Экономика

Кредитная история с географией, или Почему в России такие высокие учётные ставки

07 февраля 10:15

 

Почему российская экономика не соответствует потенциалу страны и что мешает исправить ситуацию? Многие специалисты полагают, что виной всему – кредитная политика Центробанка, который действует в интересах… Запада.

Российская экономика не то чтобы плоха, но совершенно не соответствует сырьевому, промышленному, человеческому потенциалу нашей страны. Согласитесь, трудно объяснить, почему, например, в стране, где производятся сложнейшие военные самолёты, не могут наладить выпуск куда более простых по конструкции гражданских лайнеров. Россия производит космические ракеты – кроме нас это умеют делать (причём хуже) лишь три страны. Но при этом мы не можем наладить выпуск телевизоров, сотовых телефонов, компьютеров. А ведь всё это на порядок проще, чем ракеты. Да что там говорить о сложной технике! Кожгалантерея и одежда, сельхозтехника и сантехника – всё сплошь импортное. С инженерной точки зрения такого просто не может быть. Есть много государств, которые прекрасно освоили выпуск технологически простой продукции (Турция, Китай, Бразилия, Индия), но при этом не в силах подняться к технологическим высотам. Обратных же примеров нет – за исключением России. Почему это происходит?.. 

 

Отвечая на этот вопрос, у нас уже более десяти лет повторяют как священную мантру одну и ту же фразу, которая, мол, всё объясняет: «Сырьевое проклятие!» Как вариант – «Нефтяная игла!». Дескать, при таких ценах на энергоресурсы и полезные ископаемые вкладывать деньги в другие отрасли никто и не хочет.

Извините, но это же полная чушь! Каким бы доходным ни был сырьевой бизнес, свободных мест в этом бизнесе нет: все месторождения закреплены за крупными компаниями. По сути, это закрытый клуб, который работает с государством, со своими банками, со своими вузами – и никому не мешает. Большие деньги, которые крутятся в сырьевом секторе, не оказывают никакого угнетающего влияния на другие отрасли. Может, «проклятие» в том, что государство, получая основные поступления от сырьевиков, на остальные отрасли, малый и средний бизнес попросту плюёт? Но любой руководитель (страны, региона) хочет стоять во главе процветающей и многоотраслевой системы, а не сырьевого придатка. Поэтому обвинения в сознательном зажиме экономики «сверху» попросту нелепы.

Так не обстоит ли дело ровно наоборот? Может, сырьевая рента не проклятие, а благословение? Нефтяные деньги через бюджет, через зарплаты, через заказы вливаются в экономику, обеспечивают спрос, позволяют создавать накопления. Говорить, что дарованные природой богатства – зло и источник проблем, может разве что фанатик-отшельник…

Но в чём правы критики существующей экономической системы – так это в том, что благословение это не срабатывает. Чем больше денег получает Россия от экспорта сырья – тем больше закупает импорта. Но не от лени. А потому, что импорт дешевле и по качеству лучше. 


Кто виноват, если не «нефтяная игла»?

Так кто же виноват в многолетнем экономическом застое, если не высокие цены на нефть? Назовём виновника, не претендуя при этом на пионерство. Его уже не раз называли такие известные люди, как глава Сбербанка Герман Греф, владелец «Базового элемента» Олег Дерипаска и другие представители крупного бизнеса. Виновник этот – Центробанк. Он же Банк России, он же Центральный банк Российской Федерации, он же ЦБ – тот, кто всегда был, как жена Цезаря, выше подозрений. Именно ЦБ, по образному выражению одного из экспертов, двадцать лет сосёт кровь из России. Причём – из лучших побуждений.

Собственно, причина фактического застоя, отсутствия инноваций, гибели некогда процветающих отраслей, жалкого состояния малого бизнеса состоит в одном: в стране нет дешёвых «длинных» денег, без которых бизнес существовать не может, – денег, которые можно получить под невысокий процент на достаточно длительный срок. А где взять эти «длинные» деньги? В банках. А у банков деньги откуда? Это, конечно, и сбережения граждан, и счета предприятий. Но по-настоящему «длинными» деньгами банки ссужает Центральный банк страны. Такова мировая практика. Так в принципе действует и наш ЦБ. Однако…

В стабильном и благополучном 2012 году инфляция в России была 6,6 процента, а ставка рефинансирования Банка России (процент, под который ЦБ выдаёт кредиты) – 8,25 процента. Почему? Ну, считается, что Центробанк не может рефинансировать коммерческие банки себе в убыток, маржу тоже ведь надо иметь. Однако та же мировая практика свидетельствует: ради стимулирования экономического роста страны центральные банки выдают кредиты не просто ниже инфляции, но даже под сугубо символический, а то и вовсе нулевой процент. Но только не в России.

Идём дальше. Получив от ЦБ кредитные ресурсы, коммерческие банки выдают их промышленности. Под какой процент? Герман Греф говорит, что «положительная ставка» (банкам тоже нужно на что-то жить) – не менее 6 процентов. В сумме (ставка ЦБ плюс ставка банка) – более 14 процентов. И это только для первоклассных заёмщиков, в надёжности которых у банка нет ни малейших сомнений. А для остальных (то есть не сырьевых компаний) эта ставка увеличивается до 16–25 процентов. Как справедливо заметил известный телеведущий и эксперт «НВ» Михаил Леонтьев, отбить такие ставки может разве что организация проституции и торговли наркотиками. Потому что нормальный честный бизнес имеет рентабельность 15–20 процентов максимум. Выше только у строителей (оттого у нас такое дорогое жильё), у монополий (потому в России постоянно растут тарифы), да у сетевой торговли (с её грабительскими наценками).

И как нашим учёным и предпринимателям реализовать свои бизнес-идеи в сфере тех же высоких технологий?.. Автору недавно довелось пообщаться с успешным российским учёным и бизнесменом Алексеем Ковшом, совладельцем компании «Оптоган», работающей в сфере высоких технологий. Алексей – петербуржец, но первый завод его компания построила в Финляндии, второй – в Германии. Я поинтересовался:

– Почему не в России?

– А кто мне в России даст кредит под 4 процента годовых? – ответил он вопросом на вопрос.

Европейские, американские, а также китайские, индийские и прочие предприниматели могут брать кредиты в коммерческих банках под 4–5, максимум 6–7 процентов годовых. Причём на длительный срок – на 3–5 лет. Им не нужно всё делать наспех и задирать цены. Поэтому их продукция и дешевле, и качественней нашей.

Конечно, жадность российских банков общеизвестна. Но в основе запредельно высоких ставок по кредитам лежит всё же ставка рефинансирования ЦБ. В результате российская экономика просто-напросто не имеет денег. А как же, спросите, военные корабли, ракеты? А очень просто. Оборонным отраслям не нужен кредит – они получают деньги по госзаказу. И только поэтому держат планку, только поэтому успешны на мировых рынках.

В ЦБ и Минфине (идеологически эти два органа очень близки) на упрёки в том, что высокая ставка рефинансирования душит экономику, заученно отвечают: мол, мы не виноваты, что у вас такая неэффективная экономика! И если дать ей дешёвые деньги (то есть понизить ставку), инфляция у нас будет, как в девяностые. Отлично… Остаётся только объяснить, почему все остальные центробанки мира в периоды спада держат ставку на уровне чуть выше нуля – иногда и вовсе её обнуляя.

В США ставка Федрезерва (аналог нашего ЦБ) в последние годы колеблется в диапазоне от 0 до 0,25 процента. В Японии – от 0 до 0,1 процента. А Европа задыхается от плохих долгов – и потому ставка Европейского центрального банка (ЕЦБ) составляет «целых» 0,75 процента! При этом многие считают, что она дико завышена и мешает восстановлению Еврозоны. Даже Индия, когда по ней ударил мировой кризис, установила ставку в 4 процента. В России же она, напомним, 8,25 процента. То есть российский ЦБ действует вопреки всему мировому опыту.


Почему ЦБ по сути вредит своей стране?

Почему же Банк России фактически работает против экономики России? На этот счёт есть разные версии.

Во-первых, конспирологические. Они сводятся к тому, что на самом деле позицию нашего ЦБ определяют теневые клубы международных финансистов. Ни подтвердить, ни опровергнуть эти версии мы не можем. Но есть и более простые объяснения.

Первое – историческое. Политика нашего ЦБ формировалась в период финансового и идеологического кризиса начала 1990-х. Инфляция в условиях стагнации производства достигала тысячи процентов годовых. Судьба бюджета зависела от того, выделит ли МВФ очередной кредитный транш, а МВФ, в свою очередь, ставил условие: обуздание инфляции путём сжатия денежной массы. Мол, меньше будет в стране денег – перестанут расти цены. Инфляция снизится – оживёт производство.

Другое объяснение – «бытовое». В ЦБ считают, что дорогой кредит – инструмент повышения эффективности экономики. Логика тут такая: чем больше денег придётся отдавать заёмщику, тем лучше ему придётся работать. Бытовым это объяснение можно назвать потому, что примерно так же ведёт финансовую политику в своей семье недалёкая, но властная жена. Она отнимает у работающего мужа все деньги, чтобы он, желая иметь хоть что-то на карманные расходы, пошёл на вторую работу. Потом отнимает и вторую получку: дескать, нужны деньги, пусть трудится сверхурочно. Что ж… В семье такой подход даже может сработать – если мужик не умрёт от переутомления или попросту не разведётся. А вот в стране…

Экономику, если упрощённо, лучше представить в виде крестьянского хозяйства. У одного крестьянина жена (домашний ЦБ) деньги выдаёт. Поэтому мужик может весной купить новый трактор, удобрения, элитные семена – и собрать по осени хороший урожай. У другого денег нет. Поэтому он ковыряет землю лопатой, удобрений не вносит, семена у него старые – и урожай в итоге никакой. Именно в ситуации этого второго крестьянина находится не только наш аграрный сектор, но и вся экономика. Причём её записали в ВТО и заставляют соревноваться с теми, у кого деньги есть.


Что дальше?

Тем временем сырьевики и монополисты, которые тоже не имеют возможности брать кредиты под нормальный процент (15 процентов – это, конечно, не 25, но и никак не 5 процентов), повышают цены и тарифы. И – разгоняют инфляцию. А это, в свою очередь, даёт ЦБ повод новый повышать ставки. Экономика работает всё хуже, правительству не хватает денег, и оно повышает налоги – и на бизнес, и на население…

Президент Владимир Путин, выступая в декабре с ежегодным Посланием Федеральному собранию, заявил:

– Нам нужны дешёвые и «длинные» деньги для кредитования экономики, дальнейшее снижение инфляции, конкурентные банковские ставки. Я прошу правительство и Центробанк подумать над механизмами решения таких задач.

Чем ответил ему ЦБ? Тут же оставил в силе свои абсурдные 8,25 процента. Мол, президент – президентом, но ЦБ по закону независим.

Как объяснить это глумление над здравым смыслом и собственной страной? Очень просто: нужно дать понять, что финансовая политика – это сложнейшая материя, недоступная уму простых смертных, что в ней разбирается лишь узкий круг избранных и все их действия полны священного смысла.

Но в таком случае покажите нам результат этой мудрой политики! Рост ВВП в жалкие 3,5 процента при рекордно высоких ценах на нефть? 70 дотационных регионов? Исчезновение целых отраслей промышленности?

Впрочем, Россия поистине великая страна. Если даже с финансовой политикой, выгодной только её конкурентам, она умудряется выживать и даже как-то развиваться.



прямая речь

«И пусть всё кругом сдохнет…»

Михаил Леонтьев, экономист, телеведущий:

– Только наш Центробанк повышает ставки в условиях торможения роста, в кризис. Притом что инфляция у нас зависит не от цены кредита, а от тарифов естественных монополий. Но пусть всё кругом сдохнет, а мы будем бороться с инфляцией. Таргетировать её, родимую. Потому что Центробанк у нас отвечает за инфляцию. И больше ни за что…

Главным фактором торможения экономического роста, по оценке Минэкономики, стало удорожание кредита и резкое замедление кредитования нефинансового сектора. При этом мы с вами знаем, как раздаются потребительские кредиты: ничего не надо! Только паспорт! Только возьмите! Не в том горе, что плохо кредитовать потребление, а в том, что целенаправленно кредитуется импорт. То есть чужое производство. А это вредительство. И кто за это ответит?

Главной законодательно закреплённой задачей политики Федеральной резервной системы США является поддержание экономического роста и максимальной занятости. Аналогичные задачи вменены центральным банкам всех развитых стран.

А наш – не отвечает. Ну не вменено ему! У нас экономическую политику практически полностью формирует Центробанк и Минфин. При этом за экономику, то бишь за экономический рост, они не отвечают. И что это он тормозится? Ну не странно ли?


«Наш ЦБ обязан кредитовать чужую экономику»

Николай Стариков, публицист:

– Центральные банки развитых стран кредитуют бюджет путём покупки государственных облигаций. А наш ЦБ российские облигации покупать не может – по закону. А вот американские гособлигации и ценные бумаги некоторых других стран может. Получается, Центробанк по закону обязан кредитовать экономики других стран. Причём вполне конкретных.

Кроме того, существует жёсткая привязка денежной массы внутри России и долларовой массы, которую Россия получает извне. А это значит, что мы уязвимы, – мы не до конца самостоятельны. Почему же ЦБ сохраняет паритет между количеством долларов в ЗВР (золотовалютных резервах) и общим объёмом эмиссии рублей? Потому, что любая страна, которая является членом МВФ, обязана обеспечить одномоментный обмен всего объёма своей национальной валюты на доллары и фунты из собственных золотовалютных резервов. Без этого не берут в МВФ. Без этого не возьмут в «цивилизованное человечество».

А в итоге денег в экономике России не столько, сколько необходимо для её нормального функционирования, а столько, сколько долларов лежит в кубышке Центрального банка. Сколько долларов выручили за проданные нефть и газ, столько можно напечатать собственных российских рублей. То есть вся экономика России искусственно поставлена в прямую зависимость от экспорта природных ресурсов. Вот почему при падении цен на нефть рушится всё и вся.


«Они лгут о причинах инфляции»

Олег Дерипаска, миллиардер:

– В России стоимость кредитов втрое выше, чем в той же Корее. Так кто же станет вкладываться в производство комплектующих где-нибудь на Урале? Мы пытаемся развивать экономику страны, не имея рынка ссудного капитала, пытаемся продвигать инновации. Пытаемся воспользоваться выгодами от вступления в ВТО, не догадываясь сравнить стоимость капитала в России и в странах, с которыми мы намерены конкурировать.

Что же до инфляции, то в России её истоки по своей природе не монетарные (напрямую не зависят от количества денег в обращении. – Прим. ред.). И это все знают. Об этом говорят даже аналитики Центробанка.

Руководство ЦБ не должно восседать в мягких креслах и рассказывать нам, что инфляция-де вызвана структурными проблемами… Причём они ещё и лгут нам относительно причин инфляции, стоимости капитала и стоимости кредитов в России.



 

 

Владимир Новиков, редактор отдела экономики «НВ»
Курс ЦБ
Курс Доллара США
62.52
0.387 (-0.62%)
Курс Евро
71.23
0.365 (-0.51%)
Погода
Сегодня,
26 июня
среда
+13
Слабый дождь
27 июня
четверг
+12
Умеренный дождь
28 июня
пятница
+14
Облачно