Экономика

Градозащитники победили… свой город

06 августа 08:13

«Блестящая победа» над «Охта-центром» фактически заморозила все крупные строительные проекты и на порядок снизила инвестиционную привлекательность Петербурга

Из «искры» отмененного «Охта-центра» разгорелось даже не пламя, а настоящий пожар, сжигающий все крупные девелоперские проекты Петербурга (за исключением строительства типовых многоэтажек) и остановивший реконструкцию старого фонда. Градозащитники и экологи, в среде которых с конца прошлого года популярен лозунг: «Мы победили «Охта-центр», значит, победим и…», теперь действительно побеждают всех без разбора.

Нельзя категорически утверждать, что суды теперь боятся градозащитников. Хотя после прошлогодней истории, когда суды много раз подтверждали законность строительства «Охта-центра», а потом вдруг заняли прямо противоположную позицию, судьи при рассмотрении градостроительных споров, наверное, чувствуют себя не в своей тарелке. Но помимо боязни, на руку защитникам и неразбериха в градостроительном законодательстве: охранные зоны наползают на границы зон регулируемой застройки, общие границы охранной зоны, которая будет в списке ЮНЕСКО, рождаются в муках и еще не утверждены, а дарованный Петербургу статус исторического поселения требует согласования всех проектов в Минкульте. Поэтому инвесторы предпочитают даже не доводить дело до судов, а просто отступают.

Пожалуй, общее мнение специалистов по недвижимости и градостроительству недавно высказал вице-президент российской Гильдии управляющих и девелоперов Александр Ольховский:

– С ноября минувшего года и до сих пор ни один проект планировки в Петербурге согласовать было невозможно. Заниматься девелопментом территорий – все равно что ходить по минному полю, на котором ты уже стоишь. Мы можем прийти к полной приостановке градостроительных процессов.

И то сказать – 124 новых проекта (по данным девелоперов) отклонены как не соответствующие высотности, десятки инвесторов отказались от планов реконструкции зданий в центре.

– Нереализованных проектов – тьмы и тьмы, – отмечает генеральный директор инвестиционно-строительной компании «Петрополь» Марк Лернер и уточняет: – Три миллиона квадратных метров потеряно или пять – сказать не могу, но точно более миллиона.

Тем временем архитектор Никита Явейн, кстати, бывший глава КГИОПа, заявил:

– Лично я уже в течение года не беру новых проектов, если они затрагивают центр города.

Потери – в квадратных метрах, в интересных проектах, а главное – в инвестиционной репутации Петербурга, конечно, обидны, но возникает законный вопрос: а что мешает девелоперам и инвесторам просто договориться с градозащитниками? Сели за круглым столом, обсудили тот или иной проект, пошли на взаимные уступки – и никаких скандалов.

Но в том и проблема, что договориться с градозащитниками невозможно в принципе – по одной простой причине: нет никакого единого градозащитного движения, с которым можно вести диалог. А есть больше 25 общественных организаций, движений, партий, союзов: «Живой город», Лига избирательниц, Правозащитный совет, «Автономное действие», группа ЭРА, экологическая организация ЭКОМ, «Левый фронт», «Молодежное «Яблоко», Объединенный гражданский фронт, «Солидарность», Движение гражданских инициатив… В свободное от борьбы с инвесторами время они охотно выясняют отношения друг с другом. И поэтому любая договоренность инвестора с парой-тройкой организаций из этого списка остальных только раззадорит. Тем более, как говорят девелоперы, целью многих «защитников» является получение «отступных».

Хотя, конечно, это далеко не единственный мотив. Политические организации стремятся повысить на градозащитной теме свои рейтинги. К примеру, если бы «Яблоко» попыталось собрать людей для обсуждения своей экономической программы, на это мероприятие, можно предположить, пришло бы от десяти до ста человек. А вот на один из «Маршей в защиту Петербурга» «яблочникам» (вкупе с временными союзниками) удалось вывести 3 тысячи – огромный успех.

Общественные же организации, не занимаясь впрямую политикой, тоже хотят иметь политический вес. Скажем, экологи добиваются права выступать в качестве экспертов крупных проектов – это реальная власть и, возможно, деньги.

Ну а рядовые участники этих маршей и митингов – пехота градозащитного движения – протестуют просто потому, что протестуют. Да, по отдельным проектам у них были разум­ные требования: не вырубать сквер, не ставить новый дом на детской площадке, не сносить гаражи до того, как инвестор построит новые автостоянки. Но если поговорить с участниками митингов, выяснится, что у них гораздо более глубокие (и не имеющие отношения к архитектуре) причины для протеста. Большая часть протестантов (придите на любые общественные слушания или митинг) – это пенсионеры, бюджетники и молодежь, не имеющая стабильных источников дохода. То есть люди, обиженные и на власть (за низкие пенсии и зарплаты, за трудности при устройстве на работу), и на своих более благополучных сограждан.

Их логика понятна: «Почему это я живу в коммуналке/хрущевке, а какие-то жулики, хапуги, нувориши будут покупать себе дорогущие квартиры в новом жилом комплексе под окнами моего дома? Почему я всю жизнь работал в душном кабинете, а газпромовцы хотят сидеть в роскошных офисах с видом на весь город? Я не могу устроиться на работу даже в магазин и тем более никогда не устроюсь в «Газпром нефть» – так что долой офис «Газпром нефти» из Петербурга!» Впрямую критиковать власть опасно – сугубо политические акции по 31-м числам жестко пресекаются. А вот под лозунгом защиты Петербурга, защиты экологии – сколько угодно. Особенно после «блестящей победы» над «Охта-центром».

Если бы эта обиженная и активная часть населения добивалась внимания обычными политическими средствами, как в Европе, – митингами, шествиями, забастовками, работой в общественных организациях, – все было бы нормально. Но в Петербурге эти протестные настроения вылились в градозащитную форму, а именно – блокировку всех крупных проектов.

Потеря нескольких миллионов квадратных метров (из-за отказов в согласовании проектов) простым горожанам не очень заметна (многие этому даже рады), но вот инвесторы новые петербургские тенденции уже оценили: московские компании отказываются от проектов в северной столице или под благовидным предлогом замораживают их. Аналогичная ситуация с компаниями из нефтяных регионов, которые раньше тоже хотели построить у нас что-то престижное. Петербургские же фирмы перешли к строительству по сугубо типовым проектам на окраинах спальных районов. В итоге, если сравнить инвестиционную привлекательность (в строительной сфере) Петербурга и Тамбова или, к примеру, Твери, не факт, что Петербург будет впереди.

А ведь девелоперские проекты – это не только квадратные метры, но и рабочие места, рынок сбыта для огромного числа компаний, миллиардные налоги, это сигнал всем инвесторам, что здесь можно работать. В 2003–2005 годах Петербургу удалось в два с половиной раза увеличить свой бюджет за счет перерегистрации в городе крупных налогоплательщиков – «Газпром нефти», «Сов­комфлота» и других. Они вынашивали амбициозные планы – открыть здесь не только свои головные офисы, но и зарубежных партнеров подтянуть, в городские проекты вложиться. Где все это? Даже уже зарегистрированные здесь компании сворачивают работу и возвращаются в Москву.

Можно, конечно, утешаться тем, что мы, мол, сохранили исторический центр – но только до момента, когда этот исторический центр начнет разваливаться. После скандала с домом по Невскому, 68, вряд ли кто захочет брать на реконструкцию историческое здание. А бюджету просто не потянуть ремонт больше десятка старых домов в год – в каждый такой объект нужно вложить минимум 30 миллионов долларов, причем на невозвратной основе. А где их взять – из дорожных денег или из социалки? Проще забыть о них – пусть разрушаются.

В общем, ситуация с нынешним градозащитным движением практически тупиковая. Злить «защитников», согласовывая новые проекты, власть боится, а идти у них на поводу – значит расстаться с мечтами о создании европейского мегаполиса, о соперничестве с Москвой и превратить когда-то блестящий Петербург в провинциальное болото.

Самое обидное, что градозащитники отнюдь не выражают общего мнения. Большая часть населения города – люди активные и успешные, напрямую заинтересованные в новых проектах. 2 миллиона машин, заполонивших улицы города, 8–10 тысяч приобретаемых ежегодно квартир – ими ведь владеют не одни только жулики и банкиры, а обычные граждане, понимающие законы экономики. К сожалению, они не хотят на митинги и общественные слушания, их позиция в политически-градозащитных баталиях не учитывается – хотя большинство из них ничего не имеет против ни новых крупных строек, ни против «Охта-центра» или «Лахта-центра». Может, стоить выслушать и их мнение?

 

Николай Смирнов
Курс ЦБ
Курс Доллара США
67.52
0.674 (1%)
Курс Евро
76.09
0.285 (0.37%)
Погода
Сегодня,
13 ноября
вторник
+1
14 ноября
среда
+3
Умеренный дождь
15 ноября
четверг
+7
Слабый дождь