Мнения и комментарии

«Игрок» Достоевского играет и выигрывает

22 ноября

 

Режиссер Валерий Фокин выпустил на сцене Александринского театра спектакль «Литургия ZERO»

Спектакль традиционно получился стройным и строгим, как логарифм. Апеллирующим не к сердцу, а к рассудку. И, как всегда у Фокина, не прочтя предварительно литературный источник, среднестатистический зритель может не совсем понять сюжет. Режиссер (вместе с драматургом Александром Завьяловым) изъял из романа Федора Достоевского «Игрок» многие побочные линии и лирику. Оставил самое главное, «мясо», и голые факты. Мы видим влюбленного в Полину Алексея Ивановича, заядлого игрока. Мы видим приехавшую навести порядок среди родни Бабушку, которая, приехав, сама увлеклась рулеткой. Мы видим еще пару-тройку персонажей вокруг. Но центром становятся два героя: Игрок и Бабушка.

Антон Шагин (актер московского «Ленкома») и Эра Зиганшина (роль Бабушки стала ее дебютом на сцене бывшего Императорского театра) – две практически не пересекающиеся прямые. Они соприкоснутся только единожды, когда речь пойдет об игре. Когда эта страшная инфекция вырвется из молодой груди Алексея Ивановича и заразит пожилую женщину, которая в одночасье проиграет свое состояние, на которое рассчитывали внуки. 

Несмотря на жесткость фокинской концепции, подчеркнутой лаконичной сценографией Александра Боровского, огромная сцена Александринки сжимается до квадрата два на два метра вокруг Эры Зиганшиной, когда та появляется на сцене. Загримированная значительно старше своих лет, актриса топит лед, тщательно подготовленный режиссером. Она сама жизнь. Давно Петербург не видел такой пронзительной и комикующей Зиганшиной. Легкой, шутящей, гротескной. Она, кажется, упивается своим искусственно увеличенным возрастом, таким, когда, как говорила Раневская, уже ничего не стыдно. Ей не стыдно проиграться, не стыдно ошибиться, не стыдно показать кукиш тем, кто с нетерпением ждет ее кончины. Откинется глубоко в свое плетеное кресло, руки на груди сложит, замрет… Померла? С надеждой окружат ее «любящие» родственнички. А старуха распахнет глаза да и захохочет в их испуганные и разочарованные лица. Ей еще поздно умирать, она еще в игре! И как печальны ее глаза после проигрыша! Нет в них никакой двусмысленности, взгляд остекленел: проигралась, жизнь кончилась, и нет надежд на то, чтобы отыграться, потому что и будущего уже нет.

Антона Шагина россияне знают прежде всего по картине «Стиляги». В спектакле Фокина Шагин, удивительным образом похожий на молодого Олега Даля, существует словно в двух ипостасях: лирик и циник одновременно. Одержимый и святой. Он чист своей любовью к статной и холодной Полине (Александра Большакова). Это единственное светлое и доброе чувство, которое в нем остается. Но игра, как наркомания или алкоголизм, лишает его человеческого облика. Он и рад бы остаться собой, нежным хорошим мальчиком, но любая зависимость – это дьявол, демон, идол, которым на алтарь несется самое главное – жизнь.

Не случайно Боровский соорудил посреди сцены что-то, что одновременно является фонтаном с лечебной водой (действие романа Достоевского происходит на водах вымышленного города Рулеттенбурга) и рулеткой в казино. С постаментом в центре, на котором стоит некий божок, пропевающий игрокам фальцетом приговоры: пан или пропал, сыграла ставка или нет. Вокруг этого условного стола – люди в темных одеждах и черных плащах, подбитых зеленым рулеточным сукном. Включается поворотный круг, и они движутся, как намагниченные, вдоль стола – бесконечные, неисчислимые жертвы культа игры.

Вопреки своим предыдущим постановкам в «Литургии ZERO» Валерий Фокин много шутит. Его Генерал (Сергей Паршин) – печальный старикан, трясущимися руками беспрестанно тянущийся к задику мадемуазель Бланш. Марию Луговую – после жесткой угловатой Гедды Габлер – в роли француженки Бланш просто не узнать. Комический персонаж, который не может решить, в какой момент лучше снимать трусики. Не улавливая, откуда дует ветер, она в прямом смысле слова набрасывается то на одного мужчину, то на другого. Прыжок, выпад ногой на бедро – и вот она уже крепко сидит верхом на том, кто, как она полагает, даст ей денег.

Французик Де-Грие в исполнении Тихона Жизневского – словно сошел со страниц Les Aventures de Tintin, старых французских комиксов про мальчика Тинтина и его фокстерьера Милу. Фокса у Де-Грие – Жизневского нет, зато имеется копна светлых нечесаных кудрявых волос, длинные ноги-карандаши и очаровательная улыбка не понимающего иностранный язык человека. «Фигляр!» – бросает ему брезгливо Бабушка. «Oui, madame», – вежливо соглашается Де-Грие, едва не садясь в книксен. Он преувеличенно беззаботно порхает по сцене с бадминтонной ракеткой. Он тот, кого не берут никакие жизненные невзгоды. Как-то все образуется, главное, все время соглашаться, улыбаться и кивать: «Oui, madame!»

Когда в нервных конвульсиях забьется проигравшийся в пух и прах игрок, когда его оставит любимая женщина, раздевшаяся от отчаяния донага, предлагаясь ему за 50 000 рублей, когда ситуация станет невыносимо мучительной, а в воздухе зависнет кисель человеческих мук, к этим двум несчастным существам подойдет спокойный элегантный господин с усами: мистер Астлей (Александр Лушин). Он укутает Полину в свое пальто, обернувшись напоследок в сторону Алексея Ивановича, достанет из внутреннего кармана пиджака мобильник и щелкнет его на память. Друзьям потом показать, в интернет выложить и похохотать над человеческой глупостью делать всю жизнь неверные ставки.

 

Катерина Павлюченко, театровед
Курс ЦБ
Курс Доллара США
92.75
0.313 (0.34%)
Курс Евро
100.44
0.546 (0.54%)
Погода
Сегодня,
22 февраля
четверг
0
23 февраля
пятница
+2
Слабый дождь
24 февраля
суббота
+2