Спецпроект

Оптимистичные прогнозы не оправдались

01 июня 00:00

 

Атомный ледокол «Россия», направляющийся в район Канадской котловины (это одна из самых суровых частей Арктического бассейна) для снятия со льдины дрейфующей станции СП-37, находится в пути уже почти две недели. Оптимистический прогноз ученых предполагал, что благодаря разрывам в ледяном покрове Арктики судно сможет достичь места дрейфа полярников через 7–9 дней после выхода из Мурманска (это случилось вечером 15 мая). Однако прогнозы не оправдались – большинство разрывов затянуты толстым льдом, через который ледоколу приходится пробиваться часами. «Россию» отделяется от СП-37 около 400 миль. За последние сутки удалось пройти расстояние примерно в 100 километров…

– С Чукотского моря надвигается антициклон, – рассказал корреспонденту «НВ» руководитель экспедиции «Высокоширотная Арктика – 2010» Владимир Соколов. – Начнется движение ледяного покрова, и это может привести к тому, что лед разойдется, и ледоколу будет легче. С другой стороны, возможен и противоположный вариант – лед, наоборот, сплотится, и движение будет затруднено.
Пока же «Россия» идет в однолетних льдах толщиной примерно полтора метра, обходя наиболее толстые ледовые участки. Когда судно
выйдет на курс к дрейфующей станции и пойдет на север, двигаться станет гораздо труднее, так как придется преодолевать старые льды (их толщина может превышать два метра) и пройти сквозь дрейфораздел. Ориентировочно это случится 2–3 июня.
– На станции все стабильно, – продолжает руководитель экспедиции. – Полярники ожидают нашего прибытия, и когда ледокол достигнет СП-37, практически все строения должны быть разобраны – можно будет сразу же приступить к погрузке материалов и оборудования на борт.

будни полярника

О трусливых собаках, полярном туалете и настоящей бане

Помимо подготовки к предстоящему снятию СП-37, проведения метеонаблюдений и замеров льда участники «Высокоширотной Арктики – 2010» ведут на «России» и научно-просветительскую работу. Речь идет о ежедневных лекциях. В 17 часов, аккурат после вечернего чая (так здесь именуют полдник), в лектории ледокола рассказывают о метеорологических исследованиях, работе полярных станций, образовании ледовых островов и многом другом. Причем подается это настолько доступно, что даже люди, совершенно не связанные с наукой (например, я), все понимают и слушают лекторов с огромным интересом. Кроме того, полярники с удовольствием рассказывают различные истории, произошедшие с ними во время зимовок. Несколько из них записал корреспондент «НВ».

Медведь залез на торос и съехал с него на пятой точке

Вместе с 15 полярниками на станции СП-37 ждут снятия со льдины две собаки – Дик и Динка. Животным впору давать награды за долгие зимовки, ведь они, по сути, провели на различных СП всю свою жизнь, попав в Арктику еще малышами.

Дика исследователи взяли с собой с острова Диксон (собственно из-за этого он и получил свое имя). А вот почему вторую собаку назвали Динкой, история умалчивает. Известно лишь, что на станцию она попала щенком с острова Котельный.

Собаки, как рассказали корреспонденту «НВ» ученые, на станциях нужны для того, чтобы отпугивать медведей. Правда, в случае с Диком и Динкой это правило работает весьма оригинально. Собаки прекрасно чуют самых опасных арктических хищников, но…

– У нас с ними заключен своеобразный молчаливый договор, – рассказывает участник нескольких экспедиций, врач Андрей Галкин. – Как только собаки учуют медведя, они ко мне жаться начинают. Несколько раз это нас реально спасло.

– К нам на станцию медведи дважды заходили, – подхватывает участник зимовки на СП-36 Сергей Кузьмин. – Первый раз медведица с медвежатами – когда Дик и Динка еще маленькими были. Тогда они залезли под один из домиков и лаяли оттуда довольно противно. Мы хищников отпугнули выстрелами из ракетницы и ружья. А через несколько месяцев забрел молодой самец, они его испугались, Дик скулил, а Динка вообще куда-то пропала. Чтобы его прогнать, хватило трех залпов из ракетницы. Было забавно наблюдать, как он залез на торос и почти как человек съехал с него на пятой точке.

На станции у Дика и Динки родились щенята, но, к сожалению, ни одному из них не удалось выжить в суровых арктических условиях.


Сочинения Мао не тронули даже в туалете

Одно из самых главных мест на СП – отхожее. Справляя естественную нужду на лютом морозе (в зимние месяцы температура опускается почти до минус 50 градусов), недолго и заболеть, а то и отморозить что-нибудь. Поэтому большинство полярников подходит к сооружению туалета (обычно вокруг вмороженной в лед пустой бочки сооружают деревянный щитовой домик) весьма ответственно. Причем иногда здесь можно встретить такие книги, которых днем с огнем не сыщешь в библиотеках.

– На одной из станций в туалете лежал том собраний изречений Мао Цзэдуна, – говорит участник экспедиции «Высокоширотная Арктика – 2010» Сергей Фролов. – Не знаю, открыл ли его кто-нибудь хоть раз, но, когда я вернулся на станцию в составе временной экспедиции, он оставался на том же месте и из него не было вырвано ни единой страницы.

Аэродром, сделанный своими руками

Единственная дрейфующая станция, льдина которой за год практически не претерпела никаких структурных изменений, – СП-36. Более того, исследователи сумели обустроить на ней самую настоящую взлетно-посадочную полосу. Причем сделали это в буквальном смысле слова собственными руками с помощью одного лишь трактора.

Для начала на льдине выбрали подходящее место – полоса должна быть не меньше километра в длину. Затем тракторист расчистил поверхность, по возможности постаравшись выровнять ее. Но соорудить на льдине идеально ровный участок, да еще такой большой, было физически невозможно – через каждые несколько десятков метров оставались бугорки и холмики. Поэтому полярникам пришлось вооружиться бензо- и электропилами и резать их на небольшие ледяные квадраты, которые затем вручную сбивались ломами. А оставшиеся ямки заливали водой, чтобы привести взлетно-посадочную полосу в надлежащий ровный вид.

– Полоса получилась очень качественной, – вспоминает гидролог Александр Ипатов. – Правда, сел на нее всего один самолет – когда наши немецкие коллеги доставили на СП-36 группу исследователей и научное оборудование. Они наши усилия оценили по достоинству – говорили, что место для посадки и взлета очень удобное.

Российский самолет над полосой тоже пролетал, но садиться пилоты не стали, ограничившись сбросом груза.

– Они тогда доставили немного продовольствия, – продолжает Сергей Кузнецов. – Точно помню, что там был замороженный омуль и замороженная оленина. Деликатесы пришлись весьма кстати. Хотя на станциях никто не голодает – продовольствия берется с избытком, да и коки на славу стараются. Однажды на Новый год испекли огромный торт, который с трудом поднимали два человека. Ели его до Рождества.

Возвращаясь к взлетно-посадочной полосе, заметим, что зарубежные полярные исследователи очень широко используют самолеты для высадки и снятия станций, а вот у нас такая практика постепенно исчезает – российских полярников высаживают и забирают ледоколы.


Из бани – прямо в снег

Жизнь полярника на станции сопряжена со множеством лишений. Этим героическим людям приходится на долгие месяцы отказываться от любимых развлечений и хобби. Но вот в посещении бани они себе отказать не могут. Тем более что баня на льдине – практически единственная возможность хорошенько погреться. Поэтому хорошую баню берегут как зеницу ока, следят за ее состоянием и передают «по наследству» со станции на станцию. Прошедший уже три зимовки на льдине банный домик – среди тех строений, которые должны разобрать и поднять на борт ледокола «Россия» участники экспедиции «Высокоширотная Арктика – 2010».

– Эту баню несколько лет назад построил мастер на все руки Алексей Алексеевич Висневский, начальник СП-35, – рассказывает Андрей Галкин. – Причем построил исключительно своими руками и в одиночку. Поставил каркас, настелил пол, стены проложил утеплителем. Мы потом только помогали ее переносить. Баня получилась что надо! С тех пор ее обязательно берут с собой члены экспедиций, которым предстоит дрейфовать на льдине. Однажды баня немного завалилась на бок, когда льдина начала трескаться. Но полярники просто перенесли баню в другое место, и с ней ничего не случилось – на совесть сделано!

Основу бани составил агрегат накаливания финского производства, который обложили специально привезенными из Петербурга камнями, способными долго удерживать и отдавать жар. Питание на элементы накаливания подается с помощью небольшого дизель-генератора, работающего только на обеспечение потребностей бани. Уже на станции рядом с ней поставили небольшую душевую, а между домиками соорудили удобный тамбур. Алексей Висневский не поленился даже сделать две полки, на которых полярники могут наслаждаться теплом, когда за стенами лютует суровый арктический мороз. Время пребывания в парилке обычно строго лимитируется. Если состав участников СП не превышает десяти человек, каждому на мытье в бане выделяется один час в день. А когда в экспедицию едут 15 человек и более – по два часа на три человека.

– При желании из бани можно и в снег нырнуть, у нас такие любители были, – смеется Андрей Галкин. – А во второй половине зимовки у бани протаял лед и образовался естественный бассейн с талой водой. Туда разгоряченные полярники тоже ныряли. Вода – как в проруби.

 

Никита Рубцов
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.76
0.32 (-0.48%)
Курс Евро
76.14
0.815 (-1.07%)
Погода
Сегодня,
16 января
среда
-5
17 января
четверг
-5
18 января
пятница
-9