Общество

«Первостроители Петербурга» утрачены. Безвозвратно?

09 апреля 09:30

Тринадцать лет назад, в 2000 году, вандалы уничтожили памятник Санкт-Петербурга первостроителям, созданный архитектором Вячеславом Бухаевым и художником Михаилом Шемякиным, и до сих пор не предпринято мер по его воссозданию

Тринадцать лет назад, в 2000 году, вандалы уничтожили памятник Санкт-Петербурга первостроителям, созданный архитектором Вячеславом Бухаевым и художником Михаилом Шемякиным, и до сих пор не предпринято мер по его воссозданию. Андреас Шлютер, Жан-Батист Леблон, Доменико Трезини, Карло и Франческо Растрелли… Благодаря этим зодчим Петровской эпохи появились такие архитектурные сооружения, как Летний дворец Петра I и Большой Петергофский дворец, Петропавловский собор, Зимний дворец, Смольный собор… Могил великих градостроителей не сохранилось. А памятник в первозданном виде не просуществовал и пяти лет. Его останки в Сампсониевском саду – свидетельство нашего беспамятства и равнодушия…


«Дело бомжей»?

Из письма в редакцию «НВ» от коренного ленинградца, ветерана труда Александра Андреева:

«Памятник долгие годы стоит расхристанный, как красноречивый символ вандализма и нарочитого неуважения к памяти предков, к их тяжёлому труду и свершениям… Неужели мы, потомки, забыли родство и связь поколений, исторические традиции и предали забвению должное и благодарность первым строителям Петербурга?»

Александр Андреев передал в редакцию копию письма, отправленного им на имя президента России ещё в 2003 году, когда наш город готовился отметить 300-летие. Ответ, который получил Александр Михайлович из администрации президента, оказался всего лишь уведомлением, что его письмо «переправлено по компетенции на рассмотрение в администрацию Санкт-Петербурга». Андреев не раз обращался в комитет по культуре, к губернатору Санкт-Петербурга. Но, как он уверяет, «ничего не меняется, по накатанной схеме из вышестоящих инстанций письма направляются в нижестоящие, откуда высылаются лишь отписки».

Памятник первостроителям был задуман (и реализован) как гранитная сводчатая стена архитектурной мастерской с окном, которое, если хотите, можно рассматривать как символ «окна в Европу», а можно из него просто любоваться садом и вознёсшимися над ним куполами Сампсониевского собора. На бронзовом столе (отлитом в США) лежал первый план Петербурга, стоял подсвечник и череп – символ вечности. Рядом со столом был установлен бронзовый стул, выполненный по образцу голландской мебели XVII века. Даже расположение памятника выбиралось не случайно: именно здесь, вблизи Сампсониевского собора, в начале ХVIII века отвели место под городское кладбище со специальным участком «для иноверцев», где и хоронили многих первостроителей северной столицы.

Архитектурно-скульптурная композиция возводилась по личному распоряжению мэра Петербурга Анатолия Собчака, при его непосредственном участии и была открыта 7 октября 1995 года. (Это, кстати, далеко не первая совместная работа Михаила Шемякина и Вячеслава Бухаева в нашем городе. Четырьмя годами раньше, в 1991-м, на территории Петропавловской крепости появился памятник Петру I, а в апреле 1995-го на набережной Робеспьера был открыт памятник Жертвам политических репрессий.)

Анатолием Собчаком предписывалось: «…администрации Выборгского района принять на баланс памятник Первостроителям Санкт-Петербурга и осуществить благоустройство прилегающей территории», однако памятник остался бесхозным. А вскоре и раскуроченным – вандалы унесли весь металл: крест, стол со всеми атрибутами, стул. Срезали бронзовый медальон с портретом Петра Великого и восемь барельефов, вмонтированных в стену. Одна из основных, тогда ещё озвученных правоохранителями версий – «дело бомжей». Так ли это?

– Хищение было возможно только с применением грузоподъёмной техники и грузового автомобиля, – считает ведущий научный сотрудник отдела памятников и мемориальных досок Государственного музея городской скульптуры Екатерина Шудрова. – Стол и крест таких размеров и такого веса, что в карман или за пазуху не положишь. Бесшумно это сделать невозможно, тем более ночью. И если бы в саду патрулировали сотрудники милиции, ничего бы не случилось.

Петербуржец Александр Андреев с болью пишет и о том, что останки мемориала и прилегающая к нему территория давно уже превращены в «место выгула собак и распития спиртного». «Земля у памятника усеяна битым стеклом и пивными пробками, которые никто не убирает, – говорится в письме Александра Михайловича. – Такое позорище происходит несколько лет и никого не волнует. В ста метрах от станции метро «Выборгская» идёт бойкая торговля…»

Вячеслав Степченко, начальник пресс-службы ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, отказался давать корреспонденту «НВ» какие-либо комментарии, объясняя это тем, что «на столе у него не лежит никаких заявлений о расхищении памятника».

Кстати! Директор Сампсониевского собора Виталий Пятигорский берётся утверждать, что бронзовый стул долгое время хранился в 20-м отделе милиции, в подвале. Но когда Виталий Семёнович лично спустился в этот подвал, стула там уже не оказалось…

– Я обращался к начальнику отдела, но безрезультатно. Кому-то отдали или кто-то вывез для использования в личных интерьерах, это совершенно неизвестно, – говорит Виталий Пятигорский.

К чести милиции, следует сказать, что бронзовый стол (в отличие от стула!) был найден, он находится на хранении в «Северо-Западной дорожной компании».

– Мы занимались монтажом памятника, но мы ещё и реставраторы, – рассказывает президент ЗАО «Северо-Западная дорожная компания» Александр Гринцевич, – поэтому, когда в 1998 году случился акт вандализма, милиция то, что смогла найти, отдала нам. У нас ничего не пропадёт! У стола сломана перегородка, отпилен череп, он тоже у нас. Всё это мы можем восстановить. Другое дело, что авторские права принадлежат Шемякину и Бухаеву, нам нужно их разрешение. И нужен заказ – от администрации города. Если бы кому-то в городской администрации это было надо, то давным-давно уже начались бы работы. Это ведь не так дорого. Восстановление стола, например, выйдет на сумму до миллиона рублей. Нужно понимать, что наше отношение к историческому наследию – это показатель развития общества. Всюду говорят, что Россия потеряла национальную идею, а идея как раз лежит на поверхности – это историческая память.


Восстанавливать бессмысленно?

– Сегодня главная проблема даже не восстановление памятника, а его дальнейшая охрана в случае восстановления, – уверена Екатерина Шудрова. – Иначе смысла восстанавливать просто нет. Даже если спонсоры найдутся, памятник нужно охранять. Было предложение перенести его на территорию Сампсониевского собора. Мы поддерживаем это предложение, потому что так за сохранностью мемориала следить будет легче. Тем более что, по сути, памятник – некое надмогильное сооружение, а там часть бывшего кладбища. И вполне логично перенести памятник на территорию собора.

Директор Государственного музея городской скульптуры Владимир Тимофеев такого же мнения:

– Наш музей был одним из инициаторов открытия памятника первостроителям, я помню, как торжественно его открывали, – это было событие для города! Я поддерживаю инициативу его перенесения на территорию Сампсониевского собора, там стоят камеры видеонаблюдения. Акт мародёрства – это результат того, что мемориал оказался в неохраняемой зоне, притом что рядом станция метро. А что касается охраняемых памятников, могу сказать, что ходить далеко за положительными примерами не нужно. Стоит как новенький на Суворовском, 38, подаренный Украиной памятник Алексан-

дру II. Посмотрите, в каком хорошем состоянии памятник Ленину рядом со Смольным. Я согласен, что вопрос о воссоздании памятника первостроителям бессмысленно поднимать, пока не будет решён вопрос его охраны. И дело тут не в камерах наблюдения даже, поскольку они только фиксируют акт вандализма, но не предотвращают его. Дело именно в охране. И патрули здесь опять-таки ничего не решат. Лучший вариант – перенесение к храму.


Воссоздайте – защитим!

Директор музея-памятника «Исаакиевский собор» Николай Буров предлагает свои коррективы в вопрос перенесения монумента:

– В комплекс нашего музея сейчас входят четыре собора, включая Сампсониевский. Но мы всё-таки имеем в виду не перемещение памятника на территорию собора, а перенесение его ближе к территории собора, так чтобы мы смогли повесить камеры наблюдения и охрана, которая постоянно дежурит на территории собора, следила бы за ним. Безусловно, это поможет уберечь памятник. Но на это тоже нужны деньги. Мы готовы защищать, но не восстанавливать, мы и так восстановили памятник Петру I на Большом Сампсониевском проспекте за свой счёт. У музея ограничены средства. А защищать памятник до тех пор, пока Сампсониевский собор будет в нашем ведомстве, мы готовы. «Пока» – потому что в любой момент епархия может попросить собор в свою собственность, тогда он перестанет быть подведомственным нам памятником и мы перестанем нести за него ответственность.

Если говорить о воссоздании памятника, то сегодня дело на самом деле исключительно в деньгах. К тому же подготовка нового фундамента, разборка, перенос и сборка архитектурной композиции – затратные работы, и очевидно, что никто не хочет вкладывать значительные средства в бесхозный монумент.

Директор Сампсониевского собора Виталий Пятигорский уже не первый год занимается проблемой поиска спонсоров, и успехи, как оказалось, есть.

– Года два назад совершенно неожиданно группа компаний «Ленптицепром-Инжиниринг» вышла с предложением восстановить памятник первостроителям, и более того, у них был проект создания Аллеи славы строителей, – рассказывает Виталий Пятигорский. – С того момента, как поступило это предложение от «Ленптицепрома», мы с их сотрудниками сделали достаточно большую работу. Они создали проект памятника на новом месте и Аллеи славы. Мы согласовали всю документацию во всех инстанциях, было специальное заседание в комитете по градостроительству и архитектуре Петербурга. Мы согласовали место переноса к нашей ограде с Шемякиным и Бухаевым. Они одобрили. И честно говоря, я рассчитывал на какую-то очень оперативную работу, но в это время у «Ленптицепрома» появились финансовые проблемы. Они не смогли, к сожалению, выделить даже 200 тысяч рублей на то, чтобы создать фундамент в новом месте. Обидно, памятник очень интересный и очень деликатный, в отличие от других броских памятников Шемякина. Академик Лихачёв считал эту композицию самой удачной в Петербурге. Если с «Ленптицепромом» ничего не получится, нужно будет вопрос поднимать среди культурной общественности. Памятник первостроителям вошёл в реестр монументов, связанных с Петром, есть такой Конгресс петровских городов, который создаёт этот реестр. Может, через них действовать?

Генеральный директор группы компаний «Ленптицепром-Инжиниринг» Александр Фёдоров заверил корреспондентов «НВ», что все финансовые трудности будут решены в ближайшее время и уже этим летом начнётся процесс перенесения монумента. Дай-то бог!


от авторов

Тема вандализма, беспамятства и равнодушия, поднятая в письме постоянного читателя «НВ» Александра Андреева (за время подготовки материала Александр Михайлович не раз звонил в редакцию, интересовался, как идут дела с расследованием), не абстрактная. Памятник Санкт-Петербурга первостроителям (таково его официальное название) имеет конкретную прописку. А значит, есть и конкретные люди, от которых хотелось бы получить ответы на конкретные вопросы.

Как вышло, что у памятника не оказалось хозяина?

Почему он до сих пор не взят под охрану?

Неужели по горячим следам компетентные органы не смогли найти злоумышленников? (Может, их и не искали вовсе?)

Почему за тринадцать лет никто из чиновников как городской, так и районной администрации не озаботился судьбой мемориала? (Неужели чиновники не понимают, что это пятно не на их костюмах, а на репутации города?)

Кто сегодня, накануне 310-й годовщины Петербурга, возьмёт на себя полную ответственность за воссоздание и дальнейшую судьбу памятника первостроителям города, которым гордится мир?


из первых уст

Вячеслав Бухаев, архитектор:

– Я сделал проект переноса памятника. Мы хотели поставить его совсем рядом с собором, а в дальнейшем передвинуть решётку так, чтобы памятник оказался внутри территории Сампсониевского собора. Место уже было утверждено градостроительным советом, и всё уже было согласовано с директором собора. Должны были начать делать. Тем более что была договорённость с «Ленптицепромом». Этот холдинг ещё прошлой зимой собирался перенести памятник, но всё как-то застопорилось. Они же хотели сделать на старом месте Парк строителей и поставить новый памятник – современным строителям, чтобы была некая перекличка с современностью. Я даже предложил им эскиз, но они пропали. То есть теперь снова главный вопрос: кто возьмётся хотя бы перенести памятник? Гадать, бомжи разворовали или нет, собственно, уже бессмысленно. Хотя, с другой стороны, бомжи могли бы разломать, но не вытащить же рельефы и всё отпилить – это, конечно, делалось с применением техники и профессионально.

Мария Габелия, Владимир Желтов. Фото Александра Гальперина
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.43
0.179 (0.27%)
Курс Евро
75.39
0.003 (-0%)
Погода
Сегодня,
15 декабря
суббота
-6
Облачно
16 декабря
воскресенье
-6
17 декабря
понедельник
-17