Общество

Петербургу не хватает «центристов»

05 май 13:32

 

Судьбу крупных архитектурных проектов, включая «Лахта-центр», должно решать умеренное большинство

История с «Охта-центром» закончена, но уроки ее не осмыслены. За что боролись? И как будут разрешать конфликты по поводу новых проектов в Петербурге?

На первый взгляд все кажется простым и понятным: градозащитники при поддержке населения не позволили крупному бизнесу («Газпрому») и власти реализовать проект, который, по мнению градозащитников, не вписывался в архитектуру Петербурга. Общественность победила. Но над кем была одержана победа: над газовым концерном и властями – или заодно над той половиной населения города, которая, по данным соцопросов, доброжелательно относилась к «Охта-центру»? И почему общественность не замечала десятки других проектов, которые сейчас официально признаны архитектурными и градостроительными ошибками?

Это не праздные вопросы. ХХI век подарит Петербургу еще немало крупных проектов. Один уже на подходе – «Лахта-центр» того же «Газпрома», крупный общественно-деловой квартал, во многом напоминающий своего предшественника, но – на максимальном удалении от центра города, за чертой существующей застройки и с еще не определенными высотными параметрами. Однако нет гарантии, что градозащитники и экологи не ополчатся и на этот проект. Ведь можно объявить, что он разрушит архитектурную среду Приморского района, что его здания будут мешать птичьим стаям и рыбным косякам…

Как должны выстраиваться отношения горожан, бизнеса и власти, чтобы споры не перерастали в конфликты, а конфликты – в войны? Для обсуждения этих вопросов в Петербурге под эгидой российской Гильдии управляющих и девелоперов собрались специалисты с международным авторитетом. Речь шла о том, как разрешать общественные конфликты в процессе развития городских территорий. Ведь такого рода споры идут во всех крупных городах мира.

Марти Кристи, заместитель генерального директора французской компании BVA, привела в пример строительство стеклянных пирамид в Лувре и высотного делового квартала Дефанс в трех километрах от Триумфальной арки в Париже. Сколько копий было сломано, но – в итоге Париж ничуть не утратил своего очарования и привлекательности для туристов. Джон Смуртвейт, президент малазийской TSN Malaysia, напомнил, что известный на весь мир оперный театр в Сиднее тоже вызывал протесты. В Токио до 80-х годов не строили небоскребов не только из-за боязни землетрясений, но и ради сохранения привычного облика города. Однако кто сейчас может представить Токио без высоток? Вильма Скарпио, президент итальянской DOXA S.P.A., привела в пример Флоренцию – жемчужину итальянской архитектуры. Там тоже были споры – по поводу современной пристройки к зданию оперного театра, строительства новых зданий, но – город развивается. Дом самой Вильмы Скарпио стоит рядом с церковью III века, здесь же намечено строительство нового района – и это будет очень удачное сочетание. Наверное, несколько высокомерно было бы утверждать, что жители Парижа, Флоренции, Токио, Лондона и еще десятков крупных городов – соглашатели, которые идут на поводу властей и бизнеса, и только мы, петербуржцы, такие принципиальные в вопросах архитектуры. Может, все наоборот – они умеют совершенствовать то, что досталось от предков, сочетать старое и новое, а мы умеем лишь бороться против новой архитектуры?

Впрочем, говорить применительно к горожанам «мы» в корне неправильно. Социология выявила следующую структуру общественного мнения в больших городах: 10 процентов – это прогрессисты, сторонники развития, другие 10 процентов – убежденные идейные консерваторы, а 80 процентов голосуют за тех, кто красивее и громче выступает. Этот расклад озвучил директор Balkan British Social Surveys – Gallup International (болгарского подразделения самой авторитетной социологической службы мира) Андрей Райчев. По его словам, прогрессисты и консерваторы никогда не договорятся – они вечные антагонисты. Поэтому 80 процентов «нейтралов» должны не наблюдать со стороны, кто победит, а определить собственные позиции.

Идею коллеги подержал президент РОМИР Андрей Милехин: мнение горожан нужно учитывать, но учитывать и то, что среди них не может быть единодушия. Протестные настроения часто появляются просто из-за того, что людям плохо объяснили суть проекта или проявили к ним неуважение.

Казалось бы, как просто: объясни людям суть нового проекта – и жди вердикта большинства. Именно такой механизм предлагает один из самых известных градозащитников Петербурга – директор Центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов.

Однако еще один социолог – вице-президент BBSS Gallup International Association Кынчо Стойчев – на это отвечает, что даже большинство часто не бывает право. Тему продолжил Андрей Райчев:

– Любая социальная реформа вызывает протесты. Посмотрите на Европу – какие там бури были по поводу повышения пенсионного возраста! Большинство выступало против – но ведь приняли же это непопулярное, зато необходимое решение. Аналогичная реакция была в США на реформу системы здравоохранения – ее тоже провели вопреки мнению большинства. Большинство не всегда неправо, но и считать его непогрешимым судьей тоже нельзя. Двигателем прогресса, как показывает история, всегда было меньшинство.

К теме градостроительства разговор вернул исполнительный директор Гильдии управляющих и девелоперов Павел Гончаров:

– Очень часто бизнес становится заложником борьбы общественности с властью. Любой бизнес-проект, который поддерживает власть, становится объектом критики.

По мнению Райчева, конфликт в Петербурге подогревала нелюбовь небогатого в целом населения к крупным корпорациям. Но так происходит во всем мире. Корпорации и не нужно любить – нужно лишь уметь пользоваться тем, что они могут дать. «Газпром» мог дать очень много, однако не только в России, но и во всех странах бывшего соцлагеря люди воспитаны так, что стесняются говорить о деньгах, о выгодах. Хотя потеря денег пока еще не украсила и не помогла сохранению ни одного города.

Обобщая мнения участников дискуссии, можно сказать, что большинство из них продемонстрировало единство взглядов: общественные дискуссии по поводу крупных проектов необходимы, но судьбу этих проектов нельзя решать простым голосованием. Против большинства выступил, как и ожидалось, самый горячий сторонник правоты большинства градозащитник Александр Карпов. Он не слишком уважительно отозвался о социологии и подчеркнул, что социологи в архитектуре не разбираются. И вообще интеллектуальный уровень дискуссии на этом круглом столе, по его мнению, недопустимо низок, петербургские градозащитники давно этот уровень превзошли. Примеры удачного сочетания старой и новой архитектуры в других городах ничего не доказывают: соседство старых и новых зданий противоречит нашей петербургской культуре.

В итоге девелоперы и социологи не смогли предложить готовых рецептов: как именно не допускать конфликтов в ходе рассмотрения крупных проектов, как учитывать общественное мнение, но не оказаться в плену протестных групп. Выяснилось, что какого-то универсального механизма согласования в мире нет. В европейских городах мнение простых жителей выражают муниципальные власти, советуя и подсказывая городским. В Петербурге работает механизм общественных слушаний, большую роль играет Градсовет, но и это не гарантирует от конфликтов. На самом деле во всех странах последнее слово в такого рода спорах остается за властями. И если их решение не устраивает людей, на выборах они голосуют за другую власть.

Правда, в Петербурге не сработал ни один из этих механизмов. Городские власти сначала горячо поддерживали этот проект, потом внезапно от него отреклись. Многие горожане, судя по дискуссиям в интернете, осуждали концепцию «Охта-центра», а потом, после ее похорон, вдруг стали ее сторонниками. Хотя, возможно, эта история чему-то нас научила. И дискуссии по поводу новых крупных проектов, включая «Лахта-центр», не перерастут в войну на уничтожение.

 

Владимир Владимиров
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.43
0.179 (0.27%)
Курс Евро
75.39
0.003 (-0%)
Погода
Сегодня,
15 декабря
суббота
-5
16 декабря
воскресенье
-11
17 декабря
понедельник
-12