Общество

Забрать все книги бы, да сжечь?

11 апреля

С полок магазинов может исчезнуть большинство знакомых многим россиянам с детства книг, поскольку они не отвечают новым требованиям безопасности

Издатели литературы для детей в шоке: новые требования к оформлению детских книг в одночасье отбраковывают шедевры детской литературы прошлых лет. Документ установил требования к шрифтам, плотности цветового фона и другим элементам книг, которые сильно устарели и идут в разрез с современными полиграфическими возможностями. Издательства уже обратились за помощью в Министерство связи и коммуникаций, и недавно чиновники, осознав масштаб проблемы, обещали изменить регламент и увеличить срок переходного периода.

Технический регламент Таможенного союза (он объединяет Россию, Белоруссию и Казахстан) «О безопасности продукции, предназначенной для детей и подростков» вступил в силу в июле 2012 года. На переходный период выделен год, получается, что уже этим летом проверяющие могут изъять из оборота в магазинах и библиотеках большинство популярных отечественных детских книг.

– Введение новых требований стало колоссальной проблемой для отечественного книгоиздания, – возмущаются в Российском книжном союзе, который объединяет издателей, распространителей, полиграфистов, производителей бумаги для книг. – Требования регламента сделали недоступными для российского читателя лучшие книги, накопленные целыми поколениями художников, редакторов, издателей, а заодно и лучшие западные образцы детской книги. Новые правила обедняют современную детскую книгу.

Кроме того, по словам издателей, описанная в регламенте процедура сертификации противоречива и не продумана. Её соблюдение, говорят специалисты, «может парализовать книгоиздательскую деятельность».

Самое интересно, что нормы регламента не «изобретали велосипед». Они отчасти соответствуют требованиям аналогичного российского технического регламента, принятого в 2010 году, и более старым СанПиНам по детским книгам. Но так сложилось, что до сих пор к старым нормам относились формально. Поэтому, говорят издатели, получить сертификат даже на не полностью соответствующую нормам книгу раньше было реально. Кроме того, не было массовых проверок сертификатов в местах продаж. Всё изменилось после принятия в прошлом году закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию» и закона о запрете усыновления детей американцами. Вдохновлённые новой госполитикой по защите детей от любой опасности, прокуратура и полиция начали проверять издателей и книжные магазины. К слову, отсутствие сертификата по новым правилам грозит полным изъятием тиража из продажи и штрафом до 1 миллиона рублей.

Правда, после возмущения Российского книжного союза федеральные чиновники пообещали доработать скандальный технический регламент и приблизить его к действительности. Только вот странно, что этой проблемой озаботились только сейчас, ведь документ появился на свет ещё пару лет назад.


авторитетно

«Издавать репринты российской и зарубежной классики станет невозможно»

Борис Кузнецов, глава детского издательства «Росмэн»:

– По этому регламенту мы, издатели, оказываемся виноваты, а практически все детские книги, которые сегодня находятся на рынке, оказываются нелегальными. Если полностью исполнять все требования регламента, то будет невозможно издавать репринты классики как российской, так и зарубежной, да и современные иностранные книжки, например серия Disney, окажутся под запретом. Регламент узаконил огромное количество правил и норм, в соответствии с которыми мы не сможем, например, переиздавать советские детские книги. Издатель не получит сертификат, если не будет соблюдён интервал между словами, который должен быть равен одной букве. Откройте любую книгу, хоть старую советскую, хоть современное западное издание, и посмотрите, как расположен там текст. Более того, если строго соблюдать такой интервал, то текст станет рыхлым, нечитаемым. В самом регламенте много нестыковок и непонятных моментов. Что касается книжек-раскрасок, то в них с этого года любая деталь не может быть меньше, чем 5 миллиметров в диаметре, таким образом, под запретом оказываются раскраски-комиксы, в которых много мелких деталей. Требования регламента – вещь, которая входит на книжный рынок детской литературы тихой сапой, и если ничего не сделать, то через полгода наступит паралич. Издатели детской литературы планируют в ближайшее время создать комиссию по пересмотру технического регламента.


«Иллюстрации всегда были делом дизайнеров и художников»

Мария Осорина, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии СПбГУ, эксперт в области иллюстрирования детских книг:

– Когда-то советские книги для детей, и прежде всего иллюстрации, считались одними из лучших в мире. Работы таких чудесных художников, как Владимир Лебедев, Юрий Васнецов, Владимир Сутеев и многих других классиков этого жанра, известны всем с детства. Их иллюстрации учили понимать мимику и жестикуляцию персонажей, развивали воображение и творческое мышление детей. Советские художники-классики, которые работали для детей начиная с 1920-х годов, на протяжении нескольких десятилетий вырабатывали принципы иллюстрирования книг для детей разных возрастов. И эти принципы были хорошо психологически обоснованы. 

Культуру книжной детской иллюстрации загубили у нас в 1990-е годы. Не последнюю роль в этом сыграли экономические интересы издателей. Большой урон нанесло внедрение компьютерной графики, из-за которой мимика, жесты и позы персонажей потеряли психологическую достоверность. Для детей это плохо, так как разглядывание эмоционально выразительных изображений нарисованных героев помогает детям научиться понимать внутренний мир персонажей через их внешнее поведение. Поэтому повышать полиграфическую культуру надо, но не такими способами, как предлагает новый регламент. 

Создаётся впечатление, что группа чиновников пытается зарегламентировать всё то, что никогда не регламентировалось и было делом дизайнеров и художников детской книги. Это всё равно что некоторые организации устанавливали бы дресс-код, определяя величину клеточек на рубашках и количество пуговиц.

Другое дело, что нужно по-настоящему совершенствовать содержание и качество детских книг. Для этого надо повышать как культуру книгоиздания и, в частности книжной иллюстрации для детей, так и культуру покупателей. Издатели могли бы получать разумную помощь, например, в виде профессиональной психологической экспертизы иллюстраций к детским книгам. Уверена в том, что психологический ликбез нужен и самим родителям. Должны появиться книги, рассказывающие о том, как стоит разговаривать с детьми о картинках, как их вместе разглядывать и анализировать, чем они могут быть интересны ребёнку.


из первых уст

«Перелистывая страницы книги, ребёнок смотрит мультфильм»

О культуре книгоиздания, о том, какими на самом деле должны быть детские картинки, мы решили поговорить с психологом, руководителем «Школы голоса и речи» Евгенией Шестаковой.

– Всё меняется. И культура книжной иллюстрации не исключение, она тоже является своеобразным зеркалом процессов, происходящих в нашей стране. Советские художники, которым было не до творческих экспериментов, придерживались, на мой взгляд, теории, что текст и картинка должны быть равноправны, а иногда художнику отводилась даже главенствующая роль. И тогда ребёнок, погружаясь в мир книги, видел реалистичные образы животных, живые эмоции детей и реакцию взрослых. Но была и другая категория художников, иллюстрировавших «книжки для чтения». В моей библиотеке есть книга Агнии Барто 1968 года издания. Невзрачные картинки, неясные образы, чёрно-белое исполнение – стиль того времени, 1960–1970-х годов. В 1990-е годы книг издавалось крайне мало, и чаще стали появляться «книжки-картинки». Возможно, это связано с тем, что взрослые более чувствительны к картинкам в детских книжках, то есть, чтобы стимулировать хоть какой-то спрос, рождались самые невероятные образы.

– Нужна ли современным издателям профессиональная психологическая экспертиза иллюстраций к детским книгам?

– Я считаю, что да. Интуиция и данные о продажах – это хорошо. Однако посмотреть на работу глазами ребёнка или, ещё лучше, глазами ребёнка сквозь призму опыта психолога – очень важно. Важно для того, чтобы понять, что для ребёнка значит тот или иной образ или подход к формированию образов, развития мышления. К тому же многие дети, возможно, никогда не увидят некоторых живых птиц, зверей, домашних животных. Между тем у них должен складываться реалистичный взгляд на жизнь, это им только поможет адаптироваться в будущем. Например, недавно моей дочке подарили игрушку – петушок (гребешок, шёлкова бородушка, масляна головушка – всё как и полагается). Однако в комплекте к петушку шли три пластмассовых яйца – жёлтого, красного и синего цветов. Вот и попробуй объясни ребёнку, что петухи и курочки выполняют разные функции в живой природе. То есть пусть образы будут яркими, интересными, понятными ребёнку, и тем не менее они должны быть правдивыми.

– Как ребёнок воспринимает иллюстрации?

– Как часть игры. И если игра интересная, ребёнок будет на 10–15 минут (если мы говорим о детях до 4–5 лет) полностью в неё погружён. Все дети разные, сейчас у очень многих малышей родители и врачи отмечают синдром дефицита внимания. Когда ребёнок не умеет сосредотачиваться и удерживать внимание. Дети стали более активными. И как раз простые, интересные образы будут помогать малышу в развитии.

– И какими же должны быть картинки?

– Сказочными, волшебными, красочными, чтобы образ оживал и был приближен к тому, что есть в реальной жизни. Заяц должен быть зайцем, а барсук – барсуком. И за счёт движений (картинок должно быть много!) передаётся живость, активность персонажа. Ребёнок, перелистывая страницы книги, как будто смотрит мультфильм. Его воображение должно работать над развитием истории и возможными поворотами событий в жизни героев, а не над разгадыванием ребусов – кто есть кто.

– Вы, как мама, которая хорошо ознакомлена с детской литературой, что можете сказать о современных книжках? Насколько они соответствуют детским потребностям?

– Мне нравятся книги таких издательств, как «Детгиз», «ЭКСМО», «Антураж», «Росмэн», «Планета детства». А из тех, что я не понимаю, пожалуй, могу выделить только «Проф-Пресс». Очень странные иллюстрации и вообще принцип оформления, такое ощущение, что картинки в книгах – это перерисовка диснеевских мультфильмов. Однако, когда читаешь фетовские строки: «Мама! Глянь-ка из окошка – знать, вчера недаром кошка умывала нос…», странно думать о русской зиме и вспоминать, в каком из мультфильмов видел того кота или мальчика… Хочется полного погружения. Поэтому детские книги должны быть самой лучшей литературой.


тем временем…

Владимир Шевченко боролся за документальность

Несколько десятилетий назад наши отечественные иллюстраторы успешно обходились без технического регламента. «НВ» удалось найти дочь известного детского иллюстратора Владимира Шевченко, создавшего за полстолетия фантастические картинки к 100 детским книгам и 50 диафильмам. Самые известные работы: «Сюн и Кунг» Виталия Бианки (причём сначала появились рисунки, а затем писатель создал текст, и в 1957 году вышла книжка), «Бородино» Михаила Лермонтова, «Павлик-фанфарист» Эдуарда Успенского. Владимир Шевченко родился в 1922 на Украине в крестьянской семье. Отец, говорит дочь художника, взял карандаш в руки в три года и с тех пор не выпускал его. Его учителями стали мама и брат, а рисовал он на чём придётся. Затем были годы обучения в Луганском художественном училище, прерванные Великой Отечественной. Позже Шевченко с отличием окончил графический факультет Института имени И.Е. Репина Академии художеств СССР. Художник много работал в жанре пейзажа, в основном в миниатюрном размере.

– Отец потерял работу после перестройки, – вспоминает дочь иллюстратора Галина Никольская. – Тогда стране было не до издания детских книг. Он всегда считал, что рисунки должны быть документальными, должны отражать жизнь. Папа изучал материал для будущих иллюстраций не только по тексту автора, но и в музеях, библиотеках. Все его рисунки были правдивы, ярки, сочны, красочны. Он не подыгрывал своим персонажам. Особенно любил рисовать животных. У них был характер, психологизм.

По словам дочери, Владимир Шевченко рисовал чем придётся – карандашами, мелками, красками, но делал это постоянно. Причём на иллюстрации для одной небольшой книги уходило до полугода. Одна картинка или эпизод мог создаваться несколько дней – художник откладывал его, потом возвращался вновь. В те годы не было никаких технических регламентов, картинка проходила внутреннюю цензуру – сначала у художника, потом у редактора. Владимир Шевченко передавал жизнь и не верил, что компьютерная графика может передать её лучше, чем руки художника.

– Отца не стало в 2008 году, он видел много современных детских книг и считал, что они потеряли красочность, детскость, доступность и правдивость, – считает Галина Никольская.

Софья Прокошева
Курс ЦБ
Курс Доллара США
70.04
0.08 (-0.11%)
Курс Евро
76.96
0.732 (0.95%)
Погода
Сегодня,
02 февраля
четверг
-2
03 февраля
пятница
-5
04 февраля
суббота
-5