Планета

Вот тебе и газ!

18 апреля 00:00

 

Газовые месторождения, разведанные в Израиле, становятся поводом для новой войны на Ближнем Востоке

В конце прошлой недели специальный представитель президента США посетил Ливан, чтобы, как скупо сообщалось в прессе, «предотвратить назревающий конфликт из-за ливанских претензий к Израилю по поводу месторождений нефти и газа на средиземноморском шельфе, обнаруженных американо-израильским консорциумом». Искать повод для новой войны на Ближнем Востоке – самое легкое занятие на свете. Особенно с тех пор, как там существует в официальном статусе Израиль. Если раньше поводом для войн было уже то, что он есть, то сейчас поводом становится то, что есть у него. 

У Израиля много чего появилось за время его существования (очередная годовщина – через месяц), что вызывало раздражение соседей. Не было лишь одного – полезных ископаемых. Ходила даже такая шутка: «Моисей затем сорок лет водил свой народ по пустыне, чтобы найти место, где нет нефти». Сложная была задача: вокруг, куда ни ткни, – ударит нефтяной фонтан, и лишь в самом Израиле шаром покати. Многочисленные поиски неизменно приводили к нулевому результату – зарабатывали на этом только биржевые аферисты, юмористы и создатели кинокомедий. Оптимисты решили: нет горючего в земле – будем искать под водой. И нашли. Сначала газ. Первое месторождение израильтяне обнаружили в середине 1990-х у берега сектора Газа. Неожиданный источник голубого золота и гарантированного дохода премьер-министр Эхуд Барак, большой энтузиаст мирного процесса, преподнес администрации Ясера Арафата в качестве предсвадебного подарка. Имелось в виду, что собственная скважина поможет Палестинской администрации осуществить декларируемые ею планы превращения будущего независимого государства в ближневосточный Сингапур и новый Дубай. 

Барак знал, что Израиль стоял на пороге энергетического кризиса. Громадная репатриация из бывшего СССР в начале 1990-х не только увеличила население страны на 20 процентов, но и привела к резкому экономическому подъему, а с ним – скачку потребления электроэнергии. Передавая палестинцам единственный источник стратегического сырья, Эхуд Барак, как ему казалось, одновременно решал две политические задачи. С одной стороны, обеспечивал будущее государство постоянным доходом, с другой – жестко привязывал израильтян, среди которых далеко не все верили в мирные намерения палестинцев, к теперь уже палестинскому газу.

С этим хитрым планом в голове и щедрым подарком в кармане Барак отправился в Кемп-Дэвид делать Арафату предложение, от которого вождь палестинской революции не мог отказаться: мы отдаем тебе 97 процентов территории и пол-Иерусалима для твоей столицы, ты подписываешь с нами соглашение об окончательном мирном урегулировании, провозглашаешь свое государство – и все: вековая мечта палестинского народа осуществлена. Больше не за что воевать – никаких претензий друг к другу.

Такого подвоха от израильтян великий воин Востока не ожидал. Как никаких претензий? А как жить тогда? Зачем? Перспектива превратиться из лидера палестинского освобождения, с которым заигрывает президент США, о котором нежно заботится весь мир, в президента заштатной арабской страны из третьего десятка так возмутила Арафата, что он немедля начал войну, назвав ее народным восстанием – интифадой.

Уже подаренная Израилем газовая скважина досталась Палестинской администрации в качестве трофея мирного процесса в добавок к 90 миллиардам иностранной помощи (в основном разворованных Арафатом и его окружением), и не выглядела на ее фоне особенно ценным приобретением. Палестинцы продали право ее разработки компании «Бритиш-газ» за 40 миллионов долларов, не считая «откатов», и 10 процентов выручки от будущей добычи – не самим же пачкаться.

Между тем единственное разведанное месторождение пробудило угасшие было мечты о «золотом фонтане» у израильских энтузиастов: раз есть газ у берега спорной территории, почему ему не быть у бесспорной? Рискнуть своими деньгами (а деньги немалые – одна разведочная скважина на такой глубине стоит 150 миллионов долларов) решился выходец из нефтеносной Ливии, строительный подрядчик и торговец недвижимостью, разбогатевший на строительном буме, вызванном волной репатриации 90-х из бывшего СССР, – Ицхак Тшува. За поиск взялась техасская компания «Нобель-энерджи». В том же 1999 году, когда Барак подарил палестинцам газовое месторождение, совместная компания «Нобеля» и Тшувы «Ям Тетис» заявила об открытии газового месторождения в море неподалеку от израильского города Ашкелона – его назвали «Мэри Би». Небогатое – всего 30 миллиардов кубометров, зато свое. Когда израильские электростанции были подготовлены к переходу на газовое топливо, госорганы выбирали между тремя поставщиками: «Бритиш-газ» с его месторождением у берегов Газы, «Ям Тетис» и египетскими газовыми компаниями. Решили брать у всех, чтобы не складывать все яйца в одну корзину. 

Лучшую цену предложили египтяне. С палестинцами расплачивались по бартеру: поставки газа в обмен на поставки электроэнергии, воды, горючего, продовольствия из Израиля. Когда в 2006 году власть в Газе захватил ХАМАС, новое руководство заявило о пересмотре условий: хотите газ – платите деньги. Израильтяне отказались: перспектива финансировать ХАМАС, чтобы на израильские деньги он закупал ракеты и ракетные установки для обстрела Израиля, им не улыбалась. Египетская доля в газообеспечении выросла за счет палестинской. 

Но тут случилась революция в Египте. Среди первых требований толпы на площади Свободы были расторжение мирного договора с Израилем и прекращение поставок сионистскому врагу египетского газа. Бедуины в Северном Синае сразу же перешли от слов к делу – стали регулярно взрывать газопровод, по которому подается газ в Израиль, а заодно и в Иорданию. Сейчас он практически бездействует. Вместо газа электростанции используют солярку, она стоит в 3–4 раза дороже. За год тарифы на электроэнергию в Израиле выросли на четверть и продолжают расти. Так что за «арабскую весну» я, например, как житель Израиля плачу из собственного кармана. Это тем более обидно, что в самом скором времени своего газа в Израиле будет хоть залейся. 

После первого успеха с «Мэри Би» разведочные работы шли полным ходом. Одна за другой вскрывались новые месторождения. После обнаружения два года назад крупнейшего из них – «Левиафан» с предполагаемыми запасами порядка 500 миллиардов кубов – стало понятно, что из вечного импортера Израиль может стать экспортером газа: уже разведанных запасов хватит на сто лет. Но, что ни год, появляются все новые. А в конце нынешнего марта очередная скважина на шельфе показала наличие в ней не только газа, но и нефти. Негаданное еврейское счастье всполошило соседей Израиля. Ливан обратился с жалобой в ООН на то, что Израиль ведет разведку и готовится к промышленной добыче топлива в его экономической зоне Средиземноморья. «Хезболла» заявила, что не допустит грабежа ливанских национальных недр – и будет взрывать бурильные платформы. 

Сообщение о том, что израильтяне собираются оказать помощь Кипру в разведке месторождений на шельфе у берегов этого единственного дружественного соседа встретило бурную реакцию премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Это возмущение странным образом совпало с обострением отношений между двумя странами из-за отчета комиссии ООН по поводу захвата израильским морским спецназом турецкого судна «Мави Мармара», направлявшегося на прорыв морской блокады сектора Газа в 2010 году. Против ожидания, ооновская комиссия осудила не только действия Израиля, но и Турции, что вызвало праведный гнев турецкого премьера. 

В числе прочих антиизраильских мер Эрдоган пообещал воспрепятствовать поисковым работам у берегов Кипра всеми средствами, включая военные, так как это бурение, по его словам, затрагивает национальные интересы Турецкой Республики Кипр – самопровозглашенного государства, которое, кроме самой Турции, никто в мире не признал. Эрдоган отдал приказ создать специальную военно-морскую флотилию с поддержкой ВВС и частей спецназа для пресечения израильского произвола.

Для ливанской «Хезболлы» конфликт вокруг морских месторождений – просто подарок. В свое время официальным предлогом существования шиитской военной группировки (ныне ее ракетный арсенал превышает вооружение большинства государств мира) объяснялось необходимостью освобождения страны: после 1-й Ливанской войны 1982 года Израиль создал на территории Южного Ливана зону безопасности для предотвращения набегов террористов и обстрелов своей территории. Тот же Эхуд Барак, став премьером, в 2000 году вывел в одностороннем порядке израильские войска из Южного Ливана, чтобы ликвидировать сам предлог конфронтации. Но «Хезболла» нашла новый предлог для территориальных претензий – пограничную деревню на Голанских высотах, часть которой находится на ливанской территории, а часть – на израильской. Израильтяне отказались уходить оттуда в ходе эвакуации своей армии из Ливана, но в последнее время Иерусалим заявил о готовности отступить, если контроль над всей деревней возьмет ливанская регулярная армия – не «Хезболла». Так что со временем и этот предлог уйдет. Но уж газовые и нефтяные разработки на шельфе – это навечно. Как и повод для новой войны. 

 

 

 

 

мнение эксперта

Нефть создаст Израилю новые проблемы

 

Александр Сотниченко, ведущий аналитик Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока

Месторождение нефти и газа, которое обнаружили израильтяне, достаточно спорно с точки зрения его рентабельности. Оно очень глубокое – углеводородные залежи находятся на глубине 3,5 километра. Нефть есть, но добывать ее очень и очень трудно с технической и экономической точек зрения. Однако Израиль все равно пойдет на разработку этих природных богатств – ради обретения своей энергетической независимости от тех же арабских государств. Кстати, покупать у них нефть Израилю, как ни странно, будет намного дешевле, нежели добывать ее своими силами.

Если сенсационная новость о нефтяных запасах Израиля и рентабельности их добычи все же подтвердится, эта страна попадет в положение человека, внезапно получившего крупное наследство. То есть Израиль не только получит от этого сказочную выгоду, но также обретет и серьезные проблемы. Прежде всего в Израиле не очень развита промышленность, связанная с нефте- и газоразработкой, и эту отрасль израильтянам придется срочно поднимать. Это послужит мощным толчком к экономическому развитию, появятся новые рабочие места и так далее. Не сомневаюсь, что, если израильтяне действительно серьезно займутся этим вопросом, вскоре им наверняка удастся выбиться в мировые лидеры по оборудованию и технологиям, связанным с добычей углеводородов «на воде».

Не исключено, что в связи с новым положением Израиль пересмотрит политику и с арабским миром. Найденные нефтяные залежи могут стать козырем в руках правых политиков, набирающих в этой стране популярность, – они могут начать кричать, что «никакой мир с соседями нам вовсе не нужен – Израиль независим, силен и может делать все, что хочет». Помимо прочего, это может еще более усугубить и палестинский вопрос.

Нужно сказать, что добыча и транспортировка нефти и газа – штука нежная, в том плане что нефтегазовая инфраструктура очень часто становится мишенью террористов. Риск, что вокруг будущих израильских газо- и нефтепроводов будет много шума в этом плане, очень велик. Прежде всего потому, что страна может расширить круг своих недоброжелателей из-за этих же самых запасов нефти – ведь они находятся не в территориальных водах Израиля, а в нейтральных водах. И на них с тем же успехом могут претендовать тот же Ливан с Палестиной. Как эти богатства будут делить – большой вопрос. Не исключено, что в ход пойдет излюбленный метод борьбы на Ближнем Востоке – терроризм.

С другой стороны, внезапное обогащение еще больше сблизит Израиль с США, которые до сих пор являются мировым лидером по технологиям добычи нефти и газа. Они-то и смогут помочь своим ближневосточным товарищам и оборудованием, и технологиями. Кроме того, эту инфраструктуру придется охранять, и в этой сфере сотрудничество двух стран будет очень тесным. Также не исключено, что Израиль начнет искать себе военных партнеров в Средиземном море, и таким партнером вполне может стать Греция.

Что касается судьбы российского газопровода «Южный поток», одну из веток которого планируется протянуть через Турцию в Израиль, то Тель-Авив, скорее всего, откажется от участия в этом проекте. Конечно, отношения России и Израиля достаточно дружественные, но ради них прагматичные израильтяне вряд ли будут влезать в изначально невыгодный им проект, с реализацией которого к тому же связано много трудностей. У Израиля и так достаточно источников углеводородного сырья – как я уже отметил, это нефтеносные арабские страны, свои собственные месторождения, а также Ливия, которая постепенно превращается, по сути, в колонию Запада. Понятно, что со временем США и их союзники в ЕС начнут прибирать к рукам нефтяные и газовые ресурсы этой страны, которыми при необходимости поделятся и с дружественным им Израилем.

 

Владимир Бейдер, собкор «НВ» в Израиле
Курс ЦБ
Курс Доллара США
73.43
0.063 (0.09%)
Курс Евро
87.29
1.036 (1.19%)
Погода
Сегодня,
03 августа
понедельник
+21
Слабый дождь
04 августа
вторник
+17
Умеренный дождь
05 августа
среда
+21
Слабый дождь