Взгляд

Пока не поздно

03 сентября 08:19

Механические и электронные приспособления облегчают наше существование. Но бездумно полагаться на искусственных спутников жизни слишком опасно.

Недавно над моим домом пролетала гроза. Сначала потемнело, потом сверкануло, а следом грохнуло без промедления. Хорошо прогрохотало – отчетливо и раскатисто. Меня даже сбросила с уютного лежбища неведомая, но страшная сила. «Началось», – успел я подумать, пока опрометью спешил к окну, не успев даже вдеть ноги в тапочки. Но, понятное дело, происшествие объяснилось естественными причинами. Повыли собаки в унисон с сиренами машин, припаркованных во дворе, лохматая туча умчалась на северо-запад, и в окна снова заглянуло вечернее солнце. А я вернулся к дивану, почесывая затылок и размышляя – отчего же так неестественно вывернулось наше сознание? В былые времена орудийные залпы народ принимал за раскаты грома. Теперь же, услышав разряды атмосферного электричества, начинаю интересоваться: какое опять накрылось рукотворное изделие?

Может, виной всему отчасти была и книга, которую я листал, удобно вытянувшись параллельно полу. Александр Беззубцев-Кондаков собрал сведения о нескольких происшествиях. Подзаголовок работы – «Техногенные катастрофы в России». О заголовке расскажу чуть позже.

Гибель линкора «Новороссийск», пожар на Байконуре, факел над чеченской нефтяной вышкой, гибель поездов под Арзамасом, утонувшая подводная лодка, затопленные агрегаты Саяно-Шушенской гидроэлектростанции… Я перечислил лишь половину аварий, подобранных автором. Но и коллега предлагает читателю лишь толику ужасных историй, порожденных скоростью технического прогресса. Были еще аварии в системе Средмаш (Министерство ядерного машиностроения СССР, осуществлявшее функции по управлению атомной промышленностью и производством ядерных зарядов. – Прим. ред.), о которых рассказывал в своих книгах физик Геннадий Николаев. Военный моряк Александр Покровский тоже оплетает веселой «травлей» истории, в общем-то жуткие. Вспомним вдобавок рассказы Виктора Конецкого и Бориса Житкова. Да я и сам могу попугать историями о городском транспорте.

Но что случилось и как – вопросы существенные, однако не самые напряженные. Почему это случилось – вот проблема самая главная. Она и вынесена в заглавие книги, но, увы, так и осталась неразрешенной. Нет, автор весьма тщательно исследовал течение и результаты каждой аварии, но основной его вывод меня не слишком устраивает.

Человеческий фактор – причина большинства происшествий, по мнению коллеги. «Человек дает сбои больше, чем техника», – подытоживает он разборы полетов и падений. А в понятие человеческого фактора включает и объективное незнание, и субъективную некомпетентность, и разгильдяйство, и, чего уж таиться, вполне понятные материальные соображения: сэкономили материалы, а часть дополнительной прибыли пустили на взятки. В России такое случается не только сегодня. Скажем, гибель линкора «Новороссийск» вполне можно рассматривать в паре с потоплением «Императрицы Марии». И диверсантов, возможно, профукали, и поднимали несколько раз, а потом и вовсе распилили. Но мы совсем не одиноки в этом мире и неоригинальны. При необходимости можно подверстать еще и зарубежные катастрофы. Порядок событий во всем мире приблизительно одинаков. Но подобные примеры – единичные и вытянувшиеся в длиннющий перечень – лишь затемняют существо дела.

Главная наша беда в том, что мы все больше полагаемся на механизмы. Я уверен, техника, которой человек не может управлять вручную, крайне опасна. Мы радуемся тому, что наши аппараты сильнее, чем мы, что они быстрее, изворотливее. И мы с огромным удовольствием отдаемся на их волю. Помнится, в одном из рассказов Айзека Азимова робот с «придурью» все-таки выполняет свои профессиональные обязанности лучше, чем человек. А Станислав Лем в очень похожем состязании выводит своего Пиркса победителем. Эта позиция мне куда ближе. Не то что я уверен в подобном исходе, но очень на это надеюсь.

Надо затормозить технологию. Нельзя ускорять развитие техники, давая нашим созданиям огромную фору. Все, что мы делаем руками, куда хуже, чем продукты естественного воспроизводства. Человек должен быть уверен, что справится с любым агрегатом, если автоматика вдруг откажет. Мы же наращиваем контуры безопасности, громоздим их один на другой и забываем, что при необходимости аварийный люк должен открываться вручную. «Разбейте стекло молотком» – поучает нас надпись у запасного выхода. Но много ли видели вы молотков, укрепленных на стенках? А между прочим, даже у погонщиков боевых слонов была возможность справиться с обезумевшим вдруг животным – кувалдочка и специальный металлический шип.

«Пока не поздно» – так называется программа на одной из петербургских радиостанций. Пока не поздно, позаботьтесь о своем здоровье, – призывает ведущая свою аудиторию. Будьте умеренны, будьте благоразумны. Хорошо бы подобным образом регулировать здоровье уже социальное. Может, в самом деле еще не поздно…

 

Владимир Соболь, писатель, лауреат Государственной премии России
Курс ЦБ
Курс Доллара США
77.18
0.823 (1.07%)
Курс Евро
89.98
0.731 (0.81%)
Погода
Сегодня,
25 сентября
пятница
+18
Облачно
26 сентября
суббота
+19
Ясно
27 сентября
воскресенье
+18
Ясно