Общество

«Главный критерий оценки архитектуры – чтобы было красиво и талантливо»

24 октября 11:24

 

Корреспондент «НВ» побеседовал о перспективах городской архитектуры, защите от градостроительных ошибок и многом другом с главой Союза архитекторов Санкт-Петербурга Олегом РОМАНОВЫМ

– Олег Сергеевич, много приходится слышать о некоем «особом пути» петербургских архитекторов. На ваш взгляд, соответствуют ли уровню и масштабам города те проекты, которые они сегодня предлагают?

– Особый путь есть, это так. Другое дело, что мы должны понимать, в каком направлении развиваться Петербургу. Недавно мы общались с известным испанским мастером Рикардо Бофилом и пришли к выводу, что наш город – самый европейский в России. Импульс его развития заложил ещё Пётр I, с тех пор он так и живёт – в смешении стилей. Ведь с самого начала здесь разрешили работать европейцам. Но я категорически против того, чтобы говорили: Петербург построен исключительно ими. Город создавался совместно великими зодчими Европы и России. Кстати, мудрый Рикардо Бофил со мной полностью согласился в этом плане. Нельзя взять и накрыть исторический центр колпаком, законсервировать его и никого туда не пускать! Я категорически против такого однобокого понятия города-музея. Петербург должен развиваться! Каждый век должен оставить в истории города свои неповторимые архитектурные следы. Но при этом, конечно, нельзя забывать о реставрации наших памятников. У нас их такое огромное количество, что хватит реставрировать ещё внукам наших внуков.

– Не получится ли так, что эта архитектура действительно оставит след в истории, но такой, что будущие поколения ужаснутся?

– Ни в коем случае. Приведу пример: у нас сейчас проходит выставка проектов для застройки квартала «Набережная Европы». Смотрю на эти работы и понимаю: появилась интрига! Кто-то ответил на призыв создать проект откровенным клонированным классицизмом, кто-то – сочетанием стилей. Лично я сторонник современных решений, но чтобы они ассоциировались с классическими петербургскими принципами организации пространства. Это высший пилотаж современной архитектуры, за этой концепцией будущее. Построить на территории исторического центра объект, который станет градостроительной ошибкой, сегодня, надеюсь, невозможно. Дело в том, что прошлые ошибки появлялись в городе без обсуждения на Градостроительном совете. Сейчас это невозможно. Любой ответственный проект выносится на градсовет. А уж мы в процессе обсуждения решаем, отчитать автора по полной программе или одобрить его творение, попросив доработать лишь некоторые детали. Думаю, что новые условные монбланы Петербургу не грозят, если не будет игнорироваться мнение профессионалов. 

– После того как градсовет начал активную работу, громких скандалов действительно почти не стало. Наверное, и с градозащитниками отношения у архитекторов улучшились?

– Вообще-то мы с ними по одну сторону баррикад, хотя многие и считают, что это не так. Мы ведь тоже стоим на страже того, чтобы в городе появлялась по-настоящему петербургская архитектура – качественные и талантливые проекты. То, что нельзя назвать иначе как поделками (а такие проекты иногда проникают в нашу среду), будем нещадно отсекать. Для того и существует градсовет и Союз архитекторов. С градозащитниками пытаемся находить общий язык. Многие вещи, на которые они обращают внимание, архитекторов тоже очень сильно волнуют, их точку зрения по ряду вопросов мы поддерживаем. Но иногда наши коллеги из градозащитных сообществ перебарщивают. Цепляются за какой-нибудь фундамент или стеночку, поднимают по этому поводу шумиху. А рядом по-настоящему ценный памятник гибнет – и никому до этого дела нет. Приведу пример: сколько копий сломано вокруг дома Рогова на Загородном проспекте! Но если посмотреть трезво, он ведь особой ценности не представлял. Ни внешне, ни по документам. Я видел архивные чертежи – заурядный дом! Но почему же градозащитники не обращают внимания, например, на Толстовский дом? Когда мимо него проезжаешь, слёзы на глаза наворачиваются, что происходит с фасадами. Стеклопакеты все разного цвета, там, где раньше было круглое окно, теперь квадратное… Вот здесь нужно бить во все колокола. Но почему-то тишина.

– Испорченные разноцветными окнами фасады – тема отдельная. Неужели нельзя штрафовать тех, кто самовольно меняет облик дома?

– К сожалению, это не так просто. Я однажды в КГИОП задал точно такой же вопрос. И выяснил, что ещё во времена Бориса Ельцина вышло распоряжение, по которому окна признаются частью квартиры. А внутри своей квартиры вы, как известно, можете делать что угодно, лишь бы стены несущие не сносить. Так что воевать с этими самостийными стеклопакетами и наказывать нарушителей рублём очень трудно. Необходима коррекция законодательства.

– Гораздо больше окон городские виды портят развлекательные заведения-дебаркадеры, которые стоят у центральных набережных…

– Совершенно верно, они в исторических районах абсолютно неуместны. К центру нужно подходить особенно трепетно, ведь это наша визитная карточка. Подобные заведения очень хорошо смотрелись бы где-нибудь на окраинах. Только там можно экспериментировать с так называемыми новыми городским формами.

– Попадают ли, на ваш взгляд, в этот список большие рекламные баннеры? Например, те, что установлены на доме напротив Летнего сада?

– Они тоже портят наши классические виды. Особенно сильно заметны огромные мультимедийные экраны. На фоне исторических памятников они смотрятся просто ужасно, и это никуда не годится. Хорошо хоть удалось убрать рекламные растяжки с Невского проспекта и других улиц. Помню, когда это произошло, в Петербург приехала группа московских архитекторов. Они нам реально завидовали и поздравляли с тем, что баннеры больше не загораживают вид.

– С центральной частью Петербурга всё понятно – здесь сплошь памятники. А вот в спальных районах всегда была другая проблема – безликие бетонные коробки. В последние годы здесь тоже начинает ситуация меняться. Вам нравится, какие решения предлагают архитекторы для окраин?

– Очень хорошо, что новые кварталы начинают друг от друга сильно отличаться. Почти каждый из них теперь имеет своё название, и архитекторы стараются выразить его, чтобы форма соответствовала ему. Но квартал кварталу рознь – попадаются и огромные «заборы» с 25-этажными стеклянными фасадами. Я надеюсь, что очень скоро мы придём к тому, что потребителей перестанет устраивать безликий панельный дом и они потребуют жильё «с лицом». Тут очень важно благоустройство квартала, инфраструктура. У нас ведь так много отличных специалистов по ландшафтному дизайну, нужно их привлекать.

– То есть вы считаете, что будущее за так называемым экодизайном? Когда же в Петербурге будут появляться так популярные в Европе зелёные крыши и стены?

– Единственная преграда на пути к этому – довольно высокая цена. Пока для России это слишком дорого, цена квадратного метра в таких домах окажется настолько высока, что жильё никто не купит. Но «зелёная архитектура» в мировом диапозоне к нам придёт в ближайшее время. За ней будущее.

– Раньше наше метро считалось одним из эталонов архитектуры, старые станции выглядят как дворцы. Вам не обидно, что сегодня зачастую в оформлении новых станций главную роль играет минимализм? Может быть, город должен уделять больше внимания этой теме?

– Очень обидно! Раньше почти каждая подземная станция обязательно становилась шедевром. Кстати, на их оформление, как правило, объявлялся конкурс. Архитекторы старались проявить свои лучшие художественные качества. Очень хотелось бы, чтобы эта традиция была продолжена. Нужно отметить, что художники в этом смысле работают активно, их привлекают регулярно.

– Речь идёт только о метро или о том, чтобы проекты всех городских строек проходили конкурсные процедуры?

– Обо всех речи не идёт, не всякого частника заставишь проводить конкурс среди архитекторов и выбирать наиболее качественный проект. Хотя, надо признать, многие частные компании прислушиваются к мнению экспертов в области архитектуры. А вот государственные объекты, мне кажется, в обязательном порядке должны выставляться на архитектурный конкурс, и жюри в этих случаях должно в большинстве своём состоять из профессионалов. В декабре, мы надеемся, совместно с КГА будут разработаны положения об архитектурных конкурсах и, возможно, их легализуют.

– Назовите лучшие, на ваш взгляд, современные проекты, реализованные в городе в последние годы.

– Не все согласятся с моим мнением, но я в первую очередь отмечу стройку в историческом квартале у Казанского собора. Это прекрасный пример того, как современное здание может сочетаться с историческими объектами. Там прекрасно подобрана внутренняя отделка, сочетающаяся с камнем храма. Другое дело, что сами арендаторы немного подпортили впечатление и разместили под сглаживающим переход от истории к современности стеклом рекламные банеры. Это, конечно, неприятно. Кроме того, отмечу здание гаража в Волынском переулке, оно построено в стиле северного модерна, дома на углу Шпалерной улицы и проспекта Чернышевского, комплекс «Иматра» на Малом проспекте Петроградской стороны. Если говорить о спальных районах, то это жилой комплекс «Пятый Элемент», он имеет своё лицо. В общем, есть у нас положительные примеры. Городу нужны разные архитектурные стили. Но самый главный критерий – чтобы было красиво и талантливо.

– А с каким городом Петербург ассоциируется лично у вас?

– Обычно люди называют Венецию или Амстердам. Но для меня ассоциация – это Париж. Когда я впервые попал туда, то был поражён, насколько французская столица чем-то похожа на наш город!

 

Комплекс «Иматра» на Малом проспекте Петроградской стороны также органично смотрится в историческом квартале



Жилой комплекс «Пятый Элемент» на Крестовском острове, по мнению специалиста, «имеет своё лицо»

 

Беседовал Никита Рубцов. Фото Александра Гальперина Алексея Лощилова
Курс ЦБ
Курс Доллара США
71.68
0.518 (-0.72%)
Курс Евро
87.33
0.479 (-0.55%)
Погода
Сегодня,
12 июня
суббота
+17
Слабый дождь
13 июня
воскресенье
+21
Умеренный дождь
14 июня
понедельник
+18
Облачно