Общество

«Смысл Второй мировой войны пытаются подменить»

29 ноября 00:59

 

В Балтийском пресс-центре при информационной поддержке «НВ» состоялась презентация книги «Политика против истории. Дело партизана Кононова», подготовленной Фондом исторической перспективы. Ее написал международный коллектив авторов, среди которых – именитые историки и политологи, отыскавшие в латвийских архивах и впервые опубликовавшие уникальные документы по партизанскому движению в Латвии. Книга посвящена актуальной в наши дни проблеме – переписыванию истории Второй мировой войны в странах Балтии. О причинах и последствиях исторических фальсификаций на Западе размышляет известный историк и политолог, руководитель Фонда исторической перспективы и Парижского института демократии и сотрудничества Наталия НАРОЧНИЦКАЯ.

 

«Нацизм – это языческое отступление от христианства»

С мировоззренческой точки зрения путь к переписыванию истории на Западе открыли успешные попытки философского уравнивания нацизма и коммунизма как двух «тоталитарных монстров», сцепившихся друг с другом в 1940-е годы в борьбе за мировое господство. Оба исторических проекта стали подаваться как воплощения абсолютного зла, между которыми нет и не может быть никаких различий.
Но так ли это? Я считаю полным абсурдом ставить знак равенства между советским коммунизмом и германским нацизмом. С духовно-нравственной точки зрения речь идет о полярных явлениях, имеющих абсолютно разные идейные корни. Коммунизм – это одна из ветвей философии прогресса, к которой также относится либерализм, его брат-близнец. Оба политических направления ставят во главу угла счастье всего человечества, отказывая нации в праве считаться субъектом и главным делателем истории. В коммунизме счастье всего человечества является той великой целью, на алтарь которой можно и нужно принести все национальное. Я хорошо помню времена, когда судьба пролетариата в Аргентине или в Америке занимала нас едва ли не больше, чем собственные интересы и благосостояние.  

Что же касается германского нацизма, то он является ни чем иным, как языческим отступлением от христианской цивилизации. Христианство признает равное достоинство за каждой личностью. Для царя и раба – одна мораль на основе одних и тех же заповедей: «Не убий!», «Не укради!», и все люди, независимо от своего земного положения, будут судимы по одним и тем же нравственным критериям. Такое мировоззрение не предполагает наличие наций первого и второго сорта. Нацизм же провозгласил доктрину природной неравнородности людей и наций, полностью порвав с монотеистической картиной мира. Гитлеровский проект предполагал для жителей СССР и Восточной Европы участь свинопасов и горничных без истории, культуры и языка, едва умеющих читать географические указатели на немецком. Нацизм собирался превратить славянские народы в человеческий материал для собственного исторического проекта.

С научной и философской точки зрения невозможно отождествлять коммунизм и нацизм. Ученых-биологов подняли бы на смех, если бы они определили гусеницу бабочки и медвежонка коала в один биологический класс по критерию, что они питаются листьями эвкалипта. Однако в среде политологов (среди историков куда меньше!) почему-то не считается зазорным уравнивать Советский Союз и Третий рейх.

«Если бы речь шла лишь об умалении роли СССР в Великой Победе!»

Как ни парадоксально, именно в последние двадцать лет после перестройки на Западе как раз и начали активно переписывать историю, чего не делали в годы холодной войны. В период самого жесткого противостояния, когда была угроза настоящей войны и уже развернулась идеологическая война со взаимными оскорблениями, с представлением соперника как воплощения мирового зла, никто – ни политики, ни политологи – никогда не отождествляли коммунизм и нацизм. Наоборот, их на Западе считали абсолютными антитезами и смертельными врагами!

Однако к началу 1980-х годов ситуация начала в корне меняться. «Первой ласточкой» стала концепция немецкого историка Эрнста Нольте, который назвал противостояние Гитлеру одним из эпизодов во «всеевропейской гражданской войне», начавшейся в 1917 году Октябрьской революцией и закончившейся в 1945-м. По его аргументации фашизм в Германии зародился на Западе как ответ на коммунистическую угрозу с Востока, а значит, может быть оправдан. Сам Нольте как нелиберал и косвенно оправдывавший гитлеровские прожекты, был изгнан со всех респектабельных площадок, однако его идея через десятилетие вошла в арсенал пропаганды.

В полемике с немецким историком можно написать целые тома. Но я в качестве контраргумента приведу только один красноречивый факт – еще в 1911 году, когда еще никакой большевистской России не было, сто берлинских интеллектуалов представили шовинистический документ, в котором предложили кайзеру Вильгельму в будущей войне с Россией провести границы будущего германского супергосударства по Волге. Гитлеровские планы лишь повторяли прежние амбиции, а в дневнике Геббельса написано лаконично: «Нельзя потерпеть на Востоке такого огромного государства». Обратите внимание: не коммунизма, а огромной державы, которая до сих пор не дает самим своим существованием управлять миром и поэтому является препятствием для любых гегемонистских планов, даже если не имеет сама никаких сверхамбиций!

Впрочем, нас сейчас интересует другое, а именно – влияние концепции Нольте на западное историческое сознание, политологию и пропаганду в СМИ. В 1970-х тезисы Нольте породили так называемый «спор историков», после чего он стал в академическом сообществе персоной нон грата, хотя был талантливым учеником философа Мартина Хайдеггера. И тем не менее логическая рама Эрнста Нольте стала незаметно переходить в арсенал пропаганды против нас. Так, Россию стали обвинять даже и в развязывании Первой мировой войны. Западная историография, ничтоже сумняшеся, приняла трактовку марксиста Михаила Покровского, с подачи которого Первая мировая война до сих пор называется империалистической, хотя ей больше подошло бы название Второй Отечественной – как-никак России угрожало отторжение Прибалтики, Украины и лишение выхода в Средиземное море. Комиссия по установлению ответственности за Первую мировую войну в 1919 году в Версале однозначно постановила, что вина лежит на Германии и Австро-Венгрии, с ней согласился и американский конгресс.

Борьба с «империей зла» требовала новых идеологем, и книги Эрнста Нольте пришлись как нельзя кстати. В них виртуозно решалась задача: развенчать СССР как главного борца против фашизма, при этом не реабилитировать сам фашизм, но освободить Запад от вины за него. Так, Советский Союз вскоре объявили «империей зла» и «тоталитарным монстром», на что мы почему-то не отреагировали должным образом, находясь в плену внутриполитической и идеологической смуты. Когда же СССР канул в Лету, а Россия провозгласила себя демократическим государством, ситуация только усугубилась – попытки фальсификации истории на Западе возросли многократно.

Если бы мы видели просто попытки умаления роли СССР в Великой Победе – это было бы, наверное, обидно, но в чем-то естественно. В конце концов каждая страна и народ стремятся воспевать прежде всего своих героев, свои заслуги и умалять чужие славные подвиги. Но речь идет о совершенно иного уровня и типа явлении, а именно – о стремлении полностью подменить смысл этой страшной и великой войны.

В чем это заключается? Нас хотят убедить в том, что мы сражались не за право на самостоятельную историю и ее выбор, не за право продолжать себя как явление мировой истории, не за то, чтобы Россия оставалась Россией, Франция – Францией, Бельгия – Бельгией, а Польша – Польшей. Оказывается, война была между тоталитаризмом и демократией. Иногда слышишь сентенции за кадром в исторических фильмах или врезках: «Это было тогда, когда Гитлер уже бросил вызов демократии…» В такой логике главным преступлением нацистской машины становится не стремление подчинить себе мир, поработить нации, отнять территории, лишить их права на будущее, а отсутствие демократии, тоталитарный режим и уничтожение евреев. Идея, что СССР вел битву с гитлеровским рейхом, будучи таким же преступным государством, служит изменению смысла войны и может дать основания для ревизии итогов Ялты и Потсдама.

«Борьба с коммунизмом не была главной целью Запада»

Кому же выгодно переписывание истории Второй мировой войны? В первую очередь – западной политической элите. Я давно замечаю у Запада некоторый комплекс неполноценности – ему приходится быть благодарным Советскому Союзу, России, которая в любом обличии вызывает нервозное отношение своей огромностью, способностью выстаивать и возрождаться после невиданных испытаний и смут, вечной самостоятельностью исторического поиска! Такие же страхи он, кстати, испытывает и по отношению к современной РФ. Наша страна для него – огромная величина, которая не дает управлять миром из одной точки, даже если она испытывает трудные времена…

Вот нас все время обвиняют на Западе в имперских амбициях! Но как они проявляются? Мы разве вмешиваемся во внутренние дела государств Африки и Латинской Америки? Нет! А ведь признак имперских амбиций – это вездесущность интересов. Если же государство заботится только о судьбе и состоянии окружающего близлежащего геополитического пространства, то никакой имперскости в этом нет. В конце концов даже самая маленькая и неамбициозная страна заинтересована в том, чтобы ее соседи были дружественно к ней настроены, чтобы там не пришли к власти враждебные силы и не размещали у нас под боком стратегические вооруженные силы крупного военного альянса…

Кстати, события, последовавшие за крахом СССР, со всей очевидностью свидетельствуют о том, что истинной целью Запада была борьба не с большевизмом и коммунизмом, а с нашей державой в любой ее исторической форме. Обратите внимание: геополитический прессинг на некоммунистическую Россию ничуть не уменьшился в последние годы. Более того, линии давления на наше нынешнее государство точно повторяют линии давления на СССР и Российскую империю времен Первой мировой войны (и гораздо более ранних периодов). Это Прибалтика, Кавказ, Средняя Азия, черноморские позиции.

 

«В Латвии большинство партработников были латышами»

Кто еще, помимо исторического Запада, сегодня заинтересован в переписывании истории? Это руководство прибалтийских стран, значительная часть элиты Польши и определенные силы на Украине – все они пытаются построить свою идеологию на радикальной русофобии. Грустно, что, скажем, в Эстонии не могут найти в своей истории и культуре каких-то позитивных опорных точек для национального самосознания, на которых можно строить свое будущее. В итоге приходится поднимать на знамя короткий период сотрудничества части прибалтийской элиты с гитлеровцами в годы Второй мировой войны. И приходится тиражировать ложь, будто все латыши, эстонцы и литовцы однозначно приветствовали Гитлера в 1941 году. 

Да, пособников нацистов среди них действительно хватало, но ничуть не меньше жителей Прибалтики сражались за свое право остаться латышами и эстонцами на стороне Советского Союза, будучи партизанами или бойцами Красной армии. Показательно, что даже в крайне тенденциозной книге, которую экс-президент Латвии Вайра Вики-Фрейберга вручила Владимиру Путину на церемонии в Освенциме, написано о красных партизанах латышской национальности и о том, что большинство партийных работников были этническими латышами. Да и как можно говорить об «оккупационном режиме», если прибалтийские народы в Советском Союзе получили все, что и другие народы нашего государства: академии наук, инженерную мысль, развитую промышленность. Они становились офицерам и генералами в общей армии, скрипачами и оперными артистами, удостаивались государственных наград за литературные достижения на родном языке. 

Зачем же тогда прибалтийским политикам нужны исторические извращения? Во-первых, это оправдывает их существование как политической элиты. А во-вторых, это позволяет им объявлять демографическую ситуацию в своих странах результатом «оккупационного режима». Согласно статистике, сегодня из Латвии, Литвы и Эстонии бегут сотнями именно представители коренных этносов. А местная элита, вместо того чтобы решать реальные проблемы, занимается насаждением ложных трактовок истории Второй мировой войны, оправдывая себя в нежелании предоставлять гражданство русскоязычному населению. 

«Нам грозит виртуальный Нюрнбергский процесс» 

Впрочем, это ведь не просто уязвленная «гордость великороссов», которая не позволяет нам согласиться с западной трактовкой событий 1940-х годов. Если на Западе постепенно готовится идейная почва для уравнивания СССР и гитлеровской Германии в качестве «абсолютного зла», то речь вскоре может зайти об изменении нашего международного статуса. Россию могут задним числом подвергнуть виртуальному Нюрнбергскому процессу, а затем пересмотреть итоги Второй мировой войны – в том числе правовые и территориальные. Под сомнения будет поставлена легитимность всего нашего государства и наших нынешних границ. А кто является правопреемницей СССР и его подписей под всеми важнейшими международно-правовыми документами ХХ века? Наша сегодняшняя Россия! Поэтому задача любого ответственного государства и правительства – всемерно противодействовать попыткам переписать историю Второй мировой войны. 

Собственно, ради этих целей в 2009 году была создана Комиссия при президенте РФ по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России. Я вошла в нее как председатель Фонда исторической перспективы. Задачей комиссии не является запрет каких-то книг или авторов – для этого у нас даже нет полномочий. Мы пытаемся что-то противопоставить массово тиражируемым историческим мифам и сомнительным концепциям, призванным исказить или замолчать историческую правду. Мы готовим серьезные публикации, объединяем экспертное сообщество, мобилизуем ученых на новые исследования малоизвестных исторических фактов, благодаря которым картина прошлого становится полнее, и стараемся печатать как можно больше документов. 

«Западные ученые добросовестнее западных СМИ»

Мы привлекаем к сотрудничеству добросовестных западных ученых. Как человек, имеющий опыт академической дискуссии в Европе, я могу сказать со всей ответственностью: на Западе научная общественность гораздо более объективна в оценках, чем политики и журналисты. С западными учеными бывают оживленные дискуссии по деталям, акцентам и нюансам, но они уважают документ и факт. Поэтому бал правят в пропаганде вовсе не ученые, а некие созданные авторитеты вроде Андре Глюксмана, ставшего уже совсем гротескной фигурой. Мне вот только не до конца понятно, почему ученики тех же ученых, став журналистами и редакторами ведущих западных изданий, начинают тиражировать антиисторическую и заказную точку зрения. Где проходит линия разрыва между академическими кругами и СМИ? И что это вообще за явление? Может быть, банальный идеологический заказ? 

Впрочем, я с удовлетворением могу отметить, что в последние годы хор фальсификаторов сильно и очевидно маргинализировался. Особенно отрадно, что респектабельные ученые воздерживаются от участия в нечестной игре – хорошо бы, если бы они еще и не боялись возвышать свой голос против нее! Сейчас заметно, что и кризис, и масштабные сдвиги равновесия в мире с ростом Китая и других центров силы повысили заинтересованность Европы в России. Это мы должны использовать. Я совершенно искренна, когда, выступая в европейских аудиториях, говорю: «Чем дальше Европа от России, тем меньше шансов у Европы играть роль центра всемирных событий». Только в сотрудничестве с Россией Европа сможет противостоять грядущим демографическим, геополитическим и экономическим вызовам XXI века! 

 

 

о личном 

В 1980-е годы, когда я работала в Секретариате ООН в Нью-Йорке, на экранах ТВ шел романтический сериал The Winds of War (англ. «Вихри войны»). Его главная героиня – девушка-еврейка, которая потеряла родных, бежала из нацистской Германии, и у нее начался трогательный роман с американским офицером – благородным и бесстрашным. Все ее страдания явно показаны людьми, которые не видели настоящих страданий. Так, чуть ли не самой страшной в фильме оказывается сцена, когда эта девушка сидит за столиком кафе с бокалом и кофе в нейтральной Португалии, а оказавшиеся рядом эсэсовцы начинают ее оскорблять! 

А что пришлось пережить нашим людям всех национальностей?! Могу рассказать историю моей мамы, молоденькой учительницы, героини-партизанки, чья семья оказалась на оккупированной территории уже в августе 1941-го. Ровно шесть месяцев семья прятала от нацистов в погребе своего дома девушку-еврейку, выпуская ее лишь ночью, вынося за ней горшок и опуская на веревке еду. Немцы заходили в дом ежедневно с автоматами наперевес, ибо мама была на подозрении (потом ее все же бросили в тюрьму, концлагерь, откуда она, босая, бежала в октябре). Какой страх они испытывали при каждом визите! В лучшем случае им грозил угон в Германию, а в худшем – их могли и расстрелять на месте! 

Мама без слез не может рассказывать, как каратели однажды собрали на площади всех оставшихся в живых мужчин – в основном детей и инвалидов – и расстреляли каждого пятого для устрашения! Одна женщина на глазах потеряла больного мужа и 15-летнего сына и вскоре лишилась рассудка и умерла… 

На Западе, особенно нынешнее поколение, не представляют, что Великая Отечественная война отбросила быт русских людей на уровень средневековой жизни. И только несгибаемая воля: «Лучше в гробу, чем быть рабу» – позволила нам с честью дойти до Победы. Поэтому-то нам оскорбительны попытки фальсифицировать историю, выставляя СССР в качестве «тоталитарного хищника».

 

 

 

Подготовили Михаил Тюркин и Екатерина Тронина
Курс ЦБ
Курс Доллара США
74.06
0.089 (0.12%)
Курс Евро
83.81
0.025 (-0.03%)
Погода
Сегодня,
03 декабря
пятница
-10
Облачно
04 декабря
суббота
-9
05 декабря
воскресенье
-6