Общество

«Забастовка эффективная, но крайняя мера»

30 апреля 10:28

 

Глава Федерации профсоюзов Петербурга и Ленобласти Владимир Дербин уверен, что профсоюзы помогают работнику стать партнёром работодателя, а не рабом

1 мая питерские профсоюзы по традиции пройдут колонной по Невскому проспекту, призывая трудящихся к солидарности в борьбе за свои права, а бизнес – к социальной ответственности. О том, что изменилось в их повседневной работе после распада СССР и насколько остро противостояние «буржуазии и пролетариата», «НВ» рассказал председатель Федерации профсоюзов Санкт-Петербурга и Ленинградской области Владимир ДЕРБИН.

– В СССР профсоюзы на общественных началах, по сути, выполняли государственные функции – управляли социальным страхованием, куда входили больничные листы, санаторно-курортное лечение, детский отдых, спортивные соревнования, – говорит Владимир Дербин. – После развала Союза эту функцию с них сняли. Главными направлениями работы профсоюзов стали вопросы занятости, зарплаты, охраны труда, детского отдыха и коллективно-договорного регулирования. Те же вопросы курируют профсоюзы в большинстве других стран. Отраслевые профсоюзы сохранились, вошли в Федерацию независимых профсоюзов России. Однако сами отрасли изменились: реальный сектор экономики ощутимо сжался, бюджетный остался практически неизменным, в сфере обслуживания число членов профсоюзов сократилось примерно вдвое. В итоге если в СССР доля членов профсоюза доходила до 85–90 процентов от работающего населения, то сегодня в Петербурге это около 44 процентов, или порядка 700 тысяч человек, объединённых в 5,5 тысячи первичных профсоюзных организаций. Для сравнения: в Германии в профсоюзах состоит около 32 процентов работающего населения. 

– Всегда ли работодатель соглашается на заключение коллективного договора?

– Сегодня по закону он обязан это сделать, если на предприятии создана первичная профсоюзная организация численностью более 50 процентов от штатного расписания. Без коллективного договора работник и работодатель по отношению друг к другу – это раб и рабовладелец, поскольку иных законов, понуждающих работодателя индексировать зарплату или улучшать условия труда, нет. При наличии же коллективного договора и профсоюзной организации отношения строятся уже как партнёрские. Если обе стороны выполняют положения этого документа, никаких посылов бастовать нет.

Профсоюзы на предприятиях поддерживают практичес-ки все экономические задачи, которые ставит перед собой работодатель. Какая его основная задача? Получение прибыли. Прекрасно! Единственное, в чём мы расходимся, – распределение этой прибыли. Если нет коллективного договора, полученную прибыль работодатель, как правило, кладёт себе в карман, а работникам в лучшем случае приходится довольствоваться маленькой премией. При наличии же коллективного договора стороны за столом переговоров решают, как распределить полученную по итогам года прибыль, сколько направить на соцпакет, охрану труда, модернизацию производства, а сколько может взять себе работодатель. Это и является предметом переговорного процесса и задачей профсоюзной организации.

Молодые работники, конечно, полагают, что самостоятельно со всеми трудностями разберутся и что профсоюзы им ни к чему. Но когда прижимает, когда возникают проблемы, начинают звонить, просить помощи. Приходится объяснять, что мы не благотворительное общество и действуем только в интересах членов профсоюза. Не хотите вступать? Тогда обращайтесь за защитой своих прав в государственные органы, в суд. Членство в профсоюзе – это определённая страховка спокойной работы.

– Кстати, о спокойствии: забастовка – эффективный способ отстаивания трудовых прав?

– Эффективный, но являющийся крайней мерой, когда иные не помогают. Чтобы правильно организовать забастовку, нужны профессиональные юристы. Последних может предоставить наша федерация. Ещё  до забастовки мы проводим переговоры с администрацией, создаём комиссию, куда входят представители прокуратуры, Рострудинспекции, профсоюза и т. д. Если все попытки договориться ни к чему не приведут, тогда уже можно объявлять забастовку в строгом соответствии с законодательством. Задача федерации – по возможности избегать такой крайней меры, как забастовка, и разрешать все сложные ситуации мирным путём. В нашем регионе нам удаётся совместными усилиями решать возникающие проблемы и снимать напряжённость. А вот история с Пикалёво или прошлогодняя предзабастовочная ситуация на Балтийском заводе  уже выходила за региональные рамки, поскольку владеют этими предприятиями олигархи, живущие за пределами Петербурга. Поэтому и потребовалось вмешательство федерального руководства. Сегодня социальная ситуация в Петербурге стабильна. Считаю, что абсолютное большинство работодателей в нашем регионе – социально ответственные люди, старающиеся избегать конфликтных ситуаций в своих трудовых коллективах.

– А вашей полноценной работе что-то мешает?

– Самая большая проблема –  защита председателя первичной профсоюзной организации на предприятии. В советские годы его нельзя было просто так уволить без согласия вышестоящей организации. Сейчас же такой защиты у него нет. Также наша страна, к сожалению, ратифицировала далеко не все конвенции Международной организации труда. На федеральном уровне ущемлены права федеральных бюджетников. Например, на эту категорию не распространяется региональное соглашение о минимальной зарплате, которая в Петербурге сегодня составляет 8326 рублей. Также только Санкт-Петербург и Ленобласть подписали соглашение о минимальной зарплате, в которую не входят премиальные и компенсационные выплаты. Все остальные регионы страны не могут пока договориться об этом, даже Москва. Региональные бюджетники оказываются более защищёнными и получают зарплату гораздо больше федеральных, которые составляют приблизительно пятую часть от общего числа работников этой категории. Пока преодолеть это противоречие не можем. Но такая проблема присутствует лишь в четырёх регионах России, поскольку в остальных, наоборот, региональные бюджетники получают меньше федеральных. И когда на этом фоне лишь четыре региона борются за повышение зарплат федеральных бюджетников, это не воспринимается в Москве как насущная необходимость. Очень больная тема – заёмный труд. Проект закона, запрещающий подобную практику, Госдума приняла во втором чтении. Заёмный труд – это практически работорговля. Мы с этой напастью активно боремся и уже нашли определённое понимание у правительства и большинства депутатов.

– На что в основном жалуются в профсоюзы рядовые работники?

– Увы, очень часто людей увольняют без соблюдения предусмотренных трудовым законодательством процедур. Кого-то ущемляют в премиях, кому-то объявили необоснованный выговор. Актуальная в недавнем прошлом проблема задержек выплат заработной платы совместными усилиями прокуратуры, Рострудинспекции, налоговой инспекции, администрации и профсоюзов сведена у нас к минимуму. Во время недавнего кризиса предприятия по-разному выходили из сложившейся ситуации. Где был коллектив сплочённый, там с работодателем договаривались, шли на временные меры. Самый выдающийся пример – это РЖД. Там 1,2 миллиона работающих в самый сложный для предприятия период приняли решение отказаться от части премии, чтобы не сокращать около 100 тысяч своих же товарищей. И полтора года они эту договорённость соблюдали, после чего ситуация выправилась, и премии работники стали получать в полном объёме. Это пока уникальный случай солидарности коллектива для России. 

Конечно, есть и плохие примеры, что греха таить… Но на большинстве предприятий ситуация без всплесков, каждый год профсоюз и работодатель договариваются, индексируют зарплаты, и поэтому их не слышно и не видно. Люди просто стабильно работают. В итоге сегодня на промышленных предприятиях есть средние зарплаты у рабочих и по 40 тысяч, и по 50. Резко поднялись и практически достигли среднего уровня доходы бюджетников. В целом зарплата в Петербурге индексируется минимум на инфляцию, и это уже неплохой показатель, несмотря на то что проблемы экономического кризиса существуют. Так что социальный климат и социальная ответственность бизнеса благодаря активности профсоюзов у нас сегодня на достаточно высоком уровне. Другое дело, что в малом бизнесе пока недостаточно профсоюзных организаций, но и этот сектор начинает потихоньку активизироваться. 


опрос «нв»

Нарушали ли когда-нибудь ваши трудовые права?

Виталий Милонов, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга:

– Я уже много лет не состою ни с кем в трудовых отношениях, так как работа депутата как такового трудового договора не предусматривает. И все свои трудовые права я нарушаю исключительно сам, когда работаю в выходные дни или отказываюсь от отпуска. В 1990-е годы, помню, когда я работал в одной из ныне не существующих партий, нам целых 9 месяцев не платили зарплату.

Егор Горулёв, бизнесмен:

– Ещё как нарушали! В 1990-е годы я был обычным наёмным работником в частной компании. Абсолютно отсутствовали чётко прописанные функциональные обязанности, ненормированный рабочий день был обычной практикой, о дополнительной оплате за переработку никто даже не заикался. В отпуск ты мог пойти не когда тебе захочется, а когда у фирмы будет возможность. Ну а с началом кризиса 1998 года и о повышении зарплаты пришлось забыть. Это стало последней каплей: я уволился и начал собственный бизнес.

Элла Полякова, председатель организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга»:

– Пожалуй, не нарушали. Во всяком случае, в суд по этому поводу я не обращалась.

Дмитрий Пучков (Goblin), кинопереводчик:

– Нарушали, но несильно. Например, первый раз я пошёл в оплачиваемый отпуск в 27 лет, а второй раз – в 33 года. В каких-то случаях так распоряжался работодатель, но иногда я и сам принимал решение остаться без ежегодного отпуска, поскольку хотел заработать. По всем другим моментам трудовых отношений мне всегда удавалось договориться с работодателем так, чтобы выгода была обоюдной. 

Фото Ильи Снопченко
Курс ЦБ
Курс Доллара США
66.26
0.521 (-0.79%)
Курс Евро
73.5
0.478 (-0.65%)
Погода
Сегодня,
22 августа
четверг
+15
Слабый дождь
23 августа
пятница
+17
Слабый дождь
24 августа
суббота
+17
Слабый дождь