Культура

«Моя жизнь – это песни»

31 июля 10:58

 

Народная артистка СССР Эдита Пьеха, отмечающая сегодня юбилей, рассказала «НВ», что своими песнями может лечить и выводить из депрессии, а вот заниматься бизнесом вряд ли смогла бы

Вчера в полдень она стреляла из пушки Петропавловской крепости, а сегодня вечером будет принимать поздравления от поклонников (влиятельных и простых, самых разных возрастов) с 75-летием жизни и 55-летием сценической деятельности на юбилейном концерте в БКЗ «Октябрьский». Вот уже два десятка лет Эдита Пьеха, не изменяя изобретенной ею же традиции, отмечает день рождения в родном городе, на сцене любимого зала. И не только принимает цветы и поздравления, но и сама щедро дарит красивейший букет из лучших и новых песен, собранный в программе «Песня – жизнь моя».

– Эдита Станиславовна, а о прощальном туре, подобно Пугачевой или Аллегровой, вы не задумывались?

– Не близки мне эти игры в прощальные туры, которые нередко заканчиваются «чудесным» возвращением. Я живу полноценной жизнью и не собираюсь сдаваться. Знаете, как говорится, деревья умирают стоя, а артисты – это те же деревья, которые должны стоять до последнего, пока последний листок не упадет. 

– Как ваш голос себя ведет?

– Прекрасно. У меня природная постановка голоса, но дело в том, что я в тяжелых условиях выросла, не на солнечной Украине, не на парном молоке. Жила в войну в шахтерском французском поселке в голоде и холоде, на какой-то баланде… Тем не менее связочки мои, тьфу-тьфу-тьфу, молодцы. Ни разу не было узелков, ничего. Бывала усталость, но у кого ее не бывает? Особенно после таких серий, как однажды на Камчатке, где за 13 дней дала 39 сольных концертов в Доме рыбака. По весне я, правда, часто страдаю бронхитом, но нынче постаралась максимально беречь себя, не простужаться, чтобы к своему двойному юбилею быть в хорошей форме. 

– А это правда, что вы можете лечить других людей, снимать головную боль, выводить из депрессий?

– Если только песнями… Таких случаев, судя по письмам зрителей, немало. У меня хорошая энергетика. По принципу бумеранга: я его бросаю, а он возвращается ко мне. Я умею уговаривать и убеждать, особенно если прошу не за себя, а за других. Помню, в Западном Берлине Красный Крест по моей просьбе собрал двести посылок для 53-го детского дома Ленинграда, который я вызвалась опекать. Когда встал вопрос, как же переправить этот ценный груз в город на Неве, я пошла к командующему воздушными войсками и уговорила его выделить самолет… Мне до Шахерезады, конечно, далеко, но поговорить люблю, могу и заговорить. Я преклоняюсь перед Востоком, наверное, что-то от Востока во мне есть. Мама всегда с улыбкой говорила, глядя на мои выделяющиеся скулы и большое расстояние от глаз до бровей: «Ну, что же делать, если твою бабушку монгол догнал в лесу!» Шутки шутками, но, видно, татаро-монгольское иго докатилось и до Польши. (Улыбается.) 

– Вас ведь долгое время обвиняли в нарочитом использовании акцента, будто вы таким образом стараетесь поднять интерес к себе как к иностранке…

– И зря. Мне еще восемнадцати не было, когда я вышла в новогоднюю ночь, с 1955 на 1956 год, на сцену зала Консерватории. Собрались профессора, студенты – строгие ценители. И я четыре раза бисировала «Песню о красном автобусе». А через два дня уже записала пластинку. Ну и пошло-понеслось. Но я пела тогда по-русски с жутким акцентом. Тут злопыхатели и постарались: «Кто ей дал право коверкать русский язык!»

– Вы и в советское время были в почете. Вас награждали орденами, медалями и почетными грамотами… Обошлось без гонений?

– Если бы! В 1957 году «Дружба» по линии комсомола поехала в Москву на Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Мы завоевали золото на фестивале, и вскоре в Ленинградском театре эстрады состоялся праздник под названием «Концерт лауреатов считаем открытым!». После таких успехов у нас начались первые гастроли по Украине от «Ленконцерта» – вот откуда появилась цифра 55 лет концертной деятельности. За годы работы в этой организации я застала шесть или семь директоров. Все, к счастью, были приличными людьми, ценили наш ансамбль, который помогал им выполнять и перевыполнять план, принося громадную прибыль. Но и на нашем горизонте бывали черные тучи. В 1959 году «Дружбу» дисквалифицировали. Проще сказать, прогнали со сцены как «пропагандистов буржуазной идеологии», а меня как – «кабацкую» и джазовую певицу. Год мы ходили неприкаянные – без работы. Пострадали за то, что я якобы пела в несоветской манере, а ансамбль пел «ду-ду-да, ду-ду-да», подражая джазовым звездам. 

– Чем занимались в год простоя? Как отмылись от ярлыков?

– Большинство же музыкантов были еще студентами – взялись за учебу. Потом кто-то посоветовал Сан Санычу Броневицкому поехать в Москву, поискать правду в Министерстве культуры. Там тоже был свой Сан Саныч – товарищ Холодилин. Мы записались к нему на прием, попросили учесть наши заслуги и вновь нас внимательно послушать. И вот вызвали весь ансамбль, мы исполнили ту же программу, что на ленинградском худсовете, и в Москве сказали: какая же тут пропаганда Запада – это же новое слово на эстраде! Нас помиловали, и с этого началось наше победоносное гастрольное шествие. Уже никто нас не закрывал, весь Советский Союз узнал ансамбль «Дружба» и Эдиту Пьеху. 

– И все же вам и потом не раз вешали ярлык легковесности…

– Гениальный Утесов говорил: «Эстрада – как любовница. С ней приятней, чем с женой, но с ней в обществе не появляются!» В любом искусстве все относительно, тем более в эстрадном жанре. Один назовет шедевром, новым словом, а другой поморщится: «Фу, какая гадость!» И неизвестно, кто будет прав. Как любила говорить мой директор Софья Семеновна Лакони: «Диточка, ты не солнышко – всех не обогреешь!»

– Знаю вас много лет, но никогда не слышал от вас грубого слова, чем, кстати, грешат в быту многие звезды…

– Обожаемый мной Слава Зайцев, модельер, который когда-то мудро заметил, что будет одевать не меня, потому что я не модель, а мои песни, тем не менее мог материться во время примерки. Но, услышав из его уст такое, я сказала: «Знаешь, Слава, я не люблю, когда матерятся!» – «Ладно, все, Пьеха, молчу, молчу…»

– Легко ли вы находите общий язык с новым поколением?

– Да, я ведь абсолютно лишена гонора. Я открытая. Внучка доверяет мне свои секреты. Даже такие, которые не всегда матери расскажет. Ну а внук – он мужчина. Мне есть чем гордиться, глядя на Стаса.

– Помнится, на «Фабрике звезд» Стас в кулуарной беседе стал рассказывать историю любви своей бабушки и деда как какую-то сказку…

– Когда умер мой папа, мне было четыре года, и я решила – это помню как клятву, – что у меня будет сын и я назову его Стасом. И тогда со мной снова будет Станислав Пьеха. Но я родила дочку. А когда уже Илона родила сына, я ее умоляла, стоя на коленях: «Давай назовем его Стасом и дадим фамилию Пьеха!» Так она и зарегистрировала сына Стасом, а его отец, литовец, хотел, чтобы сын носил фамилию Герулис. Но потом родители разошлись, и тут уже я не упустила шанса назвать внука Стасом Пьехой. Словно чувствовала, что он сможет достойно продолжить нашу песенную династию.

– На юбилейные концерты принято приглашать обойму звездных гостей-артистов… Кого позвали в программу «Песня – жизнь моя»?

– Мы по традиции соберемся на сцене поющей семьей – Илона Броневицкая, Стас Пьеха и я. Илона станет еще и ведущей вместе с прекрасным актером и замечательным человеком Юрием Стояновым. Список гостей, которые выйдут на сцену, я заранее не составляла, это мне кажется не самым творческим занятием. Была у меня мысль позвать нынешнюю «Дружбу» – как вы знаете, в ансамбле «Дружба» я начинала, – но это увело бы концерт немножко в сторону от главной темы: моего монолога-признания в любви – песням, их авторам, моим музыкантам, зрителям. Конечно, еще не так давно я надеялась, что Эдуард Анатольевич Хиль, мой добрый друг и коллега Эдик, примет участие в юбилее. Кто мог подумать, что случится такая беда… В нескольких номерах появится на сцене БКЗ танцевальная группа, чтобы подчеркнуть стилистику таких песен, как «Да здравствует бал» и «Парижское танго». Стас вместе с Илоной еще и, как говорит сейчас молодежь, зажгут в своей версии шуточной песни «Моя бабушка курит трубку» из репертуара Гарика Сукачева.

– Почему вы выбрали такое название для юбилейной программы?

– Моя жизнь – это песни, что-то другое я плохо умею делать. Бизнесом никогда в жизни не смогла бы заниматься. Слишком доверчивая и эмоциональная, за что была не раз наказана злыми людьми.

– После юбилейного концерта программа «Песня – жизнь моя» будет жить?

– Надеюсь, перерастет в юбилейный тур под таким же названием, и я вновь выступлю в столицах и городах бывшего Советского Союза. Не только я заждалась таких встреч – мне многие пишут и говорят, что концерта Пьехи заждались во многих городах, хотя я прекрасно понимаю, что сегодня даже полный зал не гарантирует коммерческий успех гастролей, и поэтому надеюсь, что мой юбилейный тур поддержат и власти, и бизнес-структуры. Главное, что у людей сохранился живой интерес к моим песням, и это так удивительно, потому что я на сцене уже 55 лет. 

– Новый альбом не хотите записать и выпустить?

– Новый альбом делают, когда создают новые песни, сочиняя или собирая их, а у меня просто будет сборник того, что я пела, то, что в моей памяти застряло, в памяти моих слушателей живет. Я даже бросала клич со сцены, чтобы люди присылали записки с песнями, которые они помнят и просят меня их не забыть. 

 

 

• Эдите Пьехе исполнилось два года, когда Францию, где жила ее семья, оккупировали фашисты. Эвакуация, оккупация, бомбежки, нищета, расстрелы шахтеров, работавших в Сопротивлении против оккупантов... Однажды маленькая Эдита нечаянно, во время игры, совком ударила соседскую девочку, родители которой работали на фашистов. Пьеху намеревались серьезно наказать чуть ли не как за преступление против новой власти, но отец вступился за дочь: «Девочка слишком мала, чтобы творить зло сознательно...» 

• Врачи как-то спросили Эдиту Станиславовну, почему у нее искривлены пальцы на ногах. Оказалось, в детстве она донашивала туфли своей двоюродной сестры, которые были на полтора размера малы будущей артистке.

• Однажды Эдита Пьеха с мужем Александром Броневицким (художественным руководителем ансамбля «Дружба») уходили с застолья, которое было организовано в московской гостинице «Юность» после одного из концертов. В гостиничном фойе первый космонавт планеты Юрий Гагарин играл на бильярде с кем-то из комсомольских вожаков. Тот предложил: «Эдита, а слабо сыграть с Гагариным?» «Сыграй, раз предлагают», – поддержал Броневицкий. Пьеха взяла кий – и давай забивать шары – один, второй, третий... Гагарин сел на пол и захохотал: «Я же первоклассный игрок, меня впервые обыграла артистка, этого не пережить!..» 

• В Пензенской области машина, в которой находилась Эдита Пьеха, на полной скорости столкнулась с лосем. От удара треснуло лобовое стекло,  Пьеха вся была в мелких порезах. Все обошлось, но артистка еще долго помнила… запах зверя. 

• Плавать Эдита Пьеха не умеет. В одном из круизов, когда вблизи корабельного бассейна никого не было, она вошла в бассейн. И успешно пошла ко дну. Спас Эдиту Станиславовну случайно проходивший мимо официант. 

• В одном из ток-шоу с участием Эдиты Пьехи речь зашла о взаимоотношениях мужчины и женщины. Эдита Станиславовна призвала женщин быть дипломатами. Женская дипломатия, вверяла она, поможет укрепить семейные узы. Неожиданно для себя самой певица рассказала анекдот: «Вы видели, как комар писает? Так вот, дипломатия – это еще тоньше». 

• В Кисловодске во время утренней пробежки Эдита Пьеха столкнулась с горцем. Тот выехал на лошади из-за кустов, достал ба-а-альшущий кинжал и сказал, что сейчас будет ее грабить и насиловать. Пьеха полтора часа уговаривала пощадить ее. Словно Шахерезада  хвалила коня, хвалила всадника. И приглашала на концерт. Но горец не знал «Пьеху-мьеху», как он говорил.  Под конец взревел: «Убирайся! Не надо мне твоего концерта-марцерта!»

• Как-то Эдита Станиславовна пожаловалась известному режисеру Григорию Полячеку, что в многочисленной почте, которая поступает в ее адрес, встречаются и  такие письма: «Сколько можно тебя слушать! Ты – никто», что, конечно же, не может ее не расстраивать. На что Полячек сказал: «Радуйся! Если бы была никто, таких писем не писали бы...»

• В 1978 году дочь Пьехи закончила среднюю школу. Чтобы избежать ненужного ажиотажа,  Илона запретила матери приходить на выпускной бал. Всю ночь Эдита Станиславовна со своей университетской подругой просидели в школьном саду, из-за кустов наблюдая за выпускным вечером. 

 

 

 

 

 

 

Беседовал Михаил Антонов. Фото Интерпресс
Курс ЦБ
Курс Доллара США
70.86
0.128 (-0.18%)
Курс Евро
82.5
0.142 (-0.17%)
Погода
Сегодня,
24 октября
воскресенье
+2
Облачно
25 октября
понедельник
+7
26 октября
вторник
+6
Облачно