Экономика

Финны бьются за металл

24 май 00:00

 

Зачем металлурги из соседней страны так основательно знакомили журналиста «НВ» со своим в общем-то стандартным производством

В Петербурге хватает металлургических производств – «Петросталь», «Ижорские заводы», а неподалёку, в Череповце, работает металлургический гигант вообще мирового уровня – «Северсталь». Но журналистов они почему-то к себе не только не возят, но даже не пускают. А вот их финские коллеги из компании «Руукки» (у нас она больше известна под прежним названием «Раутаруукки») пригласили нас в городок Раахе – чтобы показать, как они работают и что делают. Финские металлурги не рекламировали свои сорта стали – специалистам они и так хорошо известны. И не гордились технологиями – потому что в основе ещё советские технологии и советское же оборудование. Они просто показывали, что их металлургические предприятия работают. И в этом, по мнению автора, был глубокий экономический, отчасти даже философский смысл.

Экскурсия по комбинату оставила незабываемые впечатления… Нет, не в плане каких-то технических новинок. Кто был на наших металлургических предприятиях (или хотя бы смотрел фильм «Весна на Заречной улице»), может считать, что видел все предприятия данного профиля. Тем более что основное оборудование на комбинате  советское (финны о нём высокого мнения: оно работает уже несколько десятков лет). Конечно, сейчас сталевар не смотрит сквозь защитные очки в окошко домны или конвертера со сталью, определяя на глаз, дошёл ли металл, – все показатели выводятся на экран компьютера. И вместо рабочего, который специальной кочергой вручную пробивает глиняную пробку, чтобы выпустить расплавленный металл, сейчас с этой кочергой носится по цеху мини-трактор. Но вся компьютеризация и автоматизация, по большому счёту, тюнинг, а домны, конвертеры, коксовые батареи, копоть и пыль – неизменны.

Это огромное дымное и шумное хозяйство нам несколько часов показывали: водили по грязным железным мосткам вдоль конвертеров и прокатных станов, приглашали во все диспетчерские и пункты управления, подробно объясняли особенности производства катанного листа и штрипса – стальной ленты. Затем уже в административном корпусе столь же дотошно рассказывали об особенностях и областях применения высокопрочных сортов выпускаемой здесь стали.

Если бы автор этих строк был европейцем, то есть жил бы в Евросоюзе и варился в гуще его проблем, то, наверное, понял бы смысл этого мероприятия быстрее. До меня же он дошёл только к концу утомительного первого дня. Всё было задумано, повторю, не ради похвальбы.

Конечно, финские металлурги не прочь подчеркнуть достоинства своих сталей и то, как выгодно их применять. Например, в автомобилестроении использование высокопрочных конструкций из металлов «Руукки» позволяет на треть снижать вес грузовиков, что повышает их грузоподъёмность, обеспечивает экономию топлива и удешевляет перевозки. Стрелы кранов, подъёмные вышки, буровой инструмент, ковши экскаваторов тоже, понятное дело, выгоднее делать из стали, которой по весу требуется меньше, а служит она дольше. А как финны рассказывали о достоинствах своего оцинкованного или покрытого защитным полимерным слоем штрипса, из которого уже на другом заводе – в Хяменлинна – делают металлочерепицу и сэндвич-панели, вообще поэма. Но ведь всё это можно было узнать в ходе обычной презентации и осмотра выставочных образцов. Тем более что это и так не новость – «Руукки» имеет в России десяток представительств, которые достаточно успешно продвигают финские стали на наш рынок.

Никто из финских командиров производства – ни вице-президент Ярмо Кастелл, ни менеджеры Кари Салин, Тееми Саарнивуо и их коллеги – так и не сказал напрямую, зачем они два дня водили нас по цехам своих предприятий. Наверное, они думали, что нам всё и так понятно. Но мне эта цель, повторю, открылась только после ряда неформальных бесед в неформальной же обстановке. Насчёт последнего пункта финские металлурги ничем не отличаются от наших: комбинат в Раахе выкупил классическую финскую усадьбу-хутор XIX века, отреставрировал и использует её как свой дом отдыха, где после бани по-чёрному и ужина из народных блюд можно поговорить по душам.

Оказалось, финские трудящиеся действительно просто хотели показать, что они производили и производят реальный продукт – металл, причём делают его своими руками от начала до конца. И нисколько не стесняются того, что тем самым они изменяют принципам постиндустриальной экономики.


кстати

Финны затягивают пояса

Нам повезло с сопровождающим – Андрей Коков три десятка лет живёт и работает в Финляндии, сейчас он индивидуальный предприниматель, оказывает различные консультационные услуги. Впрочем, стал он предпринимателем вынужденно: фирма, в которой он работал системным администратором, приказала долго жить – как и масса других средних финских предприятий. Андрей охотно консультировал меня по текущей ситуации в финской экономике.

Мы привыкли считать финнов и немцев трудягами, которых нынешний европейский кризис обошёл стороной. Увы: вот уже три года подряд Финляндия имеет дефицитный бюджет. Многие предприятия и фирмы вынуждены переводить людей на четырёхдневную рабочую неделю – не хватает заказов. Но даже если компании средних размеров удастся найти работу, то, по словам Андрея, практически невозможно получить под заказ банковский кредит. Закошмаренные ошибками, которые допускал банковский сектор Юга Европы, финские банкиры сейчас дают деньги только под самый надёжный залог, коим всё ещё считается недвижимость. Поэтому у каждой уважающей себя финской фирмы её недвижимость заложена и перезаложена, так что больше деньги брать не подо что.

Средняя зарплата по стране упала до 2800 евро «грязными», а «чистыми» (то есть после уплаты налогов) выходит 2 тысячи евро. По российским меркам всё равно на жизнь среднему финну остаётся немало, но Финляндия не Россия. Ещё какие-то пять-десять лет назад наш северный сосед был европейским лидером по темпам роста ВВП, и финны видели своё будущее совсем в другом свете.

 

Энергетические разочарования страны Суоми

Город финских металлургов Раахе расположен на морском побережье, поэтому там в качестве неизбежной для Европы детали пейзажа стоят ветрогенераторы. Разумеется, я поинтересовался у одного из руководителей комбината (называть его имя в данном случае не стоит), какую экономию им даёт дармовая ветровая энергия.

– Мы ей вообще не пользуемся. Поставили генераторы по программе Евросоюза, от него же идут дотации за каждый ветряк, иначе бы их давно здесь не было, – сказал он.

Но вообще-то в кулуарах уже открыто говорят, что ветроэнергетика – это непомерно затратный и неокупаемый проект, пролоббированный заинтересованными фирмами.

С энергетикой связано и ещё одно разочарование – в выгодах внутриевропейского сотрудничества. В 2005 году на финской АЭС «Олкилуото» начали строить третий энергоблок. Услуги российских атомщиков тогда отклонили, конкурс выиграла французская компания. Работы должны были закончиться в 2009 году. Сейчас надеются, что блок достроят хотя бы в 2016-м. Его стоимость с первоначальных 3 миллиардов евро возросла уже до 7, а итоговая может достигнуть 10 миллиардов. Подрядчик вовсю использовал на стройке труд неквалифицированных гастарбайтеров из Восточной Европы, причём жестоко их «кидал» – хуже, чем у нас обходятся с дворниками-таджиками: при прибытии на место подписанные контракты выбрасывались в корзину, людям предлагали или соглашаться на мизерную оплату – заметно ниже официального минимума, или за свой счёт депортироваться обратно. Финские власти и полиция в шоке, но что делать, не знают. Многие жалеют, что не отдали этот контракт русским, которые и энергоблок построили бы вовремя, и на работу принимали бы самих финнов.

 

заметки на полях

Европа меняет философию

Согласно теории постиндустриального общества развитая страна, принадлежащая к «золотому миллиарду», не должна иметь у себя домны, конвертеры, блюминги и прочую тяжёлую индустрию. Её бизнесом является продажа финансовых, образовательных услуг, торговля, туризм, разработка новых идей, концепций. Традиционные виды промышленности согласно всё той же теории должны переводиться в страны третьего мира, застрявшие в индустриальной эпохе, – Тайвань, Россию, но в первую очередь, конечно же, в Китай. Чем США и Европа и занимались вплоть до кризиса 2008 года.

Финские промышленники, поддавшись общему тренду, тоже открывали новые площадки в Китае. И многим из них об этом пришлось пожалеть. Менеджеры «Рууккии» говорили об этом туманно и дипломатично.

На русский недипломатический язык это мне перевёл наш сопровождающий Андрей Коков: из Китая бегут. Решающий аргумент – китайцы не обеспечивают нужного качества. Не хотят или не могут – вопрос не в этом, но – не обеспечивают. .

Период китайской эйфории закончился. Китай, конечно, вторая в мире страна по объёму ВВП, но её конёк – это товары недлительного пользования: одежда, обувь, бытовая техника, а также ноутбуки, айпэды и прочая электроника, то есть всё то, что потребитель обычно меняет на новое через пару-тройку лет.

Но веру в концепцию постиндустриального общества подорвали не только проблемы с качеством в зарубежных филиалах. Начавшийся в 2008-м и всё ещё не окончившийся мировой кризис развеял иллюзию, что даже самая развитая страна может жить за счёт финансовых и прочих услуг. Точнее, так жить можно, но только до начала очередного кризиса, который наглядно покажет разницу между финансовыми инструментами и инструментами из добротной стали, например той, что выпускает «Руукки». 

Мы же продолжаем мечтать о постиндустриальном рае, не желая видеть, что не только маленькая Финляндия, но и США, и ведущие страны Европы объявили реиндустриализацию – они возвращают и восстанавливают реальный сектор, создают новые рабочие места, возрождают национальные бренды. 

Владимир Новиков, редактор отдела экономики
Курс ЦБ
Курс Доллара США
62.52
0.387 (-0.62%)
Курс Евро
71.23
0.365 (-0.51%)
Погода
Сегодня,
26 июня
среда
+13
Слабый дождь
27 июня
четверг
+12
Умеренный дождь
28 июня
пятница
+14
Облачно