этого кладбища хлопот много, а денег мало. Родственникам погибших в концлагере надо – пусть они и стараются.

На руку выборгским чиновникам то, что архивы лагеря хранятся в Финляндии, то есть в нашей стране нет ни одного документа, подтверждающего захоронение на этом клочке земли военнопленных лагеря № 6. Зато в Национальном архиве Финляндии эти данные есть – откуда, собственно, их и прислали в свое время Лидии Андреевне. Более того, там есть данные о большей части советских военнопленных, умерших в финских концлагерях. А умерло их, по данным финского ученого Ларса Вестерлунда, 19 085 человек.

Мрачный парадокс заключается в том, что страна-победитель не озабочена поиском своих погибших. Зато побежденная страна скрупулезно подсчитывает чужие потери. В книге Ларса Вестерлунда, посвященной советским военнопленным, перечислен даже этнический состав заключенных: сколько казахов, сколько татар, сколько води, сколько украинцев, евреев, русских, чеченцев... Финны педантично записывали: полное имя, дату рождения, национальность, когда поступил, когда умер, причину смерти, место захоронения и номер могилы. В архивах не хватает малости – тех документов лагеря № 6, которые погибли при бомбежке 1944 года. Первая часть бумаг доехала до Хельсинки и сейчас хранится в Национальном архиве, вторая часть погибла, третья осталась в Тиенхааре и находится в Ленинградском областном архиве в Выборге.

Лидия Андреевна нашла своего отца и может приехать на его могилу. Вслед за ней еще несколько родных узников Тиенхаары нашли своих отцов, братьев, мужей. Но большая часть из 19 с лишним тысяч умерших в финском плену солдат родными не найдена не потому, что нет документов. Они есть. На некоторых кладбищах в Финляндии есть даже плиты с именами военнопленных. Но наши граждане часто не знают, с чего начать поиск. Для них мы даем три адреса, по которым могут найтись сведения.

Начинать лучше с Выборга – это все-таки доступнее, чем Финляндия. Адрес Ленинградского областного государственного архива:

г. Выборг, ул. Штурма, 1. Если там сведений нет, нужно обращаться уже к финской стороне: в центральное бюро Красного Креста Финляндии (адрес можно узнать в Российском Красном Кресте на сайте www.redcross.ru) и в Национальный архив Финляндии (сайт архива www.arkisto.fi). На странице http://www.poxoronka.ru/forum?func=view&catid=17&id=220#591 размещен неполный список умерших в лагере Тиенхаара.

Это наши с вами родные. Они сражались за Родину. Фраза «Никто не забыт, и ничто не забыто» не должна оставаться пустым дежурным лозунгом.

 

Татьяна Хмельник
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.55
0.186 (0.28%)
Курс Евро
75.55
0.006 (0.01%)
Погода
Сегодня,
22 января
вторник
-14
23 января
среда
-13
24 января
четверг
-18
Ясно